Они росли и мужали на ПриднепровьеКраткий курс истории Украины в автобиографиях днепропетровцев

01 квітня 2003 о 21:00 - 1375

Вот о чем мы никогда не думали, так это о том, что придется давать рецензию на книгу. Не ищите ее на книжных раскладках или в магазинах. Она издана тиражом всего в 1.000 экземпляров на мелованной бумаге и представляет собой парадное издание «Землячества Приднепровья». (Отчего-то уроженцы Днепропетровской области, находящиеся или находившиеся у власти, стали стесняться слова «Днепропетровщина» и перешли для обозначения своей родины на слово «Приднепровье»). Эту книгу я увидел в Верховной Раде у помощника одного из народных депутатов. Он долго не решался мне ее дать в руки, будто опасался, что я восприму список членов землячества, как некую тайную организацию, сродни нашумевшему «Ордену Святого Станислава». Только после того, как я сказал ему о том, что не вижу ничего зазорного в существовании подобных общественных организаций – клубов земляков, он робко протянул мне фолиант «Земля и люди Приднепровья» (ИМА-пресс, 2002, Днепропетровск). Издание случайно раскрылось на 31-й странице, и я прочитал первое, что мне попалось на глаза: «Треть лучшего генофонда Украины среди оплодотворителей сконцентрированы в области». Я понял, что если сейчас рассмеюсь, то на этом все закончится, поэтому продолжил читать предложение «а 12 бугаев голштинской породы вошли в первую двадцатку оцененных по качеству потомков», судорожно думая о том, как бы выпросить эту книжную жемчужину хотя бы на час. Бутылки коньяка в виде взятки хватило, чтобы наслаждаться этим перлом в течение всего вечера. Ожидания не обманули меня: я пришел в полный экстаз уже от одного гимна землячества:
«Щоб хліб був завжди на столі,
Щоб дітоньки зросли щасливі,
І у містах, і на селі
Віддаємо і розум, й сили».

О том, что днепропетровские поэты кончились на Михаиле Светлове, я догадывался и раньше. Но вот то, что ради хлеба на столе и счастья детей нужно отдавать ум, – тут уж увольте. Успокоился я лишь после того, как обнаружил, что автор гимна – пенсионер Николай Ктитарев, бывший уполномоченный Министерства внешней торговли СССР при Совете Министров УССР. Тут уж ничего не скажешь, литературных институтов человек не заканчивал, что чувствовал, то и написал. После чтения гимна я перешел к автобиографиям.
Открывает раздел «Они росли и мужали на Приднепровье» чья автобиография? Правильно – президента. Читать ее было несколько скучновато – краткое изложение мемуаров Леонида Кучмы «О самом главном». Однако с 1999-го года Гарант Конституции к литературному жанру не прибегал, и «писал» свой труд еще до президентских выборов. Поэтому крайне любопытным было продолжение «самого главного». Оказалось, что Леонид Данилович был избран на второй срок потому, что «В государстве Украина сформировано свое мировоззрение, свои взгляды на все, что происходит в современном мире. Соотечественники оценили это и 14 ноября 1999 года вторично избрали меня Президентом Украины». Ясно? Не за какой-нибудь там «экономический подъем» или «рост уровня благосостояния», либо «гражданский мир» или «искоренение коррупции».
Читать дальше стало неинтересно, пришлось себя заставлять. Результат не заставил себя ждать после того, как бывший депутат Петр Овчаренко поведал: «Детство, юность, школьные годы – интересные периоды жизни, тем более, что они проходили в местах, где были расположены исторически известные Амурские плавни, где находились крупные предприятия юга Украины, где жили и творили известные писатели О. Гончар, Г. Эпик». Вот так. Ленин «творил» в Разливе. А Олесь Гончар, оказывается, – в плавнях, среди крупных предприятий.
Бывшему 1-му вице-премьеру Олегу Дубине о родном селе и его жителях, видимо, помог написать местный краевед: «С дедов-прадедов люди общались, помогали друг другу отстаивать свои права. Уроженцы Елизаветовки, рабочие из Каменского П.М.Бажан и И.Лантух в бурные годы гражданской войны создали партизанский отряд, который громил австро-немецких оккупантов, белогвардейцев». Хорошо «люди общались»…
Некоторые из «приднепровцев» в парадной книге отчего-то начали вспоминать всяческие неприятности, происходившие с ними. Экс-депутат Владимир Меньшов поведал о том, что «Согласно очереди я купил в 1972 году легковой автомобиль ГАЗ-24. Руководству района это не понравилось, и мне предложили отдать его другому. Я не согласился. И меня освободили от занимаемой должности, записав в учетную карточку строгий выговор «за игнорирование решения партийных и советских органов».
Бывший глава компании «Укрнефтегаз» Евгений Сухин не смог не напомнить землякам о своих страданиях: «В результате безосновательных обвинений попал в следственный изолятор. Было возбуждено уголовное дело. В сентябре 1996 года Киевский городской суд вынес приговор: «оправдать за отсутствием состава преступления».
О нелегком трудовом пути в красках рассказали практически все члены землячества. Юрий Гурицкий, начальник Хозяйственного управления Секретариата Кабинета министров, бывший директор гостиницы «Киев»: «Потребность в знаниях, стремление к самоутверждению привели на вечернее отделение Донецкого института советской торговли». И далее – «Стремление расширить профессиональный кругозор, приумножить знания привело в гостиничный бизнес». Конечно, где, как не в правительственных гостиницах, невиданно расширяется «профессиональный кругозор» бывшего работника советской торговли?
Нина Гончарук: «С 1987 по 1991 год работала ответственным секретарем областной организации Союза журналистов Украины. Переживая за судьбы своих коллег-журналистов, верная своему принципу неравнодушия, стремилась к умножению авторитета журналистского корпуса Днепропетровска… Но в 1991 году победило творческое призвание, я возвращаюсь в радиожурналистику…». Да, у кого в 1991-м «победила демократия», а у кого – «творческое призвание».
Экс-председатель СБУ Леонид Деркач о своей отставке: «Но, к сожалению, довести до конца все задуманные дела не удалось. В связи с известными политическими играми и инсинуациями…». Выходит, что для главы спецслужбы прослушивание рабочего кабинета главы государства – не более, чем «инсинуации»?
Бывший начальник УВД Черкасской области Сергей Ивахненко: «Будучи по складу характера человеком с обостренным чувством справедливости, пошел на службу в милицию участковым инспектором». Хихикаете? А между тем человек правду писал. Конец его карьеры это подтвердил: «В связи с разногласиями о роли и месте милиции в обществе, втягиванием милиции в политические интриги и разборки, вытеснением профессионалов со службы со стороны бывшего министра Кравченко, мною в 1998 был подан рапорт на увольнение со службы». Куда смотрел составитель сборника? Наверное, туда же, что и при редактировании автобиографии Василия Крючкова, который, как оказалось, был утвержден заведующим отделом оборонной промышленности ЦК Компартии Украины в 1947 году. Василию Дмитриевичу в том далеком году было только девятнадцать, и это – факт, достойный «Книги рекордов Гиннеса». Есть и еще одно чудо. Среди членов «Землячества Приднепровья» каким-то чудом затесалась помощница Юлии Тимошенко, госпожа Ольга Трегубова. Самой Юлии Владимировны – нет, а ее помощница присутствует. Кстати, многих нет. В основном тех, кто считается оппозиционерами. Не достойны, наверное, называться днепропетровцами. Нет в списках и человека, который ранее земляком считался. Кто? Правильно, Павел Иванович Лазаренко! Его вычеркнули из земляков, как Троцкого со всех фотографий рядом с Лениным и Сталиным. Бывших соратников экс-премьера – полно, да вот только фамилию человека, который тащил их за собой по карьерной лестнице, они стыдливо не упоминают.
Владимир Алехин: «Меня выдвигают кандидатом, и в 1998 году избирают народным депутатом Украины». А кто же выдвигал? Уж не «Громада» ли вместе с традиционными «трудовыми коллективами»? Анатолий Билык также забыл о Павле Ивановиче. Был бы Лазаренко при власти, в подобном издании обязательно бы рассказал о том, что имел честь сменить его на посту председателя колхоза имени Калинина. Даже некая Людмила Блыщик скромно умолчала о том, с кем трудилась рука об руку: «В 1996-97 годах работала заведующей сектором анализа СМИ пресс-службы Кабинета министров… После отставки премьера вернулась к журналистской работе». Какого премьера? Лучше всего (а самое главное – правдиво) написал в своей автобиографии Григорий Ворсинов: «С октября 1995 года, до выхода на пенсию в 1997 году, работал Генеральным прокурором Украины. Президент Л.Д. Кучма поставил передо мной такие задачи…». Далее задачи, естественно, перечисляются. Леонид Гаманюк также подчеркивает: «В марте 1999 года Указом Президента Украины я был назначен…». Нынешний вице-премьер Иван Кириленко вообще где-то потерял пять лет своей жизни. В 1991-м закончил аспирантуру в Москве, а в 1996-м – стал депутатом. Забыли о Лазаренко и Тахтай, и Мартыновский, и другие. Хорошие у вас соратники были, Павел Иванович! Ау-у! Не услышит – далеко сидит.
Зато хватает славословий в адрес нынешних и прошлых правителей (Брежнев – Щербицкий – Кучма). Например, экс-президент компании «Госинвест Украины» Владимир Кузнецов пишет о тех, кому обязан свои карьерным ростом: «Работая… доцентом Днепропетровского горного института и заведующим отделом горисполкома, я готовил материалы, которые из-за нестандартности трудно воспринимались не только студентами, но и многими депутатами горсовета… Моими рекомендациями заинтересовались лишь два члена горисполкома – его председатель Валерий Пустовойтенко и Леонид Кучма… Так получилось, что на протяжении последующих лет мои экономические познания были востребованы именно этими людьми». Ясно, какие тупые студенты и депутаты в Днепропетровске? Хотя, нет, это просто Леонид Данилович и Валерий Павлович настолько проницательны!
Автобиографии земляков переполнены словосочетаниями типа «внесли огромный вклад», «горжусь тем, что…», «считаю своим учителем». А вот художник Владимир Евтушевский своими учителями считает «все человечество и безграничную Вселенную, природу, животный и растительный мир Земли». Конечно, уж лучше своим учителем какой-нибудь кактус считать, чем… Молчу, молчу… И так слишком много сказал. В конце концов, люди писали для себя, а не для «широкого круга читателей».

Поділитися: