Аналитик

13 травня 2003 о 21:00 - 1024

Итак, «промежуточный результат» обсуждения президентских предложений по конституционной реформе позволяет сделать некоторые выводы, которые можно объединить в три группы.

1.Возможно ли защитить свою свободу?

Первый вывод: факты не подтверждают мнения людей, утверждающих, что, мол, «ничего нельзя сделать», «бороться с системой бесполезно» и т.д.
Несмотря на то, что противодействие реформе было очень плохо организовано, Кучма был вынужден отказаться от некоторых более чем выгодных ему предложений.
Так, отказ от двухпалатного парламента ослабит поддержку Кучмы со стороны региональных, извиняюсь за выражение, «элит» (а то у нас некоторые уже размечтались, уже в официальных документах кое-каких организаций Приднепровья назывались фамилии будущих сенаторов, – не кандидатов, угодных этим организациям, а уже сразу – сенаторов, без всяких там выборов! Да ведь и предложение, чтоб сенаторов назначал Президент, прозвучало из Закарпатья вполне официально – а к предложениям из этого региона надо относиться серьезно, это заповедная вотчина футболистов, объединенных с Администрацией Президента).
Не обломилось. Не будет сената.
Пришлось отказаться от самого опасного пункта «реформы» – внесение изменений в Конституцию и законы прямо на референдуме – а как, наверное, хотелось! Вот, президент Рахмонов в Таджикистане – сразу пятьдесят поправок к Конституции внес на референдум, в том числе, чтобы его третий срок ПЕРВЫМ считался… И получилось. У Кучмы же не получится.
И сократить число депутатов до трехсот – специалисты в один голос говорят, что при том количестве законопроектов, которые ежегодно Президент и правительство вносят в парламент, такое сокращение серьезно затруднит работу комитетов, а потом позволит обвинить парламент во всех смертных грехах – этого тоже не будет.
И все это, повторяю, при плохо организованном сопротивлении.
Вообще, наша власть каждый раз, когда встречает отпор, пусть даже слабый (по-настоящему сильного она не встречала никогда), – начинает отступление. Предлагаю рабочую гипотезу: власть лучше, чем ее подданные, чувствует свою слабость.

2. А что осталось?

Осталось, признаем, немало.
Во-первых, и в-основных, остался сам факт реформы. Писал – и буду повторять: не знает история ни одного случая, чтобы правитель проводил реформу перед тем, как уйти на покой. Ни единого. Реформы всегда проводят в соответствии со СВОИМИ взглядами и, следовательно, сами же результатами и пользуются. Отсюда вывод: кто бы что ни говорил, но есть ТОЛЬКО ДВЕ ВОЗМОЖНОСТИ: или Кучма самый честный и принципиальный правитель за всю историю человечества, или он нацелился на пожизненное президентство. Я не случайно пишу «ПОЖИЗНЕННОЕ», а не «третий срок» – история, опять же, не знает НИ ЕДИНОГО случая, когда президент, продливший свои полномочия, ограничился бы одним сроком. Всегда одна и та же песня: «Эх, раз, еще раз, еще много-много раз!».
Замечу, что я выступаю против не только и не столько продления полномочий Л.Д.Кучмы: я против продления полномочий ЛЮБОГО президента, ибо история свидетельствует: к знаменитому изречению лорда Актона: «Всякая власть развращает, неограниченная власть развращает в неограниченных размерах» – следует добавить «и более всего развращает власть, неограниченная во времени». Да опять же: если один усидит на Банковой до конца дней своих, то и следующему того же захочется.
Осталось право назначения ключевых министров, что означает: у нас по-прежнему будет не премьер-министр, а помесь фигового листка с козлом отпущения, ибо министры слушаются того, кто их назначил на должность, а премьер, которому не подчиняются министры внутренних и иностранных дел, похож на человека со связанными руками.
Остается и право Президента распустить Парламент – в случае, если в нем нет фиксированного большинства – то есть в любой момент, ибо любое фиксированное большинство может быть сорвано (десятерых запугали, пятерых подкупили, лидер большинства в КАМАЗ врезался – абзац большинству). Именно поэтому ни одна конституция ни одной цивилизованной страны не требует наличия большинства.
Остается бредовое предложение о проведении выборов Президента, Верховной Рады и местных Советов – в один год.
Опять же, ни одно европейское государство не прибегает к одновременным выборам. Почему? А вы представьте себе армию, в которой одновременно сменили командующего, штаб и все штабы частей и соединений – будет она боеспособной?
Но, между прочим, самое интересное – не то, что исчезло из текста, и не то, что там осталось, – а новые положения…

3. Намеки тонкие на то…

В конкретном тексте предложений гаранта есть целая серия намеков, интересных, во-вторых, своей сущностью, а во-первых – тем, что это НАМЕКИ…
Как Виктор Гюго говорил о правительстве? «У льва не бывает лисьих привычек», или, попросту говоря, сильная власть вообще не прибегает к намекам, а уж в тексте Конституции НАМЕКАТЬ…
Над первым из этих намеков я ломал голову минут десять, а потом смеялся до слез. Президент предлагает изъять из текста статьи 102 Конституции слова «Верховной Рады Украины». То есть, сейчас значится: «Новоизбранный Президент Украины вступает на пост… с момента принесения присяги на торжественном заседании Верховной Рады». Кучма же хочет – просто «на торжественном заседании».
Перед нами, читатель, еще одно доказательство, что он в пожизненные правители метит. Хочется Леониду Даниловичу еще, еще, еще приносить присяги. Но у нас все-таки не Туркмения. И не Белоруссия. Кучма знает, что при любом составе парламента найдутся депутаты, которые не станут молчать – а в своей способности дать ответ он, видимо, сомневается – и мечтает приносить присягу на таком заседании, куда пустят только своих…
Нет, вдумайтесь, люди добрые: где это видано, где это слыхано – вносить поправку в конституцию из-за того, что ее гарант боится полемизировать с депутатами оппозиции?!!
Почти так же смешна ситуация в ст.88 – Президент предлагает лишить Верховную Раду права направлять ему, Президенту, запросы. (При царе Дума такое право имела). Хотел бы, чтобы кто-то из юристов, ратующих «за президентские инициативы», объяснил мне, какой в этой «реформе» смысл – кроме желания возвеличить себя и унизить парламент.
Серьезнее обстоит дело со ст.106 п.29. Здесь тоже Кучма хочет убрать слова «Верховной Рады» из предложения, гласящего, что Президент подписывает законы, принятые Верховной Радой. То есть в Конституцию вносится новое противоречие (как будто мало уже существующих!). С одной стороны, сохраняется положение о парламенте – единственном органе законодательной власти. С другой – предусмотрена возможность издания законов в обход парламента. Кстати, Кучма уже такое право имел в бытность премьер-министром. Декрет о трастах помните?
Дальше в лес – больше дров. Как известно, реформа предусматривает введение пропорциональной избирательной системы. Но в тексте поправок к ст.76 упоминается возможность, что будут выбраны не все депутаты, чего при пропорциональной системе попросту не бывает. История знает случай внесения поправок к конституции, когда в тексте было написано «пропорциональная», но толкование пропорциональности таково, что вышла система мажоритарная. Правда, тогда автором поправок был Бенито Муссолини…
И, наконец, последний намек. Страшный и чудовищный.
Всем известно, что в случае смерти или отставки Президента премьер-министр исполняет его обязанности. Менее известно, что такого и.о. нельзя сместить ни в порядке импичмента, ни даже если он сойдет с ума. Конституция предусматривает процедуру смещения только для полноправного Президента, про и.о. – ни слова. Пока срок для и.о. был установлен 90 дней, это было не очень страшно. Но, согласно «реформе», если смерть или отставка Президента произойдут в последний год его полномочий, то выборы проводятся в срок.
Таким образом, если Президента УБЬЮТ за год до выборов, то в течение целого года и.о. Президента может творить все, что вздумает, любые беззакония, и на него даже теоретически не будет управы. То есть, каждые пять лет премьер-министр будет подвергаться колоссальному искушению – ведь, имея год бесконтрольной власти, можно и следы замести, и победу себе обеспечить.
Леонид Данилович, никогда не назначайте автора этой поправки премьер-министром!
P.S. Статья уже была написана, когда Кучма заявил о возможности отозвать свой проект. Это, конечно, маневр – Президент бьет на жалость. Но это маневр, говорящий об угрозе провала: если вероятность победы велика, к ТАКИМ маневрам не прибегают. Считаю, что мои выводы остаются в силе.

Поділитися: