Последний бой за выживание

25 березня 2003 о 22:00 - 1096

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Я еще не готовлюсь к пенсии. Я вообще не готовлюсь к пенсии, хотя, может, я и не прав – к этому, как к смерти, надо готовиться всегда. Но максимальная пенсия мне не светит, а минимальная – что есть, что нету, особой роли в жизни сыграть не может. Кроме того, средняя продолжительность жизни мужчин у нас – 59 лет, а пенсия наступает с 60-ти. Женщинам легче – и средняя продолжительность жизни у них повыше, и на пенсию уходят пораньше. А я еще как-то писал, что государство у нас не заботится о женщинах. О мужчинах оно заботится еще меньше, и, может, оно и право – на то ты и мужчина, чтобы самому решать свои проблемы. Правда, если проблемы возникнут у государства, – оно тебя привлечет как миленького – или призовет под ружье в какой-нибудь Ирак, или просто пошлет в какой-нибудь Чернобыль. Мужчины – сила нации. Женщины – просто ее надежда.
И мужчины, и женщины у нас работают, – деваться некуда, жить на что-то надо. И мужчины, и женщины платят налоги. И платят налоги предприятия. Из фонда заработной платы они отдают в Пенсионный фонд, на нашу будущую пенсию, около 32%. Примерно треть. То есть, проработав три года, каждый из нас обеспечивает себе год пенсии в размере своей заработной платы. На работу мы выходим где-то лет в 20. На пенсию – в 60. То есть, мы обеспечиваем себе 13 лет пенсии и до 73-х можем получать свою среднюю заработную плату. Но живем-то мы 59! И получаем отнюдь не среднюю заработную.
Но это, конечно, мои обывательские дилетантские рассуждения. Пенсионный фонд, наверное, не складывает деньги в ящик, он их вкладывает в производство. А, вложив деньги в производство, или даже в респектабельный банк, типа банка «Украина», их можно и потерять.
Рассуждения обывательские, потому что я – обыватель. А дилетантские потому, что еще не сталкивался с Пенсионным фондом, не пытался получить пенсию. Мало дожить до пенсии, надо, конечно, ее еще и получить.
Ирина Петровна Коба, наша читательница, пошла оформлять пенсию. Все необходимые документы по списку она собрала, но оказалось, что ЗАО «Завод газовой аппаратуры» два года не перечислял деньги в Пенсионный фонд. И два года стажа у нее пропали.
И началось. На родном заводе – «придите через недельку», а это 5 грн. на дорогу. Ирина Петровна «выходила» две справки о заработной плате и об удержании 76 грн. пенсионных взносов. А на вопрос, как быть, в бухгалтерии ей сказали, чтобы она заплатила еще раз 76 грн., и тогда ей дадут справку об оплате долга Пенсионному фонду, а так как со 2 декабря на заводе новый директор, то долги старого директора ей никто не вернет. Вообще, я не первый раз слышу о таких финтах. Тут интересно получается – вроде бы завод и его долги – дело директора, вроде бы это его завод. Но в этом случае директор не имеет права никуда уйти, не рассчитавшись с долгами. Или это все-таки долги завода, а не директора? Наверное, тут проще: доходы – директора, а долги – завода.
И еще – в 1992 году И.П.Коба работала на гальвано-металлическом заводе концерна «Весна», но и в Кировском, и в Самарском районах ей сказали, что завод не зарегистрирован, хотя, как мне кажется, концерн «Весна» не такое уж маленькое предприятие.
Тогда горемычная работница обратилась в ОАО «Днепропластмасс», где работала в 80-х гг., чтобы взять справку о заработной плате. Но оказалось, что за 1982-1986 год документов в «Днепропластмассе» нет, хотя ни войны, ни особых стихийных бедствий, от которых обычно гибнут архивы, вроде бы у нас не было.
Предприятий, которые не перечисляют деньги в Пенсионный фонд, у нас много, но при чем здесь люди, которые выходят на пенсию?! Или так у нас повелось, что совершают ошибки, берут долги одни, а отдавать их будут другие?
В Пенсионном фонде я разговаривал с главным специалистом отдела по назначению пенсий Ларисой Витальевной Клейман.
-Я могу заявить авторитетно, – сказала она мне, – что существует разъяснение и Пенсионного фонда, и Министерства труда и социальной политики о том, что неуплата страховых пенсионных взносов предприятием не лишает пенсионера права на пенсию, а также зачета отработанного времени в стаж. До последнего времени мы не засчитывали в стаж тот период, когда предприятие не выплачивало страховые взносы. Но сейчас мы уже засчитываем, и если человек претендует на пенсию с сокращением возраста, то мы не лишаем его этого права, принимаем документы. Возможно, Ирина Петровна обращалась в Пенсионный фонд до этих разъяснений.
-Сейчас многие в отпуске без содержания, есть безработные, частные предприниматели… Как они будут получать пенсию?
-Тот период, когда они занимаются предпринимательской деятельностью, в стаж засчитывается. Но другое дело, что сейчас не решен вопрос об оплате за этот период. Предприниматели платят налоги, но пока законодательно не решено, что и как можно брать из этого налога в Пенсионный фонд.
-Из фонда заработной платы Фонд берет 32%. То есть, три года – пенсия в размере зарплаты. Я заранее оплачиваю свою пенсию. Часть денег я верну себе в виде пенсии, а часть уходит. Куда?
На этот вопрос Ирина Витальевна отвечать не стала, да и в самом деле, этот вопрос не к ней, это – вопрос к более высоким представителям Фонда
-А каков максимальный размер пенсии?
-Максимальный размер пенсии по возрасту – 141,90 гривен. Минимальный – 47,30 грн.
Пора бы привыкнуть, но у меня мороз прошел по коже. Государством установлен прожиточный минимум. То есть, минимальная сумма, которая требуется человеку на то, чтобы прожить. Меньше – человек не проживет. То есть пенсионеров, даже заслуженных, получающих максимальную пенсию, наше государство обрекает на вымирание. Представить себе человека, живущего на минимальную пенсию, вообще невозможно, да, наверное, их и нет – вымерли, потому что на такие деньги долго не протянешь… Впрочем, а чего тут удивляться, когда заработная плата человека с высшим образованием тоже ниже этого прожиточного минимума. Но, наверное, не моего ума дело – может, все наши проблемы с жилплощадью, с едой и прочими товарами у нас потому, что много лишних жильцов и много лишних ртов, и государство просто проводит мудрую социальную политику, чтобы те, кто останется в живых лет через 50, пожили как нормальные цивилизованные люди в правовом социальном европейском государстве.
-Вы сказали, максимальная пенсия. Неужели депутаты, министры, мэры, выходя на пенсию, живут на 141,90? Или государство рассчитывает, что они будут жить на те запасы, что создадут во время своей трудовой и общественной деятельности?
-Про депутата и министра не могу сказать. Там, наверное, зависит от заработка и стажа. Там нет максимума. У научных работников, журналистов, государственных служащих другая система начисления пенсий. Хотя, в принципе, все расчеты ведутся от минимальной пенсии. По ст. 19 Закона о пенсионном обеспечении – максимальный размер пенсии не может превышать трех минимумов. Отдельные категории получают по другим расчетам. Раньше был один Закон о пенсионном обеспечении, а на сегодняшний день – их 23. О государственных служащих, о научных работниках, о журналистах, о местном самоуправлении… И везде свои особенности в расчетах.
Я вспомнил, как один чиновник, намазывая черную икру на хлеб с маслом, ответил ребенку на вопрос об объеме шара: «А шара, внучек, объема не имеет»; и спросил:
-А вообще максимум есть?
-Нет, только в пенсии по возрасту и в пенсии по инвалидности. А вообще, «потолка» нет. У некоторых категорий идет расчет от заработка и стажа. У депутатов – по Закону о народном депутате. Там, конечно, заработок выше, и процент, естественно, берется выше. Так же и у научного сотрудника. Там берется не 75%, а от 80% до 90%, в зависимости от наличия научного стажа. А у работника – не выше 141,90.
Нужно сказать, что работники Пенсионного фонда, с которыми я сталкивался, произвели на меня благоприятное впечатление. Видно, что они искренне сочувствует своим клиентам, пенсионерам, понимая, что человек, уходя на пенсию, идет не на отдых, наслаждаться плодами своего труда, а в последний бой за выживание.
Последний бой – он трудный самый.

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: