Кавказский узел

27 серпня 2002 о 21:00 - 1606

Практически все время президентства В.Путина отношения России и Грузии нормальными назвать было никак нельзя. Все же Ельцин и Шеварднадзе были людьми одного круга… К тому же, в свое время, Шеварднадзе заступался за Ельцина перед политбюро. Для Путина все эти сантименты не имеют никакого значения. Разумеется, войны между Россией и Грузией не будет. Но только потому, что нынешние «сильные мира сего» не утруждают себя такой формальностью, как объявление войны.

Предыстория

Грузия является одним из наиболее пострадавших при распаде Союза государств. Тбилиси де-факто потерял Южную Осетию и Абхазию. Аджарское руководство чувствует себя довольно уверенно в отношениях со столицей, представляя собою нечто вроде удельного княжества.
В случае с Южной Осетией и Абхазией московский след уж очень заметен. Первая республика готова и де-юре объединиться с российской Северной Осетией (напомним, что осетины традиционно являются наиболее лояльным России народом на Кавказе), а Сухум настойчиво пытается добиться либо признания независимости, либо вхождения в состав РФ.
В свое время Шеварднадзе пришел к власти, отстранив от нее президента Звиада Гамсахурдиа, не без помощи Москвы. Безусловно, он воспринимался в Кремле как более адекватный московским устремлениям на Кавказе лидер. Но не зря Эдуарда Амвросиевича называют Кавказским Лисом. Прошедший школу еще советского МИДа, Шеварднадзе прекрасно усвоил расстановку сил в регионе и понял, что независимость Грузии может быть обеспечена только дистанцированием от Москвы.

Контекст

Шеварднадзе заканчивает свою политическую карьеру. Понятно, что его не может не беспокоить то наследство, которое он оставит преемнику. Отсюда нескрываемое желание Тбилиси дружить с НАТО, предложение американцам использовать радиолокационную станцию, попытки заменить российских миротворцев в Абхазии хотя бы украинскими, приют, предоставленный чеченским беженцам и «беженцам» в Панкиси, интриги вокруг основного экспортного нефтепровода и т.п. Апофеозом грузинского «диссиденства» стало прибытие в страну американских инструкторов в марте этого года.
Это по всем геополитическим традициям можно расценить как проникновение Вашингтона в зону еще недавно исключительных стратегических интересов Москвы.
Тем временем, в российском истеблишменте уже несколько месяцев муссируются довольно опасные идеи. Председатель комитета Госдумы по делам СНГ Борис Пастухов ратует за усиление российского фактического присутствия – экономического и гуманитарного – в абхазском и юго-осетинском регионах. В мартовском заявлении Думы «О ситуации в Грузии в связи с военным присутствием США на ее территории» было сказано, что «Государственная Дума считает возможным принятие российской стороной односторонних мер по обеспечению безопасности государственной границы Российской Федерации, в том числе и во взаимодействии с Абхазией и Южной Осетией». Политолог Никонов, известный своей близостью к Кремлю, озвучил мысль о том, что России ничего не стоит сделать так, чтобы на карте не было такого государства Грузия. Куда уж дальше…

Подтекст

Конечно, лагеря боевиков в Панкисском ущелье представляют опасность не только для россиян, но и для грузин. Тбилиси не питает большой любви к боевикам, которые помогали абхазам против грузинских войск. Если бы диалог шел в цивилизованной форме, то совместными усилиями РФ и Грузии проблема Панкиси была бы решена в течение нескольких дней. Но никто не заинтересован в быстром и радикальном ее решении – ни Москва, ни Тбилиси, ни Вашингтон.
Цель Вашингтона понятна – постепенно вытеснять Москву из постсоветских стран. Москва противостоять этому не в состоянии, но заинтересована в том, чтобы получить что-то взамен. Потепление отношений на оси Россия-США, фактическое признание Западом за Россией права вести себя в Чечне так, как она сочтет необходимым, вполне похоже на такой размен. Но сложность ситуации в том, что грузинская территория примыкает к Чечне. Кроме того, очевидно, что тут замешана нефть. Не случайно в самый горячий момент в начале августа заместитель официального представителя Госдепартамента подтвердил, что США поддержат строительство нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. В этом не заинтересована Россия, которая опасается конкуренции со стороны новой трубы своему нефтепроводу Баку-Новороссийск. Кроме того, стремительно теряя влияние в Средней Азии, Кремль не может позволить себе уйти и с Кавказа.
Исходя из изложенного выше, можно предположить, что разрешения ситуации на Кавказе в ближайшее время ожидать не приходится.

Поділитися: