А мы еще споем…

08 квітня 2003 о 21:00 - 1093

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Здравствуй, страна! Здравствуй и прощай! Не забуду тебя, мать родную! И ты меня не поминай лихом! “Таню бросили на нары, щелкнули ключом. Ты играй, моя гитара, говори еще”.
А чего, запросто.
Вот почему в государстве полная жопа? А потому, что закона о клевете нету. И все говорят: «Жопа». Некоторые еще и пишут. А сажать за это нельзя, нельзя сажать за слово. Отменил парламент эти “уголовные” нормы, послав как бы намек цивилизованному миру, что Украина все-таки демократизируется. И цивилизованный мир очень даже радостно это приветствовал. Хотя по-прежнему устами международных правозащитных организаций бомбит украинский режим, прямо указывая, что Администрация Президента Украины открыто нарушает свободу выражения мнений, и потому надо, чтобы Евросоюз “увязывал” развитие отношений с Украиной “с реальным прогрессом в обеспечении свободы самовыражения”: “Евросоюз должен настаивать на систематических и реальных мерах по предупреждению и пресечению цензуры, а также по искоренению практики административных и юридических санкций в отношении телеканалов и других СМИ, притеснений и насилия в отношении журналистов” (УП).
Ага. Ну вот, на фоне этого и других обнародованных докладов о ситуации со свободой слова и печати в Украине, очень, как всегда, своевременно, на свет выползает очередное украинское “дело”.
Не, сначала “краткое содержание предыдущих серий”.
Ты, народ, знаешь, что такое Пискун? Пискун, народ, это страшная сила. Еще б перышко… не, лучше моторчик – Карлсон отдыхает.
Он недавно с парламентской трибуны проект закона о клевете протаскивал. Ну, он до этого в своих интервью мылился с этой темой так настойчиво, что все поняли: Генпрокурор ощутил, видимо, некоторую неполноценность от того, что за слово нельзя определять на нары. В принципе. А если б можно было, уж он бы знал, как этим дышлом распорядиться. И потому Пискун самолично свою неудовлетворенную страсть в виде проекта закона снес в парламент.
Но на этом генпрокурорское рвение не закончилось. Пока то да се, пока проект рассмотрят, да, поди, провалят, надо найти другой инструментарий для посадки особо говорливых. Нашли! Эврика!
“Генеральной прокуратурой Украины расследуется уголовное дело №49-1120, возбужденное по фактам публикаций в средствах массовой информации, брошюрах, других изданиях материалов, направленных на незаконное влияние на Президента Украины с целью помешать исполнению им служебных обязанностей, по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 344 Уголовного кодекса Украины”.
А пресс-секретарь Кучмы подтверждает и уточняет: дело возбуждено по направленным «на препятствование исполнению служебных обязанностей и подрыв авторитета президента страны» материалам, которые «имеют оскорбительный, клеветнических характер».
Класс? Класс!
Статья 344 – “Вмешательство в деятельность государственного деятеля” – чрезвычайно размыто сформулированная (“незаконний вплив у будь-якій формі” на разных деятелей не имеет разъяснения – что это такое и в чем его отличие от законного), это, между тем, “позбавлення волі на строк до трьох років”, а если те же самые действия “вчинені особою з використанням свого службового становища” – от трех до пяти.
Т.е., это нам, прессе, естественно использующей служебное положение, выступая на страницах и от имени своего издания, как раз от трех до пяти. Часть 2, между прочим. По статье, не имеющей к СМИ, свободе слова и печати абсолютно никакого отношения и притянутой режимом за уши исключительно на потребу дня. А имеет эта статья отношение к тем случаям, когда, к примеру (было такое), гарант запретил органам исполнительной власти давать информацию следственным парламентским комиссиям – явное препятствие деятельности народных депутатов. Или когда, например, гарант давил на председателя ЦИК, выжимая нужные ему показатели – явное вмешательство. Или когда, опять же, олигархи периодически выкручивают руки главе Фонда госимущества – опять статья 344 к месту. Кто-нибудь слышал о ее применении в этих случаях?
Ну, в силу очевидности, я опускаю то, что угроза прессе этой статьей – это, практически, запрет на профессию “сторожевых псов демократии”, ибо любая критика власти с таким же успехом может квалифицироваться как “вмешательство в деятельность” ее представителей. Так что пусть поимеет это в виду Международная федерация журналистов, заявившая, что будет оказывать давление на украинские власти, настаивая на уничтожении препятствий на пути к свободе слова. Какое “давление”?! Это “вмешательство в деятельность с целью помешать исполнению служебных обязанностей государственными деятелями” – ст. 344 УК! “Сядем усе!”
На самом деле это не совсем генпрокурорская “эврика”. Еще перед осенними акциями оппозиции глава президентской Администрации Виктор Медведчук, бурно развернувший свой “кризисный менеджмент”, заявлял: “Нас беспокоит, что запланированная акция, по словам ее организаторов, имеет целью психологическое давление на власть и, прежде всего, на Президента Украины. Это будет мешать ему, самому высокому должностному лицу в государстве, эффективно выполнять свои обязанности”. Вот это иезуитство главного юриста и трансформировалось тогда Генпрокуратурой в дело №49-1054 по статье 344.
И начались массовые “ночные допросы граждан”, “черные списки” и, как еще заявлял Львовский горсовет, “попытки запугивания и преследования по политическим убеждениям”. И активисты-оппозиционеры с мест стали сигналить через прессу, как интерпретируют правоохранители 344-ую на допросах: “Известно ли вам, что призывы к отставке Президента являются вмешательством в деятельность государственного деятеля и повлекут за собой уголовное наказание по ст. 344 УК? Известно ли вам, что требование досрочных выборов Президента противоречит законодательству Украины?”
И я писала тогда: “И та “уголовка”, которая запущена сейчас – это преступная попытка перетолковать закон и подверстать в правовую плоскость неусыпное неконституционное желание власти посягнуть на основное человеческое право – свободу слова. И если так пойдет, то мы и не заметим, как 344-я займет в наших реалиях такое же место, как достопамятная 58-ая – “антисоветская” – по которой через тюрьмы, лагеря и психушки прошло пол нашей бывшей Родины”.
Так вот, в рамках того же дела №49-1120 “о незаконном влиянии на Президента Украины с целью помешать исполнению им служебных обязанностей”, Генпрокуратуру заинтересовала и заметка Коробовой “Без вариантов” за декабрь 2002 г. (см. «ЛИЦА», №50(238) от 04.12.2002г. – ред.). Фиг знает, почему именно эта заметка, если все мое творчество – рыжая песня моя “и это всё о нем”. Ну, может, Генпрокуратуре там особенно кусочек с анекдотом понравился. Исполняю на бис. “И вот, страна, привозят мне из сельского района анекдот широкого распространения, и я, страна, понимаю: вся ты не умрешь, потому что смеешься.
Рыжий едет из региона, кортеж несется на скорости 200, проезжают через село, шась – кучмин лимузин раскатал собаку. Он водителю говорит: “От, це самое, опять будут Кучму, це самое… Стой. Вот тебе сто баксов, иди в село, скажи: “Кучма суров, но справедлив” – и отдай компенсацию”. Ну, водила выскочил, скатал собаку, в мешок положил и ушел. Ждут-ждут, ждут-ждут, нету и нету, нету и нету. На рассвете приходит наконец – в титьку, до зеленых соплей. “И где ж ты был, ептель?!” “А я это… прихожу в село и говорю… это… люди добрые, ехал с Кучмой и это… задавил… собаку. Так они мне всем селом наливали и наливали, наливали и наливали!”
Ну и чего? А, наверное, Генпрокуратура хочет доказать нам, что это Кучма – собака? Боже мой, неужели? Какой ужас! Но зачем таким кружным путем – через выемки и допросы в региональной прессе? Я – вот она! Где Генпрокурор? Кто мне его на тарелочке подаёт? Спасибо, Витюша! Цып-цып-цып, пись-пись-пись, ау, Писку-ун! Кто собака? Рыжий – собака? Как – собака? Кто сказал – собака? Точно – собака? Ну-у-у, если Генпрокурор настаивает…
А может, вовсе и не гаранта от моего “незаконного влияния” Генпрокуратура будет защищать, а, например, премьера Януковича?
Щас спою. Начинаем эксперимент. Вот мне интересно знать, Янукович – он головой думает или как? Кабмин принял 28 марта за №401 постановление, в котором зафиксировано следующее: “1. Выделить Министерству юстиции 924 тыс. гривень на покрытие расходов, связанных с привлечением адвокатов юридической компании “Василь Кисель и партнеры” к рассмотрению в Печерском суде г. Киева дел по искам членов семей, погибших в катастрофе российского пассажирского самолета Ту-154 4 октября 2001 года”. Министерству финансов осуществить указанные расходы за счет резервного фонда государственного бюджета”.
Это тем адвокатам Кабмина, которые уже объявили “сенсацию”: российский самолет с израильскими гражданами не мог быть поражен украинской ракетой? Государство, которое уже на самом высоком уровне признало свою вину за невинно загубленные души, выделяет почти миллион гривень для продления мучения оббивающих пороги родственников погибших? Миллион гривень – на добивание своего собственного имиджа? На очередной международный скандал и позор?
Нет, за частную юрфирму можно, конечно, порадоваться. Повезло ей – миллион из госказны на дороге не валяется. Хотя и любопытно, почему именно ей так подфартило. А за фарт – откат или как? Но мне другое интересно. Кто готовил и провел по полной программе подставу Януковича? И надо ли вспоминать, как дружен министр юстиции Лавринович с главой Администрации Медведчуком? А если это не так, то я даже не знаю: ну кто еще мог так красноречиво-показательно Дона обстоятельствами прищемить и как раз на том направлении – внешнеполитическом, где Янукович на контрапункте и с рыжим, и с Витюшей тихой сапой набирает очки?
Хотя принято считать, что очков поднабрал гарант – громким решением отправить в Кувейт наш химбатальон и непубличным заявлением “прошу считать меня членом антииракской коалиции”, с чего Украина теперь неприлично-потешно съезжает. Но не очень настойчиво. Я вот всё думала-думала, ну зачем наша власть, как настаивает в ответ на украинские дерганья посол Паскуаль, дала американам согласие на обнародование ее “антииракской” позиции, зная, какое общественное неприятие это вызовет? Что ее побудило, что заставило, какие такие аргументы? Да не “кольчуги” это, “кольчуги” погасились пока самим фактом отправки РХБ-батальона на не нашу войну. Ответ – у того же Паскуаля, который в иностранной прессе утверждает, что “в Украине есть немало конкурентоспособных компаний – таких, как трубопроизводители” – то есть, американы, которые возглавят в послевоенном Ираке местную администрацию, уже гарантировали рыжему через Паскуаля серьезный контракт пинчуковскому “Интерпайпу”? Я правильно поняла? И когда наш гарант на пресс-конференции пульсирует в ответ на вопросы прессы об участии государства в восстановлении экономики Ирака, это понятно: “Украина хочет и может… а дадут ли? На этот вопрос ответа нет… Однако убежден, что мы будем принимать участие… это внутренняя уверенность”. Не уверен, но убежден, ответа нет, но внутренне уверен. Ну, волнуется человек, не чужое ж дело. Боится сглазить. “Трубы” и есть единственный определяющий наше внешнеполитическое поведение мотив. Главный аргумент. Непроизносимый пока. Остальное – ложь. Поэтому напрасно нацпатриоты хотели видеть гаранта в парламенте, чтобы выслушать и, может, подискутировать на американо-иракскую тему. А, не дождавшись, построились и помогли во главе с мессийкой семейному бизнесу гаранта. Молодцы. Слава Украине! Вашей и нашей. Храни, Господь, наш батальон.
Нет, народ, чтоб до конца было ясно: кипит мой разум возмущенный самодовольной агрессивной наглостью американов, но всеми фибрами души я желаю им безусловной и скорейшей победы с наименьшими потерями своих и не своих жизней…
Вот наши красные решили еще разок вокруг нашего батальона потолкаться – мол, раз уже публично известно, что это есть участие в антииракской коалиции, давайте, пропрезидентские плюс “Наша Украина”, отменяйте свое парламентское согласие на военную командировку нашего батальона. Не, ну нормальные пиаровские дела. Только не можно же шею сворачивать, глядя пристально и прицельно в одно направление. Вот российский министр обороны Сергей Иванов, пока мы орем “США, агрессия, угроза, жандарм”, задул такое, что при реализации много опасней для самого существования генофонда Украины и, следовательно, самого государства. Они, славянские братья, додумались, оказывается, что у них нет другой возможности сохранить боеспособность своей армии, кроме как разрешить нанимать в нее контрактников из СНГ, предоставляя им потом, в случае хорошего поведения, российское гражданство. Нормально? Своих лучших сынов Россия за годы “наведения конституционного порядка” в Чечне уже сгубила. А то, что осталось – непригодно, и уже из больших городов, жалуется ихний министр Иванов, “некого призывать – или блатные, или больные”. А “Чечня” ведь не кончится никогда… И что-то я так думаю, что не на молдаван, казахов и узбеков Россия в первую очередь рассчитывает, а? Наши голодные туда и так бегут – на панель и на стройки, скоро будут на военную службу? Ну а чего – “единое экономическое пространство”, “единый рубль”, ну и есть такая профессия – “Родину защищать”, да?
Молчит наш политикум, молчит. Или со Штатами с пафосом воюет за что надо и не надо.
Более того, спикер Госдумы России Селезнев подверг суровой критике власть Украины, отправившую в Кувейт химбатальон: “Украина не знает, на чем деньги зарабатывать, решила, видимо, и здесь потрясти американские карманы”. Хорошо, мол, что общественность широкая не поддерживает данный акт. Это, говорит, “на личной совести господина Кучмы” (Интерфакс). Конечно, на личной, но чего они все засуетились, страна? Чего они лезут, чего им надо? Наше горе – это наше горе. Чего они слетаются, как стервятники, учуявшие наживу на чужой беде?
А, кстати, ты, народ, знаешь, какая разница между “горем” и “бедой”? Ну, вот один объяснил: “Идет рыжий по улице. Вдруг кирпич на голову. Горе, ой, горе! Но беда, что он по улице не ходит, ой, беда!”
И что я тебе скажу, страна, судя по отчетам на президентском сайте просто сбивающаяся с ног в поддержке реформаторских инициатив гаранта. Ну, дык арбитр нации “арбитром” народ быть призвал. Ага.
Если народ – “арбитр”, так давай в самом деле спросим у него совсем простую вещь: доверяет ли он гаранту и дальше свою судьбу и судьбу страны? А не спросим, потому что знаем однозначный ответ и не знаем, удастся ли в этих условиях сфальсифицировать другой – процентов на 50, как минимум, надо нахерачить. Неужто весь реформаторский огород стоило из-за того городить, чтоб хоть в каком-то виде сфабриковать народную поддержку? Понятно, что этот реформаторский наскок гаранта – изначально только фон, декорация. Но какого спектакля?..
Ну, народ, лет “до трех” я тебе уже, кажется, наговорила. Пора финишировать, пока “от трех до пяти” не натянула. Пойду песенки к статье 344 учить. “А за окном буянила весна, и в воронок меня из зала уводили…”
А чтоб они все всрались, страна! А мы еще споем.

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: