И снова о ДО “Припять-Доверие”

25 лютого 2003 о 22:00 - 4686

Уважаемая редакция газеты «Лица»!
Мы – ваши постоянные читатели, и поэтому обратились в вашу газету. В 1994 г. мы сдали свои ваучеры и наличные деньги в рублях в Украинско-российско-израильское акционерное общество открытого типа «Инвесттехнология». Нам выдали ценные бумаги.
В течение 8 лет ни разу нам не выплачивались дивиденды, хотя мы постоянно раньше ходили, теперь звоним в эту организацию, но вразумительного ответа мы не получили.
Поэтому, уважаемая редакция, просим вас помочь нам в этом деле или посоветовать, куда нам обратиться с жалобой на «Инвесттехнологию».
Если есть такая возможность, напишите в газете о том, как обманули людей. Непонятно, зачем выдавали эти ваучеры и брали у нас наличные деньги, если за них мы ничего не можем получить?
Шибаева Е.Г, Великанова Т.А.,
Булычева С.В., пр.Кирова;
Гольдшер А.М., Гольдшер М.А.,
ж/м Тополь-2; Шибаева С.Г., ж/м Сокол-1.

Как-то газета “Наше місто” уже отвечала на вопрос надоедливых читателей и усердно разъясняла, что ДО “Припять-Доверие”, которая хапанула изрядные гражданские ценности, дивно самоликвидировалась, а с ней уплыли и наши денежки, ей доверенные. Привыкли наши СМИ безнаказанно людям в глаза пыль пускать. А было вот что: как и очень многие наши доверчивые граждане, и я поверил проходимцам, что можно вкладывать свои сбережения в коммерческие фирмы и что-то иметь с этого вклада. В 1993-94 годах гремела своей деятельностью ДО “Припять-доверие”. Начала она свою деятельность 30.06.1992 г. Организатором и вдохновителем ее был Гольцман Григорий Романович. Это он сколотил шайку из первопроходцев:
-Деревянко Валентина Пантелеевна – гендиректор ДО “Припять-Доверие”;
-Педан Валентин Павлович – гендиректор ИК “Инвесттехнология”;
-Бахашвили Светлана Сергеевна – главбух, она же жена Гольцмана Г.Р., впоследствии гендиректора “Инвесттехнология”;
-Жулева Татьяна Борисовна – бухгалтер;
-Панченко Валерий Павлович – тоже бывший гендиректор ИК “Инвесттехнология”,
-Коган Светлана Леонидовна;
-Корниенко Сергей Павлович – бывший гендиректор ДО “Припять-Доверие”.
Лицензия на их деятельность выдана нашими правителями от 04.02.1994 г. №8. И нарекло это сборище себя – Украинско-Российско-Израильское акционерное общество открытого типа. И вот эта шайка развернула активнейшую деятельность по сбору гражданских средств. Они ничем не гнушались: ни ценными бумагами, ни живыми деньгами. Вспомните, как по адресу пр.К.Маркса, 64, на втором этаже, и двери не закрывались от посетителей. А внизу, у лестницы, стояли два охранника и разрешали заходить чуть не по пропускам. Это были милиционеры, переодетые в гражданскую одежду. Они там подрабатывали в свое свободное время. Так вот там рождала ДО “Припять-Доверие” новые предприятия по сбору денежных средств: “Инвесттехнология”, “Ренессанс”, “Ренессанс-М”, продавая акции за наличный расчет по 50.000 крб. и 30.000 крб. за 1 шт., обещая 1.200% годовых прибыли. Там же родился и “Офицерский союз” в 3.000% годовых. Стоимость 1 акции – 100.000 крб. А уже в доме офицеров – Ленина, 3 – родился и “Офицерский кредит”. Это живые банковские вклады, тоже в 1.200% годовых.
В 1994 году был организован и сбор “майнових сертифікатів” ценой в 1.050.000 крб., стояли грандиозные очереди, чтобы вложить свой сертификат. Люди подписывали договора и надеялись на что-то лучшее, будущее, дескать, будет людям – будет и нам. А ведь они рекламировали 370% годовых. И вот под конец 1994 г. ДО “Припять-Доверие” выдала вместо договоров сертификат ценных бумаг, т.е. “Инвестиционные сертификаты инвестиционной компании “Инвесттехнология”. И мы с вами, дорогие днепропетровцы, не подозревали, что имеем дело уже не с “Припятью”, а с порожденным ею предприятием, которое живет и поныне по адресу:
ул.Ленина, 1, кв.2 г.Днепропетровска. И что на эту “Инвесттехнологию” ДО “Припять-Доверие” перекинула все, что считала нужным. В “Инвесттехнологию” перешли все акции: “Ренессанс”, “Ренессанс-М”, “Ивесттехнология”, “Офицерский союз”, оставшиеся квитанции вновь организовавшегося банка и страховой компании, и все это было превращено в депозитарии ИК “Инвесттехнология”. Гендиректором которой в то время был Ю.П.Ярошенко. Это был 1995 год. И в этом же году депозитарии были заменены на производственные акции. Мне за 90 акций на общую сумму в 3.300.000 крб. выдано акций 3 шт.х35.000=1 грн. 05 коп. и за 1.000.000 крб. = одна акция в 50.000 крб.=50 коп., итого 1,05+0,50=1 грн. 55 коп., тогда как за 1.000.000 крб. рабочему в 1994 г. надо было работать на предприятии минимум 3 месяца. Вот так оценен наш труд. Вы скажете, что очень мало? А вам что, дорогие вкладчики, дали больше?
Это бесстыжее, наглое мошенничество ДО “Припять-Доверие” и их дитяти – “Инветстехнологии” приобрело громадный размах, хотя работники одни и те же. Вывеску сменили. И куда же подевалось ДО “Припять-Доверие”?
А дело в том, что органам МВД стало известно о махинациях, я так думаю, в больших масштабах в ДО “Припять-Доверие”, и последовали прокурорский и милицейский разборы. И вот в 1996 г. под руководством майора горМВД Новикова Александра Михайловича был произведен арест всей оставшейся от уничтожения документации. В том числе и наших с вами чудом уцелевших договоров. Документация была вывезена в 1997 г. на юридическое хранение, часть – в Бабушкинский райсуд, и как сказал зам. нач. СЧ СУДГУ УМВД Украины в Днепропетровской области капитан Я.М.Рябчий, львиную долю документов поместили в освободившееся помещение в ГОМ-6, пр.Героев, 4. И, как сказал Новиков А.И., – ДО “Припять-Доверие” хапанула одних только майновых сертификатов 121.000 шт.
Суд состоялся над Гендиректором ДО “Принять-Доверие” – Штанько Кларой Иосифовной – в январе 1998 г. с применением статей ККУ 86-1, 42, 44, 45 и 172. Суд вынес решение: дать Штанько К.И. 4 года лишения свободы без конфискации имущества. Условно, с испытательным сроком в 1 год.
При поиске своего договора, я спрашивал председателя Бабушкинского райсуда Максименко А.И.: “Как же так получилось, что в суде съехали со ст.86-1 на ст.172 ККУ?”. Александр Илларионович ответил так: “Мы судили Штанько К.И. согласно тем документам, что есть в наличии, а то, что где-то что-то лежит – меня не касается. Пусть отвечает за них тот, кто прятал”. Так что документы, находящиеся под добросовестным надзором майора горМВД Власюка Николая Станиславовича в судебном разбирательстве не участвовали. А их там столько, что, похоже, Новиков А.И. сказал правду.
И, тем не менее, казалось бы, справедливость восторжествовала; но не тут-то было. Не знал я о судебном разбирательстве и по совету прокурора города подал исковое заявление в Самарский районный суд, называя ответчика ДО “Припять-Доверие”-“Инветстехнология”. Мошенники-то одни и те же! И буквально на втором судебном заседании мне и суду было вручено Возражение от 26.02.1998 г. о том, что я назвал двух ответчиков, а не одного, т.к. ИК “Инвесттехнология” – это самостоятельное юридически оформленное предприятие, и что оно не может нести какую-либо ответственность за другое предприятие, с которым я имел дело. И что оно меня не признает, т.к. со мной никаких договоров не заключало, и никаких материальных ущербов гражданину не причиняло. И что, поскольку с истцом никаких договорных отношений не заключалось, то и о моральном ущербе не может быть и речи. Гендиректор ИК “Инвесттехнология” – Волошенюк В.В. Она – бывший работник ДО “Припять-Доверие”.
В 1996 г., 22.07, ДО “Припять-Доверие” назначила собрание с повесткой дня: “О прекращении деятельности ДО “Припять-Доверие”. Организована была и ликвидационная комиссия (это после ареста). Волошенюк В.В. – председатель. Валентирова Н.В. – зам.председателя, и Гофман Я.П. На сегодня Волошенюк В.В. – гендиректор ИК “Инвесттехнология” и делит украинское добро в отделе облприватизации, а Валентирова Н.В. – председатель ликвидационной комиссии ДО “Припять-Доверие” и спокойно сидит за компьютером и рассказывает сказки вкладчикам, что никакого прихода дивидендов нет, т.к. «Вы уже их получили». «Как так! – возмущаются вкладчики, – мы с 1994 г. сюда ни разу не приходили!». В ответ: «Не знаю, не знаю, за Вас могли получить и кто-нибудь из Ваших родственников». Вот такая у них бухгалтерская отчетность: расписываются за акционеров где правой, где левой рукой, а то и ногой. Важно, чтобы в кармане было. Об этом я и на суде говорил. И вот уже прошло 8 лет, как наши имущественные сертификаты в “Инвесттехнологии”, а об отчетности перед вкладчиками и разговора нет.
А мой оппонент – зам. гендиректора ИК “Инвесттехнология” Мамотько Вячеслав Леонидович, – он сам юрист, сказал, что те акционеры, кто имеет на руках старые инвестиционные сертификаты, могут присутствовать на их собраниях как вольные слушатели, т.к. у них должен произойти обмен сертификатов нового образца с 20-кратной защищенностью. И что до 2019 г. без суда с ИК “Инвесттехнология” разорвать отношения никто не сможет. Таков закон.
К тому же, на суд был предоставлен список 22 предприятий, которые обладают акциями от 0,01 до 6,30 гривны. Т.е., дохлые предприятия. Вопрос: а как же обстоит дело с выполнением Постановления Кабинета министров от 17.11.95 г. №34 “Постанова про проведення індексації основних фондів та визначення розмірів амортизаційних відрахувань на повне їх відновлення у 1995 р.”? В п.7 этого Постановления сказано: “Установити номінальну вартість майнового сертифікату у розмірі – 50.000.000 крб. для розрахунків за об`єкти приватизації”. Так что, как видите, наши майновые сертификаты стоят не 10 грн. 50 коп., а 500 гривен, что и подтверждено постановлением ВР и Президентом Л.Кучмой от 26 августа 1996 г. №762/96.
А ведь ДО “Припять-Доверие” вывешивала список 219 предприятий, куда размещаются наши акции, и акции от имущественных сертификатов. Правда, фирма “Мебель”, что в Одессе, получив от ДО “Припять-доверие” 2.625 акций, сама нашла этих акционеров и постаралась письмами поддерживать связь с этими горе-акционерами.
Вот такая горькая правда. Не умели мы врать, потому и верили, что перед нами – люди. А оказалось, что имеем дело с подонками.
Судья Самарского райсуда г.Дн-вска Голяшкин Олег Владимирович не увидел в деятельности “Припять-Инвесттехнологии” ни воровства, ни мошенничества, ни сознательной (как предприятие “Инвесттехнология”) экономической диверсии, и 28.12.2002 г. закрыл дело из-за несущественности доказательств. Хорошо сказано: “А судьи кто?”

Поділитися: