Восьмикратный пенсионер Советского Союза и Украины

18 лютого 2003 о 22:00 - 1101

Разоблачили Виктора Петровича Трофимова, как нередко бывает, случайно. Когда летом 1999 года в Управлении соцобеспечения Луганска свели воедино списки всех городских пенсионеров, кто-то из бдительных работников обратил внимание, что в разных районах областного центра получают пенсии люди-близнецы – с одинаковыми фамилиями, именами, отчествами, датами рождения и совпадением прочих фактов автобиографий. Сообщили об этом в милицию.
Правоохранителей, начавших проверку, ожидало первое открытие: В.П. Трофимов – личность реально существующая, но проживающая (и прописанная!) не в Луганске, а в г. Северодонецке Луганской области, где также получает (уже третью по счету) пенсию.
Заинтригованная милиция отправилась по означенному адресу. Взору сотрудников предстал сгорбленный, полупарализованный старичок с трясущимися руками и бессвязной речью, который безучастно сидел в старом кресле, пока правоохранители производили обыск. Вскоре глаза у следователей, без преувеличения, полезли на лоб: было найдено 15 (пятнадцать!) паспортов с фотографиями пенсионера, 130 (сто тридцать!) печатей и штампов различных организаций, включая министерства и госкомитеты, великое множество «заготовок» всевозможных бланков и справок, типографский шрифт, а также нехитрый подручный инструмент, с помощью которого изготовлялась вся эта «липа». Причем «липа» высочайшего класса: даже эксперты-криминалисты, не знавшие о происхождении того или иного документа, не всегда могли с уверенностью дать заключение о его подлинности.
Все документы о себе, любимом, Виктор Петрович Трофимов изготавливал вручную – без всяких там компьютеров, принтеров и сканеров. Всю свою жизнь (родился в 1929 году) он оттачивал свое мастерство и – надо честно признать – преуспел в «фальшивосправочном» деле. С годами он пришел к твердому убеждению, что вовсе не обязательно воровать и грабить – гораздо безопаснее в тепле и тишине сочинить несколько бумажек, отнести их в соответствующие организации и далее спокойно грести деньги за выдуманные заслуги перед Родиной. К моменту ареста Трофимов получал пенсии не только в двух районах Луганска и Северодонецке, но еще в четырех районах области, а также в г. Лисичанске. По самым скромным подсчетам (причем без учета инфляции и индексации), государство устроило пенсионеру сладкую жизнь, выплатив более 40 тысяч гривень (еще тех, «крепких», когда за один доллар давали 1,87 гривни, а не 5,40, как сейчас).

И швец, и жнец…

Следователи трудились уже не только из-за служебного долга, но и из профессионального (и просто человеческого) любопытства: что же это за человек такой – Трофимов? Открытия подстерегали их на каждом шагу, причем отличить за давностью лет, где правда, а где вымысел, было уже затруднительно.
Родился Виктор Петрович в Белоруссии. Во время войны его отец якобы был партизаном и погиб, сражаясь с фашистскими захватчиками, а 14-летнего Витю немцы отправили в концлагерь. Кстати, как малолетний узник Трофимов накануне ареста сумел даже получить компенсацию от правительства Германии. Однако никаких документов, подтверждающих его героическое прошлое, кроме собственноручно изготовленных, следователям найти не удалось. Зато в архивах обнаружились другие, выданные военным трибуналом Белорусской железной дороги: в 1945 году он был осужден за грабеж поездов, идущих на фронт.
Дальше – больше. Оказалось, что за сорок дальнейших лет В.П. Трофимов еще четырежды попадал под карающий меч Фемиды, но ни разу – за подделку документов. А именно: за хулиганство, воровство и даже (уже стариком) за нанесение тяжких телесных повреждений незнакомому гражданину.
Но самую оригинальную аферу Виктор Петрович провернул еще в советское время, находясь на заработках в республике Коми: он умудрился как отец получить большой калым за девушку, выходившую замуж, не имея при этом собственной дочери.
Первую пенсию Трофимов «назначил» себе еще в 1980 году – «за выслугу лет». В 1987-м – «по инвалидности». Надо ли объяснять, что все медицинские документы также были в «полном порядке». Кстати, правоохранители, проводившие обыск, обходились с Виктором Петровичем крайне вежливо, постоянно улыбаясь и говоря «спасибо» и «пожалуйста». Еще бы: ведь немощный старичок предъявил им справку из психдиспансера, в которой было указано, что податель сего болен особой формой шизофрении, при которой требуется обходительность и по возможности удовлетворение всех желаний пациента. В то же время Виктор Петрович предстал и как человек высокоинтеллектуальный, имеющий несколько высших и специальных образований. Следствие нашло кучу дипломов, свидетельствующих, что Трофимов является одновременно летчиком, массажистом и ветеринаром. В общем, и швец, и жнец, и на дуде игрец… Естественно, вся документация была любовно изготовлена самим Виктором Петровичем.

Совсем больной…

Трофимов оказался не только искусным фальшиводокументалистом, но и талантливым актером. Пока шел обыск, он так натурально «страдал» от стариковских болезней, что молодая женщина-следователь прониклась к нему искренним состраданием, и хотя была на восьмом месяце беременности, чуть ли не на себе таскала полупарализованного старика из комнаты в комнату, как того требовала процедура обыска. А к машине, чтобы доставить Трофимова в милицию, его пришлось нести на руках двум дюжим сотрудникам-мужчинам. Каково же было всеобщее изумление, когда в отделении Виктор Петрович преобразился: обрел ясность ума и четкость речи, руки перестали дрожать, он выпрямился во весь рост и стал деловито прохаживаться по кабинету. Когда в комнату случайно зашла та самая беременная женщина-следователь и увидела произошедшую метаморфозу, у нее от возмущения едва не начались преждевременные роды.
Тем не менее, Трофимова решили не держать в КПЗ, а отпустить под подписку о невыезде: мол, не ударится же 70-летний старик в бега… Виктор Петрович ударился. Правда, время от времени он присылал следователям письма: скоро буду, вот только подлечусь… И давал адрес какой-нибудь поселковой или сельской больницы. Милиция проверяла, врачи подтверждали: да, такой-то лечился, но уже выписался…
Больше года Трофимов кочевал по медстационарам области. Это дело он тоже знал и любил: дома имел целую библиотеку по медицине, которой бы позавидовали настоящие доктора. А будучи артистом по природе, он мог, как уже убедились следователи, изображать симптомы любой болезни.

Черный юмор

Однако любой забег когда-нибудь заканчивается финишем. Весной 2001 года у Виктора Петровича стало туго с финансами, а на больничных харчах нынче долго не протянешь, и он приехал в Северодонецк, чтобы – вы не поверите – получить пенсию! Тут его и взяли во второй раз.
На первом же допросе Трофимов предложил следствию активное содействие в обмен на минимально возможное наказание. А рассказать Виктору Петровичу было о чем: как выяснилось, он не только получал несколько пенсий, но и помог оформить их еще нескольким десяткам граждан. Тоже, между прочим, непыльный бизнес. Правда, Виктор Петрович поставил еще одно условие: ежедневно он будет «сдавать» только одного «клиента». Увы, Трофимов, всю жизнь бывший аферистом, и тут обвел следствие вокруг пальца, но уже по законам черного юмора: через сутки с ним случился сердечный приступ, и спасти его врачи не успели. Великий – без преувеличения – мошенник скончался.
Сколько же еще лжепенсионеров здравствуют ныне в Луганской области (а может, и в других регионах) – неизвестно. Трофимов успел перед смертью назвать только одно имя… Но, учитывая сегодняшний размер пенсий и уровень жизни большинства украинских пенсионеров, поддавшихся на искушение воспользоваться услугами подобных трофимовых могло оказаться намного больше, чем сообщил следствию гениальный луганский мошенник.

Поділитися: