Девятка выходит на свет?

25 лютого 2003 о 22:00 - 1845

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Это жулики любят темноту, и именно в мутной воде они ловят рыбу. Но их вытаскивают за ушко на солнышко и выводят на чистую воду.
Девятая больница вошла и в мою жизнь. Здесь умер мой отец, родилась моя дочь, не без помощи врачей, конечно, ее врачи помогали обеим моим бывшим женам. Меня как-то бог от нее миловал. Слышал я о ней и хорошие отзывы, читал плохие. Наша газета крупно отметилась в девятке, и я не особенно ждал желания идти на контакт со мной. Но Владимир Иванович Баштовой, главврач больницы, согласился со мной встретиться по первому же моему звонку и ответил на все вопросы.
-Вы пенсионер, но работаете. У вас есть контракт?
-Да, конечно.
-А можно с ним ознакомиться?
-Он находится в горздравотделе.
-Что вы можете сказать о хищениях и финансовых нарушениях в больнице?
-Что бы я ни сказал, наверное, более веским будет то, что нас перед Новым годом проверяло КРУ, никаких крупных нарушений не выявлено, никаких особых вопросов не возникло.
-Но я слышал, что против Вас даже возбуждено уголовное дело.
-Никакого уголовного дела нет.
-Но Вас даже обвиняют в смерти новорожденных детей, которые произошли по вине больницы.
-Вот как раз у нас самая низкая младенческая смертность по городу. И самая высокая рождаемость. Последняя смерть произошла в октябре месяце. Погиб нерожденный младенец, плод.
-Как у вас с учетом аппаратуры?
-На всю аппаратуру полностью есть документы, это тоже КРУ проверяло. Так же как те фирмы и организации, которые арендуют у нас помещения, и использование нами денег, которые они платят за аренду.
-Но в редакцию поступают письма, где говорится о многочисленных нарушениях, в том числе и криминальных, в Вашей больнице.
-Мы знаем, кто эти письма пишет.
-Вы можете назвать этого человека?
-Я не хочу делать ему зло, у меня профессия такая – делать добро. Первая заповедь Гиппократа – «Не навреди».
-Так что же, у Вас получается совсем по-христиански – «возлюби врага своего».
-Выходит, так. Работники меня поддерживают. Коллектив больницы написал письмо в мою защиту, которое подписали практически все 900 работников, за исключением 3-4 человек.
*****************
Я прошелся по больнице, поговорил со встреченными работниками. Отношение ко мне, как к сотруднику «ЛИЦ», было недоверчиво-настороженное, от комментариев по поводу положения, сложившегося в больнице, в основном отказывались. Только одна лаборантка сказала, что, видно, нет дыма без огня. Было видно, что людям надоела атмосфера, сложившаяся в больнице и вокруг нее.
Не успел я доехать домой, как со мной связался Владимир Иванович – ему доложили, что по больнице ходит корреспондент «ЛИЦ» и задает провокационные вопросы.
*****************
Николай Алексеевич Горностаев, прокурор г. Днепропетровска, сказал, что уголовное дело существует.
-А почему Владимир Иванович работает? – удивился я.
-До тех пор, пока не предъявлено обвинение, он остается таким же гражданином, как мы с вами.
-А что Вы можете сказать о том, как продвигается это дело?
-До тех пор, пока следствие не закончено, существует тайна следствия, все его материалы закрыты. Когда следствие закончится и состоится суд – тогда пожалуйста.
-Но ведь больницу проверяло КРУ, и никаких нарушений не обнаружило.
-Мы думаем, что надо привлечь еще и дополнительную, независимую экспертизу, которая внесла бы окончательную и полную ясность в состояние дел в девятой больнице.
*****************
В горздравотделе отношение к «ЛИЦАм» тоже не самое лучшее. Мне сказали, что не один Баштовой работает на руководящей должности, достигнув пенсионного возраста. Сегодня пенсионер сам решает, работать ему дальше или не работать, и увольнение его связано с теми же проблемами, что и увольнение любого другого работника, а наш закон стоит на страже интересов трудящихся. Так один из главврачей города уволен за взятки, за них же сидит в СИЗО, но судится с горздравотделом по поводу восстановления на работе.
Говорили мы и о взятках. Зарплата дворника, сторожа – 185. Зарплата медсестры, санитарки – 185. Зарплата врача, выпускника Медицинской Академии – 196. Врач-хирург высшей квалификации, со стажем работы, получает 240. Все они получают ниже прожиточного минимума, все они оказались, как между молотом и наковальней, между нашим государством и населением, которое именно к ним обращает свое отношение к нашей системе здравоохранения. Если больной хочет отблагодарить врача, он найдет способ, и я, на месте врача, не стал бы отказываться. А вот если врач заставляет больного «благодарить»… Таких не любят и сами коллеги, и закон.
И еще о пенсионерах. Можно поставить молодого, талантливого, высокопрофессионального дворника начальником ЖЭКа. Можно, но нужно ли? Главврач больницы – совсем другой уровень и характер обязанностей, чем завотделением. Это, кроме того, и опыт, и наработанные связи, да и имидж, и прошлые заслуги.
*****************
И, кстати, об имидже. Есть такая история, связанная с девяткой. На закате советской власти, в 1989 году, больница получила аппарат для ультразвуковой диагностики, «Комбизон-325», равного которому до сих пор нет в городе. За аппарат было заплачено 140.000 советских «деревянных» рублей, которые по покупательной способности приблизительно равны американскому зеленому доллару. Аппарат оплатило Министерство здравоохранения СССР и НИИ «Черметмеханизация». Министерство – потому, что аппарат был предназначен для здравоохранения, а НИИ «Черметмеханизация» – потому, что был богатым, и его попросили партийные органы, чьим просьбам отказывать было не принято.
Аппарат был государственный, пользовалась им государственная днепропетровская больница № 9. Потом государства не стало, и НИИ «Черметмеханизация» в 2002 году обращается с письмом на имя главного врача, где жалуется на тяжелое финансовое положение, и предъявляет права на аппарат – мы же за него, мол, платили!
Письмо, как утверждают некоторые, было положено под сукно, и, говорят, даже готовилась схема проплаты за аппарат – частный благотворительный фонд собирался проплатить от имени больницы и забрать его в частную собственность. Люди, которые работали на «Комбизоне-325», могли лишиться работы и обратились в АНД райсовет. Председатель райсовета направил письмо в НИИ «Черметмеханизация» – имейте совесть, больница уже проплатила 30.000 на ремонт, 67.000 за приставку к аппарату, 13 лет врачи больницы на этом аппарате вели бесплатно консультации для работников НИИ.
Коллектив готовит письмо мэру и прокурору города, но главврач его не подписывает, – он утверждает, что уже решил вопрос, что и мэр, и прокуратура знают, что закон и логика – на его стороне. Владимир Иванович обращался в НИИ «Черметмеханизация» и считает, что доказал право больницы на «Комбизон-325».
Но по больнице выходят приказы о расформировании отделения ультразвуковой диагностики, эти приказы отменяются прокуратурой и горздравотделом, но выходят вновь, а аппарат «Комбизон-325» стремятся передать в распоряжение рентгенкабинета, заведующий которым тоже проходит по уголовному делу.
У некоторых работников складывается впечатление, что Владимир Иванович Баштовой не заинтересован в том, чтобы аппарат «Комбизон-325» остался в больнице и выполнял свое функциональное назначение. Функциональное назначение он выполнять-то будет в любом случае, но опасно то, что в других руках, и к его функциям прибавится еще одна – приносить доход.
По поводу этого аппарата и в прокуратуре, и в горздравотделе мне сказали, что вопрос достаточно запутанный, и в нем должны разобраться компетентные в юридических и финансовых тонкостях органы…
*****************
Очень часто журналистов упрекают в том, что они не полностью разобрались в проблеме, не осветили все ее стороны. Теория познания учит, что полностью разобраться невозможно даже в самом простом, на первый взгляд, вопросе. Так и с «девяткой». Тут еще непаханое поле – международно-финансовые связи с американо-еврейским капиталом, $3.000.000, которые выделила Еврейская община в американском городе Бостоне на благотворительную деятельность в украинской медицине, информацию о чем я прочел в Интернете. Так что, может быть, продолжение следует. Наверное, до тех пор, пока прокуратура не закончит следствие, пока не состоится суд, и пока аппарат «Комбизон-325», который оставлен в больнице до декабря 2003 года, не будет закреплен в ее стенах навсегда.

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: