Продолжая тему «убийства, которого не было»…

01 квітня 2003 о 21:00 - 1974

На столе перед директором научно-производственной агрофирмы «Наукова» Иваном Павловичем Чёрным мерцает огонёк цифрового диктофона. Это означает, что запись его тревожного и глубоко эмоционального рассказа ведётся в рабочем режиме и без искажений.

БЕСПРЕДЕЛ

… Иван Павлович начал свой рассказ-исповедь с того, что недавно поговорил по телефону с Любовью Васильевной Лигай – женой обвиняемого в заказном убийстве. Которого на самом деле не было. Его звонок был вызван тем, что в жалобе Л.В.Лигай на имя Генпрокурора есть такие строки: «После того как мой муж был арестован, на заводе появились Крупенников (который якобы был «заказан» на убийство Лигаем – ред.) и Чёрный Иван Павлович – директор агрофирмы «Наукова», у которой предприятие моего мужа арендовало оборудование, с намерением начать производство. До ареста моего мужа Чёрный И.П. на заводе не появлялся, на него было открыто уголовное дело, он скрывался от следствия» (см. прошлый номер «ЛИЦ»).
Поговорили, повздыхали, выяснили источники недоразумения, пожелали друг другу удачи в поисках правды у правосудия. Дело в том, что И.П.Чёрный никак не мог появиться на заводе в компании с К.Крупенниковым, которого лично в своё время выгнал оттуда. От следствия Иван Павлович не скрывался и не скрывается, на рабочем месте появляется постоянно, хотя уже после киллер-шоу с мнимым убийством по постановлению прокуратуры отстранён от работы. А вот что касаемо уголовного дела, то да, оно действительно возбуждено всё теми же прокурорскими сотрудниками и тянется латентно уже длительное время. Впрочем, Ивану Павловичу, к его величайшему сожалению, не привыкать к беспределу.
1 ноября 1995 года И.П.Чёрный получил документы о регистрации возглавляемого им сельскохозяйственного предприятия ЗАО «Долинский». Находилось оно рядом с агрофирмой «Наукова». Уже на следующий день он был атакован представителями самых различных правоохранительных ведомств с целью проверки правильности оформления бумаг. «Осада» длилась аж по 31 мая 1996 года. В тот памятный день проверяющие сожалеюще развели руками, констатировав, что «всё чисто». Но те, кто хотел прибрать к рукам передовое и прибыльное хозяйство, решили действовать по принципу «не мытьём, так катаньем».
Едва прошла первая спокойная ночь и И.П.Чёрный появился в рабочем кабинете, как к нему примчался сын Валерий.
— Там, дома, на нас наехали чеченцы, требуют тебя.
Не помня себя от гнева, вместе с сыном помчался домой. Один из непрошенных гостей стоял возле машины, двое других, достав автоматы, тут же подтолкнули Валерия к стенке, где уже стояла дочь Лена с малышом. Кавказцы устрашающе навели оружие на главу семьи:
— Не получилось так, отдай ЗАО хозяину по-хорошему.
— А кто хозяин? – побелевшими губами произнёс Иван Павлович.
— А то не догадываешься – Павел Иванович.
Поняв, что выбора нет, директор ЗАО «Долинский» произнёс:
— Заберите и оставьте меня в покое. Когда же вы всё-таки подавитесь?..
Районная администрация в ударном темпе таки забрала учредительные документы, а Ивану Павловичу «посоветовали» написать заявление «по собственному желанию». А вскоре «Долинский» бесплатно подгребла под себя агрофирма «Наукова», возглавляемая Н.И.Агафоновым – ближайшим сподвижником П.И.Лазаренко.
Однако в начале 2000г. Президиум Аграрной Академии наук предложил И.П.Чёрному приехать в Киев по поводу принятия разваленного и разворованного некогда огромного хозяйства агрофирмы «Науковой». Одних долгов за ней числилось более 200 миллионов гривен.

НАЕЗДЫ

Весть о вероятном назначении И.П.Чёрного быстро облетела округу и днепропетровские коридоры власти. Вызов в Киев был назначен на 11 февраля 2000 года, а за два дня до этого на легковой автомобиль, в котором ехал И.П.Чёрный с женой, на полном ходу врезался микроавтобус. И скрылся. И хотя сам Чёрный пострадал не сильно, жена получила страшные травмы. От них и скончалась спустя несколько месяцев. Милиция прибыла по вызову… только вечером. «Таранный» автомобиль так и не нашли. Говорят, не очень и старались.
И всё же в Киев он прибыл. М.В.Зубец, президент Аграрной Академии, в подчинении которой находится агрофирма «Наукова», был краток:
— Другого человека, кроме вас, который сумел бы поставить агрофирму на ноги и вести её туда, куда нужно государству, а не мафиозным структурам, ни мы, ни Кабмин не видим.
И начались тяжёлые трудовые будни, каждую копейку приходилось добывать с трудом.
19 марта 2001 года директора снова вызвали в Киев, в Кабмин с докладом о положении дел в агрофирме. Едва в полдень пересёк на автомобиле черту города, позвонил из дому главный агроном Деревянко с тревожным сообщением из надёжных источников, что Чёрного будут «выпасать» в Киеве и на трассе, надо переночевать в столице, а домой выезжать только засветло. На душе у Чёрного, как говорится, заскребли кошки, но – дело превыше всего. Отчёт прошёл успешно и, до сих пор сам не зная почему так случилось, директор агрофирмы всё-таки решил рвануть домой. За рулём был сам. Уже когда миновал поздним вечером поворот на Верхнеднепровск, был внезапно ослеплён сразу двумя автомобилями. Выскочивший из-за них джип явно шёл на таран. Иван Павлович на скорости 60 километров в час успел вырулить на обочину. После этого ничего не помнит. В Днепропетровск его доставила «Скорая помощь». Как сказали потом в милиции, пострадал не от лобового удара, а от взрывного устройства, заложенного под днище, скорее всего, ещё в Киеве. Начались длительные месяцы лечения. Но и до сих пор директор агрофирмы «Наукова» ходит с трудом.

КОГДА ПРЕЗИДЕНТ – НЕ УКАЗ

Рассказывает И.П.Чёрный:
— Вышел я из больницы, вернее, буквально приполз домой 3 апреля, а уже 6 числа на одной ноге стоял перед собранием коллектива, который обсуждал единый вопрос: как сберечь агрофирму, не дать её растащить по углам, то есть оторвать от неё молокозавод, ликёро-водку, АТП, пахотные земли. А то, что её кое-какие силы решили растащить, мы все знали наверняка. Сообща нашли, как нам казалось, верное решение. В тот же день вечером раздался звонок от Президента Украины: «Когда можешь приехать?» «В любой момент, несмотря на костыли». Короче, 19 апреля я был у Президента, где собрались Михаил Васильевич Зубец, Гайдуцкий, Кириленко, от области – замгубернатора по агропрому Шевченко. Длинный был разговор. После моего доклада Президент гневно спросил собравшихся: «Как же вы допустили такой развал хозяйства?» После этого пригласил меня для разговора с глазу на глаз. Я и рассказал ему всё, что делается вокруг фирмы. В конце получил напутствие: главное – наладить работу и сохранить хозяйство.
Спустя несколько дней после возвращения из Киева, получил вызов в областную прокуратуру. Четыре раза приезжал, ковылял на костылях к дежурному, но всякий раз получал отказ, мол, приезжайте в другой раз. Наконец на пятый раз меня соизволил принять областной прокурор Шуба. И сразу же говорит: «Ты знаешь, с кем ты связался со своей ликёро-водкой? Эта фирма «АРГО» – бандюги, такие-сякие, зачем принял их?». Отвечаю, что люди серьёзные и не я принимал решение, рекомендация поступила от Президиума Академии. В ответ: «Вот есть такое ООО «Днепропетровский ликёро-водочный завод», пускай их и пусть работают». А это ООО – и есть Крупенников. Нет, говорю, не будут они работать, они вместе с бывшим директором уже так наработали в своё время, что оставили завод без двух линий, вырезали их, оставили более 16 миллионов долгов за спирт, за бутылки и за всё остальное. И вообще, у меня есть распоряжение Президента Украины «О сохранении целостного имущественного комплекса агрофирмы «Наукова». А Шуба мне и говорит: «Президент далеко, а я тут. Пусть он мне напишет записку, что ты единолично управляешь ликёро-водкой». А кто вы такой, говорю ему, чтобы Президент вам писал… Короче, разошлись, не столковался я с ним.
А когда в нынешнем феврале я вернулся после лечения из Закарпатья, вдруг и взорвалась эта неожиданная бомба с якобы заказным убийством. Странно… А что касается возбуждения против меня прокуратурой дела и санкции об отстранении от работы… Что сказать? Не было дня, чтобы прокурорские работники что-нибудь да не искали в последнее время на агрофирме. Ну и «накопали» на моих детей. Нашли больное место. Сын и дочь арендуют на заводе две комнаты, где у них рекламная фирма. Как-то решили заняться горючим, нашли дешевле, чем у остальных, агрофирма немного приобрела у них. Теперь на меня вешают нанесение вреда и злоупотребление служебным положением. Это я-то злоупотребляю? Спрашиваете про ликёро-водку? Не у меня надо спрашивать. Не я заинтересован, чтобы на заводе орудовали нечестные люди…».

Поділитися: