Полный мрак

22 квітня 2003 о 21:00 - 1022

Ой, ты смотри, страна, чего делается! А шуму! А крику! Оппозиция (без коммунистов) хотела с премьером Януковичем махнуть, не глядя, нужную ему программу на нужный демократии закон о пропорциональных выборах. А премьеру “не глядя” опытные люди махнуть не дали, а “глядя” махнули не всё обещанное, а половину голосов. Поэтому за программу правительства при помощи оппозиции пошло с перебором, а на закон о выборах – “дотации” от “більшості” не хватило.
Ну, пошли шуметь – кто за базар ответит? Кто, где, как, кому какое устроил “кидалово”, и спасибо, что еще не добазарились до “мочилова”.
А чего шуметь-то? Как будто для жизни имеет значение, как это всё случилось, кто кого, и кто “невестка”. Для жизни, на самом деле, имеет значение, какую информацию об этом получил Папа! А Папа получил информацию, что Дон, несмотря ни на что, опять вступал в сговоры с оппозицией, и если б она была побдительнее сама к себе, то силами двух десятков голосов большинства, по-честному организованных Януковичем (ну неужто кто-то думает, что “баба Катя” – это Зоя Космодемьянская, и 14 голосов ее “аграриев” – это партизанская вылазка против насилия оккупационного режима?) – могли решить исход голосования за такой ненавистный гаранту закон о выборах.
И то, как арбитр выдавил из себя признание факта – да, Янукович может быть кандидатом от власти, только пусть покажет, как он программу выполняет – это характерная прелюдия к новым интригам родом с Банковой. Наш гарант очень не любит, когда решает не он, а обстоятельства. Обстоятельства же таковы, что Дон раскочегарился, как угольный комбайн, и попер. Ну, не исключено, что и на “обвал”. Но я бы не торопилась заключать непредусмотрительное пари относительно его малых шансов. И прежде всего потому, что проблема гарантий безопасности нынешнего арбитра, которая заботит его больше всего на свете, не решается, как вынужден будет понять сам арбитр, внутри страны. Никакие законы не дадут ему безусловных гарантий. Самые надежные гарантии Кучма может получить от стратегических партнеров и желательно от двух “векторов” одновременно. Взамен чего? А ему торговать уже нечем. Поэтому только взамен непротивления их обоюдному согласованному выбору сменщика Кучмы. И сегодня такая перспектива, пусть и достаточно пока условно, проглядывается лишь у одной кандидатуры – у большого Дона. При этом можно повторить: с его стартовой площадки, с его кресла катапультироваться в президентское кресло успешней и беспроблемнее всего можно именно в короткие сроки, разово осчастливив чем-то народ, и немедленно, по горячим следам собственно-правительственных благодеяний, ловить миг удачи.
Поэтому, если рыжий не подозревает Дона в таких потаенных планах уже сегодня вечером – значит, он начнет его подозревать в этом завтра утром… То есть, я к тому, что ничего на самом деле не изменилось в стране. С программой, без программы, в рубашке, без рубашки, как, Украина, ни ложись, а все равно…
Мы интересная страна, народ. В государстве на прошлой неделе произошло одно событие, которое – единственное – имело право на всеохватный общественный интерес, приоритетное заполнение информационного пространства, широкий резонанс и острую дискуссию, переходящую в действия – от панически-нервной суеты в верхах до уличных манифестаций. Но ничего не случилось…
С первым ежегодным докладом Уполномоченного Верховной Рады по правам человека выступила Нина Карпачева. Вот как это выглядит скупой и сухой информационной строкой.
За последнее время к Уполномоченному обратились с жалобами на применение пыток работниками милиции 12 тысяч граждан Украины. Она высказала обеспокоенность «грязным нарушением неотъемлемых прав человека на жизнь» со стороны работников правоохранительных органов:
“В большинстве случаев избиение людей осуществляется оперуполномоченными – 52 процента, в помещениях именно райотделов, с целью выбивания признания в причастности к нераскрытым еще преступлениям. Я должна сегодня засвидетельствовать, к сожалению, что наиболее распространенными видами истязаний в Украине являются длительное избиение, применение противогаза или полиэтиленового пакета с лишением возможности дышать, электрического тока, подвешивание в наручниках и пресс-камеры. В ряде случаев истязания приводили к смерти, увечьям или тяжелым расстройствам здоровья задержанного или подозреваемого”.
По словам Нины Карпачевой, не иначе, как пытками, можно назвать пребывание в комнатах для задержанных и в изоляторах временного содержания. Условия пребывания там напоминают «эпоху средневековья», поскольку там отсутствуют санузлы, нет воды, и нередко в течение трех суток люди голодают из-за того, что им не дают пищи.
Карпачева напомнила, что Министерству внутренних дел было выделено 266 млн. грн. для решения этих проблем и улучшения питания задержанных. В то же время проверка установила, что из этих средств в Кировоградской области 43 тыс. были направлены на погашение задолженности личному составу и покупку продовольственных пайков, а в Николаевской области около 10 тыс. потрачены на еду служебным собакам…
Переполненность изоляторов связана с невзвешенным подходом к определению меры пресечения. Украина осталась мировым лидером по применению ареста как меры пресечения. Нина Карпачева отметила, что в Украине арестовывают 37% граждан, которым выдвинуты уголовные обвинения.
Больше трети всех обращений к Уполномоченному по правам человека касаются нарушения права граждан на судебную защиту. Как заявила Нина Карпачева, в прошлом году количество таких обращений выросло почти втрое.
Омбудсмен высказала неудовлетворение низким уровнем исполнения судебных решений в Украине. По ее словам, тысячи граждан, имея на руках судебное решение, годами не могут добиться их исполнения…
Количество обращений граждан Украины в Европейский суд по правам человека увеличилось. За пять лет в Европейский суд обратились 7 тысяч граждан. Украина в 2002 году впервые вошла в пятерку стран, граждане которых наиболее часто обращаются в Европейский суд…
Кроме того, “Уполномоченный по правам человека считает, что бедность является грубым нарушением прав человека, из-за чего становится невозможным и конституционное право каждого гражданина Украины на достаточный жизненный уровень для себя и своей семьи”…
Кроме того, многочисленные факты свидетельствуют о том, что закрепленные в ст. 42 Конституции Украины принципы свободы предпринимательской деятельности не обеспечиваются и “…опаснейшим со стороны должностных лиц государства является унижение достоинства предпринимателя, как человека, путем нарушения права на неприкосновенность частной собственности. К сожалению, не искоренен подход работников правоохранительных органов, по которому любой предприниматель априори есть преступник, относительно которого можно употреблять любые противозаконные действия”.
Кроме того, “в Украине отсутствуют эффективные механизмы контроля за недопущением вмешательства должностных и служебных лиц органов государственной исполнительной власти и органов самоуправления в избирательный процесс, что приводит к нарушению конституционных прав граждан на свободные выборы”…
Кроме того, профессия журналиста в Украине является одной из самых небезопасных. По словам Нины Карпачевой, в Украине существует цензура экономическая, административная и «цензура пули»… Массовыми стали избиения, запугивания журналистов, блокирование счетов изданий, аресты сотрудников СМИ, изъятие тиражей газет и книг, усиливается тенденция к монополизации СМИ. Нина Карпачева отметила, что ей постоянно приходится освобождать из-за решетки несправедливо арестованных журналистов…
Заключительное слово:
“Сделанный Уполномоченным анализ дает достаточные основания утверждать, что в Украине, вопреки имеющемуся демократическому законодательству в сфере прав человека, в условиях социально-экономического кризиса, падения общего уровня культуры и морали отсутствуют эффективные механизмы защиты прав человека, что приводит к массовым и систематическим нарушениям прав и свобод человека, а иногда делает невозможной их реализацию…”
Не Карпачева виновата, что каждый тезис доклада уполномоченного по правам человека вопиет: “Кучму – геть!”, “Долой полицейский режим!”
Но этот орущий фактами и выводами доклад, голо и страшно нарисовавший нам нашу реальность, потонул в виртуальном омуте, где на самом деле и обретаются, как болотные черти, “действующие лица и исполнители”.
А наше Оно почти в это же время рассказывало где-то “в греческом зале, в греческом зале” (и на том же пародийном уровне) что-то про “стратегическое направление в европейское сообщество, в евроатлантические структуры”.
И именно там, на саммите Евросоюза в Афинах, наш гарант выразил, среди прочего, свое непросыхающее желание еще раз послужить стране, народу и демократии на будущих президентских выборах: “Свое слово должен сказать украинский народ. Я только обещаю – и это я говорю без всяких эмоций или дипломатии – что я сделаю все, чтобы выборы были абсолютно открытыми, прозрачными, абсолютно демократическими. Чтобы люди могли сказать свое слово. А то видите, наши политики говорят: “Люди – это стадо баранов” и так далее”.
Скажи, народ, хорошо зная методы обеспечения режимом “абсолютно демократических” выборов – КамАЗы на дорогах, теракты с гранатами, прочие “спецоперации”, включая фальсифицированные тиражи газет и прочей печатной продукции, не говоря уж о построенном и включенном на полную катушку админресурсе – что ты должен подумать? Что гарант сам-лично держит весь мир за барана? Или что он совершенный дурак, который упорно требует вновь и вновь возвращаться к доказательствам его стремления к “абсолютной прозрачности”?
1999 г. Президентские выборы. Гонка приближается к финишу.
Кучма (Азарову): …Значить, в мене є до тебе кілька (визначень?). Ти повинен зібрати всіх своїх, блядь, податківців, до районів – не знаю, ну, хоча би обласних. І попередити: хто в районі програє вибори, так після виборів працювати не буде.

Кучма (по телефону министру внутренних дел): У меня Азаров. Значить, тут же є такий механізм роботи. У ніх практично на каждого председателя колхоза є справа. Їх треба в кожном районі зібрати, щоб начальнік міліції і начальник налогової служби… І сказать: хлопці, якщо не дасте, блядь, скільки, так сказать, скіки потрібно, то завтра всі будете там, де вам потрібно… Так, ну, треба зібрати, так сказать, і сказати: хлопці… Ну, окрім західних областей, не треба. А оці, блядь, центральних – Херсонська, Кіровоградська, Черніговськая, блядь, Черкаська… оці області всі. Да треба… І коли вони побачать, що разом з… Щоб вони чітко знали, гратись ми більше, блядь, не будемо. Я ж вчора на нараді про це сказав. Хай думає (сміх). Добре.

Кучма (по телефону главе СБУ): Милиция серьезно должна поработать, значит, налоговая… Надо, чтоб с каждым председателем колхоза, в каждом селе… приехал налоговик и сказал: дорогой товарищ, ты ж прекрасно представляешь сколько у нас материалов для того, чтобы ты завтра оказался в местах не столь отдаленных… А там же на каждого председателя колхоза можно найти более, чем достаточно… Так или нет? Наверно так. Поэтому милиция, значит, службы… все они должны, значит, распределиться и серьезно поговорить с каждым председателем колхоза. Это они, блядь, засранцы стараются, значит, устраивают… Село ж там голосует против.

Понимаешь, народ? После примера этой “демократичности” гарант обещает нам уже “абсолютную демократичность”. Во, пора-пора-порадуемся!
Заверения в стремлении к цивилизованным стандартам звучат особо убедительно после того, как Генпрокуратура, незаконно возбудившая “дело о прессе” по “уголовной” статье, села на жопу и мягко съезжает на ней – в лице главного начальника ГПУ Пискуна – с опасной темы. Ген-
прокурор Пискун решил, видимо, что ему и своих грехов для дыбы хватит, и чуть ли не пальцем показал прижучившим его социалистам на “главных юристов” с Банковой: мол, это они нагнули ГПУ на срамное уголовное дело против ряда региональных газет – преимущественно с перепечатками “Граней-плюс”.
К слову, народ, как стали все ко мне приставать! А почему это Банковая с Медведчуком пошли по региональной прессе, а не сразу по “Граням”? А почему это прокуроры всех трясут, а автора-антикучмиста Коробову не трогают? Я сначала пыталась логику включить, аргументом тонким аргументировать, а потом плюнула и всем отвечаю: ну любит меня Витюша Медведчук, лю-бит! Так ведь и я его люблю – какой секрет?
Вот ты скажи, народ: главный юрист, Главный Администратор, главный, можно сказать, разводящий в стране судится с социалистами и Александром Морозом за свою оскорбленную честь и достоинство – а никто, ни одна сволочь, ни одно эсдековское издание, ни один телеканал, ни одна бля информационно не поддерживает праведный гнев истца! Цензура, ёпсель-мопсель! И только я, его любимая, с него, любимого, с дела его глаз не свожу! Уже стороны в суде надысь позаседали – а тишина! Это что за отношение к яйценосному, я вас спрашиваю? Какая сука своими темниками запретила прессе “работать” резонансное “дело”, имеющее общественно-политический интерес? Возмущена и протестую!
Так вот, страна, больше некому, кроме меня, за Витюшу порадеть и предмет его хлопот тебе напомнить. Судится Виктор Владимирович с Соцпартией и Александром Морозом за прокат на Демфоруме 15 сентября 2002 года видеоролика “Оцифрованная правда”.
Глава АП, то есть, гражданин Медведчук в исковом заявлении извещает, что не соответствуют действительности и порочат его следующие “сведения”:
-“Небезопасно допускать Медведчука к власти. Он характеризуется как самый жестокий, то есть человек, который не имеет никаких преград”;
-“Мы такую справку нашли по университету, что он получил 206 статью 2 и 141 – грабеж и хулиганство, 8 месяцев отбыл на свободе” (в местах лишения свободы – авт.);
-“Еще они Сумское объединение приватизировали за бесценок… …75 миллионов гривень выкачивают наличными с облэнерго, причем как подъезжают: ставят, не даешь 98 процентов – значит, расстреливают”.
Как ты думаешь, страна, что в первую очередь должны были сделать адвокаты, представляющие в деле интересы Соцпартии? Правильно, они так и сделали. Защита ответчика в письменных пояснениях суду замечает, что “все оспариваемые истцом фрагменты не являются выдумкой авторов видеоролика “Оцифрованная правда”: это дословное воспроизведение слов собеседников – Президента Украины Кучмы и бывшего министра внутренних дел Кравченко в их разговоре 29.05.2000 в кабинете Кучмы, который был записан Мельниченко…” При этом ни Кучма, ни Кравченко публично никогда не опровергали факт этого разговора. Впрочем, как не подвергает его сомнению и истец Медведчук. А “источником воспроизведения этого разговора” являются материалы временной следственной парламентской комиссии. И глава этой комиссии Григорий Омельченко в ответ на ходатайство адвоката Полуденного уже предложил суду Шевченковского района допросить его, как свидетеля, и приобщить к делу аутентичный экземпляр видеофильма “Оцифрованная правда”, поскольку в копии, фигурирующей в суде, представителем Соцпартии обнаружены “расхождения текстов оспариваемых фрагментов”. Ну, разумеется, и Николай Мельниченко готов дать показания суду… А то, что в деле теперь уже фигурируют материалы, на основании которых паном Чобитом писалась широко известная книжка “Нарцисс” (гнусноватая, на мою голову) с малоприятным копанием в юношеских шалостях отсидевшего 66 суток, но сумевшего выпутаться из уголовного дела и срока в два года, правильного комсомольца Медведчука, – это, может, даже хорошо, да, Витюша? Это как-то уравнивает шансы с кандидатом Доном – ныне ж в Украине новая мода: кто параши не нюхал, тот, вроде, и в президенты (от власти) не ходок.
То есть, процесс пошел, и хорошо пошел, страна! Кто ищет себе на жопу приключений – тот их находит. Адвокаты Медведчука после первого судебного заседания взяли время на ознакомление со всем, что предложила “противная” сторона. А “противная”, ну очень противная сторона, в своих письменных пояснениях суду затронула тему, которая особо интересна на фоне тлеющего в потенциале украинского скандала по очередному “делу о прессе”, безосновательно возбужденному Генпрокуратурой.
“Свобода выражения взглядов составляет один из основных устоев демократического общества. Он касается не только той “информации” или тех “идей”, которые воспринимаются позитивно или считаются неоскорбительными или несущественными, но и тех, которые вызывают обиду, гнев или возмущают, – таковы требования плюрализма, терпимости и открытости, без которых не существует “демократического общества” (цитата из одного из решений Европейского суда по правам человека).
Чтоб ты понимал, народ. К примеру, я пишу: “Рыжий – беспробудный и беспросветный”. Что должно происходить в демократическом обществе, если рыжий с этим не согласен? Он не выдергивает у Генпрокуратуры матку, не отрывает Пискуну “пищалки”, а идет в суд восстанавливать потревоженные честь и достоинство, требуя сатисфакции за “распространение неправдивых сведений, не соответствующих действительности”. Суд, конечно, может сказать, что “рыжий – беспробудный и беспросветный” – это не “сведения” и даже не информация, а оценочное суждение, взгляд, субъективное отношение ответчика к истцу, и свободно выражать свои оценки, мысли и отношение – это неотъемлемое право свободного человека в демократическом государстве, и ограничение в распространении оценочных суждений признается Европейским судом по правам человека нарушением самой свободы взглядов и, соответственно, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Но если суд отнесется к выраженному публично мнению “рыжий – беспробудный и беспросветный” как к факту, который может соответствовать действительности, а может и не соответствовать, и в ходе судебного разбирательства поставит целью прояснить этот сложный вопрос, тогда ответчик – я, то есть – должна буду предъявлять доказательства, подтверждающие, что “рыжий – беспробудный и беспросветный”. И фиг с ним, что это будет абсолютно не по-европейски, потому что “рыжий – беспробудный и беспросветный” – это не сведения, а выношенная мысль, отношение, не подпадающее под статьи ни Гражданского, ни, тем более, Уголовного кодекса. Зато кайфу! Себе и людям. Чего доказывать, что “рыжий – беспробудный и беспросветный”, я бы просто представила суду один из последних перлов – со встречи с харьковскими студентами, где гарант заявил, что «Мороз не может без грязных мер, сколько он сделал зла для Украины, столько нашествие монголов не сделало».
Ну, спрошу я, граждане судьи – это умный?! Мало – нет, так еще и, гляньте, заклинило уже не только на Морозе, эта болезнь древняя, хроническая, но что ему татаро-монголы сделали?! И пхает он это “иго”, куда и не пхается. В тему Европы и нашего парламента, например, который плохо к Европе приближается: “Так иногда думаешь, что эти монголы раньше поняли, раньше объединились вокруг своей цели, чем мы, не сделавшие выводов из 300 лет под игом монгольским. И ошибки снова же делаем, не говоря уже о других империях. Поэтому вот так, а что дальше делать – оно понятно”. А? Я и говорю: мрак. Полный.
Так я для чего об этом? А, наверное, мне просто не хочется прямо сказать Витюше Медведчуку то, что всегда хочется сказать гаранту, пребывающему, как правило, в телячьей ситуации: обосрался – и стой. Молча. Не дергаясь. Не надо дерьмо взбивать – объем увеличивается. Можно не вынырнуть. Глянь, гарант говорит Би-би-си про “кассетный скандал”, как про тормоз на пути в Европу: “Мало сказать – «затормозило». Такое «бревно» впереди нашего, так сказать, паровоза поставили, что и переехать нельзя. Мы все время его перли, перли – и пока что до конца не сдвинули…” Мама, центр Европы…
А вообще нормально: если суд в деле “Медведчук против Мороза” окажется независимым, это будет, наконец, прецедент: первое судебное дело в Украине, где фигурируют пленки Мельниченко. Блин, может, в этом и цель, а ты, страна, по-прежнему не веришь, что главный эсдек – лучший друг оппозиции?

Поділитися: