Напрасные тревоги?

08 квітня 2003 о 21:00 - 1049

“Ничто на Земле не проходит бесследно”. Или память хранит все, что мы совершаем, или последствия нашего поступка касаются нас раз за разом. Командировка в Гуляй-Поле осталась в памяти потерянными там перчатками, ощущением холодной безнадежности от непроходимых льдистых дорог, от разваленного хозяйства, от глухой обиды и отчаяния моих собеседников.
Ситуация с птицесовхозом “Украинский” до боли напоминала ситуацию с Украиной – вдребезги разворованное хозяйство, неизвестно куда ушедшие деньги и материальные ценности, обнищавший отчаявшийся народ, полное отсутствие виновников.
Ну, написал я об этом (см. «ЛИЦА» №5 от 29.01.03., «Земля тревоги нашей» – ред.), как обычно, писал с тяжелым чувством, что ничего не исправишь, что написанное канет, как камень в пропасть – без ответа, без реакции, так сказать, заинтересованных сторон.
Но одна заинтересованная сторона отреагировала, причем совершенно не та, что я ожидал, – труженики птицесовхоза написали в редакцию гневное письмо (см. «ЛИЦА» №10 от 05.03.03., «Тревоги нашей земли» – ред.) о том, что все, написанное мной – ложь и клевета, и потребовали привлечения меня к уголовной ответственности. Очень было обидно. Но недолго, практически пока я читал письмо. Отложив его в сторону, я подумал о том, что уж больно оно неофициальное, – нет вступления типа “Мы, трудовой коллектив, собравшись на митинг, посвященный злобной провокации…”. Как будто люди после работы собрались поговорить о жизни и, возмутившись, решили написать письмо в редакцию. Мой жизненный опыт подсказывает мне, что если люди и собираются после работы поговорить «за жизнь», эти разговоры в письма обычно не выливаются.
Вполне возможен и другой вариант, – руководство птицесовхоза, которого задела эта статья, поручило какой-нибудь даме, не особенно отягощенной совестью и интеллектом, написать данное письмо и собрать подписи.
К сожалению, у нас до сих пор это делается просто. Не нужно никому угрожать ГУЛАГом или священной ненавистью всего трудового народа, нужно просто намекнуть, что начальство обидится, если твоя подпись не будет поставлена, и человек готов подписаться по чем угодно – под письмом в защиту Бен Ладена, под письмом против международного терроризма, под письмом против или в поддержку любого народного депутата или кандидата, за новую Конституцию, за старого президента… В общем, все мы знаем цену этим письмам с массой подписей, но в то же время делаем вид, что они и в самом деле волеизъявление народа. А что делать – письмо есть, подписи реальных людей есть…
Так вот, казалось бы, вина за такие письма ложится на тех, кто их пишет. “Горе тому, кто соблазнит единого из малых сих, лучше было бы надеть ему жернов на шею и ввергнуть в воду”, – говорил Христос. Но в то же время, если ты подписываешься под письмом, которое представляет тебя как тупое покорное быдло, то ты и в самом деле – тупое покорное быдло, – а куда же деваться? – ты же сам подписал. Пусть под угрозой увольнения с работы, потери постоянного источника существования, но ты сам подписал.
То, что это письмо появилось на свет, настолько задело меня, что я впервые в своей журналисткой практике использовал в своей статье по этому поводу не ненормативную даже, а табуированную лексику.
Мы никак не поймем, что никто, кроме нас, кроме каждого из нас, не вытащит нас из сегодняшнего положения. Да, всегда будут пассионарии-правдолюбцы, которые буду бороться за ваши права, отстаивать ваши интересы ценой собственного благополучия, но власть легко возьмет их к ногтю под единодушный вопль толпы: “Распни его! Распни его!”. Это сейчас коллектив требует уголовной ответственности тем, кто “пишет и публикует подобные статьи”, но от этого совсем маленький шаг до митингов под плакатами “Смерть изменникам Родины!”, или “Оторвем оппортунистам их собачьи головы!” – это мы уже проходили.
Но 15 лет свободы, к счастью, не прошли даром. Я опять поставил крест на Гуляй-Поле, опять это село и его люди отошли в область неприятных воспоминаний, но тут пришло еще одно письмо. Опять из Гуляй-Поля. Люди с трудом, но нашли “Лица” со статьей “Тревоги нашей земли”, узнали, что их подставили фальшивым письмом, и написали мне, рассказав, как и кем было инспирировано предыдущее письмо, выразив сочувствие и понимание нашей редакции и мне лично.
Вот если от писем, созданных бессовестным, уверенным в своей безнаказанности начальством и подписанных покорным быдлом, опускаются руки и возникает вопрос: «А на фига вообще все это, все эти статьи, расследования, конфликты, постоянное противостояние прессингу властей?..», то вот такие письма дают глоток чистого воздуха, убеждают, что не все потеряно, что “ще не вмерла Україна”.
И в самом деле, жизнеспособность нации определяется не наличием быдла – оно есть везде, а наличием людей с совестью и честью, готовых отвечать даже за чужие поступки.
Вы знаете, я все больше убеждаюсь, что Гуляй-Поле – это все же маленькая модель Украины. Вдребезги разворованная страна, попавшая под власть коррумпированного криминального клана, страна, где практически все виды народного волеизъявления – референдумы, выборы – стали фикцией, эта страна еще имеет пусть небольшую, но часть нормальных людей, людей, не потерявших честь и совесть.
Сейчас в бюджетных организациях, на предприятиях проходит сбор подписей в поддержку обращения Президента о конституционной реформе. Люди, конечно, ставят свои подписи, – им тонко или грубо намекают, что речь идет о лояльности и по отношению к работодателю.
Ну, соберут в очередной раз подписи. Никто из серьезных людей не поверит во всеобщий “одобрямс”. Но просто мы еще раз заявим самим себе и мировому сообществу: “Да, мы быдло, мы покорное стадо, которое тупо идет за любым пастухом, была бы у него в руке плеть”.
Мы уже довольно далеко зашли, пути назад нет, но можно просто остановиться, подумать и, может, пойти в другую сторону.
Не по воле пастуха, а по своей воле.

Поділитися: