Они спасут мир? Или мы спасем их?

18 березня 2003 о 22:00 - 1352

Что-то почти не осталось красивых женщин. Идешь по улице – вот они – волокут сумки, детей, стоят за прилавками киосков или просто за прилавками на улице, продают «Домашнее лото», озабоченно идут по своим делам – усталые, помятые жизнью лица, поджатые губы, озабоченный, направленный вовнутрь взгляд…
Красивые женщины не на улице, красивые женщины там, за плотным стеклом ящика – они примеряют прокладки, бреют ноги, моют посуду, увеличивают грудь, уменьшают бедра и округляют ягодицы. Им дарят жевательную резинку, стиральные машины, косметику, карточки мобильной связи, их перхоть и морщины уничтожается изысканными косметическими средствами, равным которым нет в мире. Они едят сырки и шоколад, их путь к утренней чашке кофе устилают лепестками роз.
Да и не только в ящике, и на бигбордах тоже они, рекламируют все, кроме спиртного и Marlboro. Спиртное и Marlboro – это святое, это мужчины. Правда, шампанское – тоже им, тоже прекрасной половине человечества. Да и Шустов не выдержал натиска женской красоты, подался в транссексуалы и теперь хвастается перед потребителями своим новым телом.
«Красота спасет мир» – эти слова стали расхожей фразой и давно навязли в зубах. У нас красота стала товаром, который бесстыдно используется дельцами и от экономики, и от политики, и от искусства. Посмотрите на эти конкурсы «Мисс» где-то и то-то. Посмотрите на эти шоу и прочие праздники красоты. Женщину все больше приучают к мысли, что она товар и что ей главное – не продешевить и выгодно продать себя.
И они продают, понимая, что другого выхода у них особенно-то и нет.
Но, господа, что-то фальшивое и жалкое в этом рекламном празднике жизни. Какое-то чувство брезгливости возникает, когда видишь, как довольно известная и неплохая эстрадная звездочка, жмурясь от удовольствия, поглощает слабительное, где действие изнутри, а результат – на лицо. Это же какой дурой надо быть, чтобы поддерживать свой имидж такой рекламой и таким слоганом!
А может, не дурой, может, не в ней дело, может…
Женщины с самого начала патриархата боролись за равноправие, против руководящей и направляющей роли мужчин.
И, наконец, в 1917 году сбылась их вековая мечта. Женщины получили все права. Женщины-комиссары, женщины-командиры, женщины-министры, и даже женщина-посол.
И – женщины-трактористы, женщины-сталевары, женщины – летчики и танкисты. Погорячились они, мне кажется. Может, не женщин надо было уравнивать в правах с мужчинами, а мужчин в правах с женщинами – как-то дать мужчинам и критические дни, и беременность, и радость родов и материнства, и счастье вести домашнее хозяйство?
Все-таки мужчины и женщины отличаются друг от друга, и физически, и психически, и равными быть не могут, как бы обе стороны не старались. Есть многие вещи, к которым прекрасно приспособлены мужчины, но не женщины, и наоборот.
Женщины оказываются сильнее в экстремальных ситуациях, когда для разрешения их нужны длительные и постоянные усилия, а мужчины – сильнее, когда в такой ситуации нужны быстрые и решительные действия. Многим мужчинам, чтобы спасти семью от нищеты, легче ограбить банк, чем стать реализатором. А уж мыть полы или посуду – это вообще исключено практически для всех мужчин. То есть, в сегодняшней ситуации женщина имеет больший выбор работы, чем мужчина. Хотя, надо отметить, сегодня мужчины стремятся освоить и традиционно женские профессии, например, проституцию.
Да и вообще, мужчин меньше, чем женщин. Отнимите от результатов переписи тех мужчин, которые настолько ушиблены нашим временем, что потеряли всякую ориентацию, в том числе и сексуальную, врожденных неудачников, больных и инвалидов, которые просто не в силах быть мужчинами в полном смысле слова – сколько их останется?
Женщины оказались более приспособленными, более жизнестойкими в наше безумное время. Именно они сегодня держат многие семьи, они успешны в бизнесе, в работе, да и в политике добились довольно многого.
И именно в наше время, когда должен сработать инстинкт самосохранения нации – сегодня именно женщины являются наиболее активной частью населения. Да, говорят, что сегодня у безработицы женское лицо. Но ведь это и потому, что многие женщины регистрируются на бирже труда и идут на рынок реализаторами, или в какой-нибудь сетевой маркетинг, или шьют, вяжут, моют полы или посуду, а мужчина, зарегистрировавшись на бирже, падает на диван и ждет, когда ему предложат достойную его работу.
Во многих странах вопрос эмансипации, равноправия женщин не стоял. Общество, признавая их отличия, старалось облегчить их женскую долю, разгрузить их от женских обязанностей. Не саблюку или штурвал боевого самолета в руки, не рычаги трактора или танка, а стиральную машину, микроволновую печь, полуфабрикаты и памперсы.
Немецкие три «К» – киндер, китчен, кирхен, то есть – дети, кухня, церковь – три обязанности, три места женщины, не так уж оскорбительны и унизительны. Первые два вытекают из самой ее сущности и наших социальных традиций, а вот приплюсовывать к ним работу и общественные обязанности – стоит ли? Восток, традиционно считается у нас, унижает женщину, но именно на востоке – и Индира Ганди, и Беназир Бхутто, да и не только они, стали государственными лидерами. Дайте женщине возможность спокойно справляться со своими женскими обязанностями, а уж социальную роль в обществе она себе обеспечит, и если даже не формально, то реально – вспомните мадам Помпадур, и вообще, многочисленных фавориток сильных мира сего, за которых они решали все важные вопросы, в том числе и государственные.
Сегодня вопрос прав, свобод и возможностей упирается в элементарный вопрос наличности. Женщина может заработать ее сама, или найти мужчину, который может заработать или уже заработал. И, надо сказать, с обеими задачами она справляется блестяще. Я говорю не только о тех, кто умеет удачно выйти замуж. Сколько у нас женщин-бизнесменов, сколько у нас женщин – блестящих специалистов, сколько у нас женщин, которые обеспечивают не только свой достаток, но и достаток в семье?
Но, все-таки с древнейших времен женщина была хранительницей домашнего очага. Создавал дом и приносил в него мамонта мужчина. Сегодня у него на это зачастую не хватает сил. Женщина вынуждена заниматься всем – и ведением домашнего хозяйства, и его материальным обеспечением. Забивание мамонта – грубая работа, и мы не должны удивляться, что сегодняшние женщины пьют водку и ругаются матом. А вот то, что сегодняшние мужчины все более падки на сережки, рюшики, браслетики, что они красят и завивают волосы и все более разбираются в косметике и макияже, – как-то не совсем их красит.
Мужчина, наверное, и не должен заниматься домашним хозяйством. Он должен зарабатывать столько, чтобы максимально облегчить женщине этот труд. Это – по идее, по Декларации прав человека, по Декларации Международной организации труда и по прочим красивым международным документам, подписанным Украиной. В наших же реальных условиях нормальный, средний мужчина должен по мере сил-возможностей брать на себя и часть женской ноши: и полы, и стирку, и посуду, — в одиночку ей не вытянуть. Да так и происходит в нормальных семьях.
Наверное, сегодня пора ставить вопрос деэмансипации женщин – не обеспечение им возможности наравне с мужчинами поднимать украинское производство, а обеспечение им возможности без помех спокойно рожать, выращивать и воспитывать детей. А заниматься трудом и общественно-полезной деятельностью – по желанию и в свободное от основных занятий время.
Сейчас модно говорить о гендерной политике, об обеспечении равноправия полов в обществе. Избавьте женщину от одуряющего монотонного домашнего хозяйства в худших его проявлениях, от забот о куске хлеба для детей, да и для мужа, — и женщины покажут, на что они способны в общественной жизни.
Кто сказал, что не осталось красивых женщин? Посмотрите на них повнимательней, — обаяние, юмор, умение подчеркнуть в себе женское, красивое, умение в одежде из ничего сделать конфетку, умение выглядеть королевой после 12-ти часовой смены, да и во время нее – все при них. Кто, как не они, сохраняют даже в нашем обществе и даже в наше время красоту, тепло обаяние? Создайте им нормальные условия жизни – и мы сами себе позавидуем, что нам досталась такая красота, такое счастье.
Дело за мужчинами, патриархат все-таки продолжается.

Поділитися: