Легким движением нужной руки академик превращается, превращается в… заурядного бандита

11 лютого 2003 о 22:00 - 1100

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Я стал полицейским потому,
что с детства мечтал о профессии,
в которой клиент всегда не прав.

Некий офицер американской полиции

Задержали Николая Шимона, действительного члена Академии строительства Украины, академика французской и канадской академий наук, занесенного в книгу «Золотая элита Украины», и «Человека Планеты-2000 года» по версии биографического института США, имеющего национальные, международные премии и награды, президента промышленно-инвестиционной корпорации «Сиче-
слав», спустя несколько дней после окончания избирательного марафона-2002, обвинив его сразу по шести статьям УК в редакции 2001 года и пяти – в редакции 1960-го.
Оказывается, Николай Иванович, прикрываясь научной, предпринимательской и благотворительной деятельностями, творил полтора года, с июля 2000 по декабрь 2001-го, криминальный беспредел. Да так тонко, что за этот период успел получить сразу две благодарности от городского головы Днепропетровска Ивана Куличенко «За многолетнюю плодотворную работу, значительный личный вклад в строительство и высокий профессионализм» и стать лауреатом премии им. академика М. Будникова за научную работу «Переработка отходов металлургической промышленности в строительные материалы и использование их в строительстве».
На «преступный путь» ученого-президента-бизнесмена толкнула элементарная, следуя логике правоохранителей, жажда наживы. Следователь УБОПа считает, что пятого июля 2000-го года Николай Иванович по накладной лично, «заведомо не намереваясь исполнить свое обещание», получил запчасти «к механизмам горно-добывающей промышленности» на сумму 317 с половиной тысяч гривен, после чего вместе со своим доверенным лицом «завладел данным имуществом и с похищенным(!) скрылся». Скрывался академик Шимон так тщательно, что, неоднократно выступая на радио и ТВ, беседуя с журналистами и общаясь с подшефными из детдома для больных церебральным параличом, ни разу не попал в поле зрения сыщиков.
Одновременно Николай Иванович придумывал и организовывал тщательно спланированную акцию по повреждению домовладения гражданки Л.
Базируются эти, собранные, видимо, по крупицам доказательства на «неустановленном следствием времени и неустановленном пистолете», купленном опять же «в неустановленном следствием месте и у неустановленного лица». Зато разбитые от пистолетных выстрелов стекла в квартире Л. и ущерб в 440 гривен наличествуют. Этого Шимону кажется мало и он «у неустановленного следствием лица, в неустановленное время и в неустановленном месте» купил конкретное самодельное взрывное устройство весом 450 граммов, сохраняя его, ну конечно же, в «неустановленном следствием месте». И в «один из дней(?) ноября 2000-го года» дал указание своему помощнику Б. взорвать забор у дома Л. Осечка. Тогда Шимон повторяет все сначала, и 30 ноября его помощник таки взрывает самодельное взрывное устройство, нанеся ущерб забору и входным дверям на сумму 2.800 гривен. Это Николаю Ивановичу кажется недостаточным, и он в начале декабря по вышеупомянутой неустановленной следствием схеме, но установленным зарядом в 320 граммов пытается еще раз подорвать материальные устои, но уже офиса все той же гражданки Л. Снова самоделка не взорвалась. Отчаявшись, Николай Иванович попытки прекращает.
Взор его прикипает к гражданке К., которая отказала ему еще в апреле 2000-го года в 10-ти тысячах долларов США. После чего жадная бестия скрылась. Через полгода следы ее отыскали, и «Шимон пригласил(!) К. в офис корпорации «Сичеслав» и вновь потребовал 10 тысяч долларов». Не получив желанного, Николай Иванович отвозит К. на автомобиле в Киев, развлекает ее целый день, возвращается в Днепропетровск и запирает, как установлено следствием, в… квартире этажом ниже собственной. Там она коротает в одиночестве сорок дней и ночей. Наконец, 10 декабря в ответ на финансовые домогательства женщина говорит последнее «прости», в смысле «денег нет и не будет», с чем униженный и оскорбленный Николай Иванович отпускает ее с миром. Даже не ударил, мерзавец…
А еще господин Шимон неоднократно «кидал» Днепропетровское областное управление «Ощадбанка Украины». Не совсем лично, конечно, но все-таки. Ведь председатели подконтрольных ему сельских ООО взяли в феврале-марте 2001 года банковские кредиты под залог зерна будущего урожая. А проценты с соответствующей пеней из-за невозврата кредита в срок набежали. Хотя собственно кредиты и вернули. Но все равно он виновен в том, что «организовал, спланировал, руководил и непосредственно участвовал в совершении ряда преступлений, направленных на мошенничество с финансовыми ресурсами с целью получения кредитов».
Наконец, 26 декабря 2001 года Шимона персонально «схватили за руку». Оказывается, спустя полтора года к нему приехал тот самый «обворованный» на запчастях хозяин и потребовал вернуть вышеупомянутую сумму их стоимости, уменьшенную почему-то на несколько десятков тысяч. В ответ, по версии потерпевшего, Николай Иванович врезал ему ровно два раза по физиономии и попросил больше претензий не предъявлять.
В конце концов, академика обвинили еще в подрыве валютных запасов страны. «Главным козырем» стала кредитная карточка французского банка «Лион кредит», найденная при обыске у Шимона. Почему следствие искало «след» академика в итальянском Милане, честно говоря, загадка. Тем не менее, продвинутый следователь утверждает, что Николай Иванович незаконно открыл валютный счет. Где, когда, почему и сколько туда евро или долларов положено – выяснять не надо. Ведь иностранная «кредитка» для следствия – уже преступный умысел. С таким успехом можно обвинить любого директора совместного предприятия или ученого, получившего иностранную премию или гонорар от зарубежных коллег. Плевать… И Шимона обвиняют в «незаконном открытии за пределами Украины валютных счетов(!) физических лиц, что квалифицируется ст.208 ч.1 УК Украины».
Вышеупомянутые «преступления» рассматривал в досудебном разбирательстве 24 октября т.г. судья Жовтневого суда Антонюк. Он без особого труда разглядел множество «дыр» в обвинениях следствия и отправил дело на доследование, оставив, увы, арестованного в СИЗО. Если верить многочисленным 46-ти жалобам арестованного, начиная от Президента и заканчивая прокурором области, следователю после многочисленных замечаний судьи ничего не оставалось, как «выбивать» у Шимона и свидетелей признания. К слову, корреспонденты Шимона, за исключением уполномоченного по правам человека в Украине Нины Карпачевой, ответить так и не удосужились. Интересно, какие еще аргументы требуются надзирающему за исполнением законов органу – прокуратуре, чтобы истребовать материалы дела, изучить их и поручить проведение досудебного следствия опытным следователям своего ведомства? Ведь ст.227 УПК дает полное на это право.
Из жалобы адвоката, отправленной 20 января 2003 года на имя Генпрокурора С. Пискуна, копия прокурору Днепропетровской области В.Шубе:
«…22.11.2002 г. подзащитный был избит о/у УБОП Пащенко в одном из следственных кабинетов, при этом последний требовал от Шимона признаться в совершении ряда преступлений на территории г.Днепропетровска и Днепропетровской области.
28.12.2002 г. несмотря на то, что состояние Шимона было крайне тяжелое, в связи с чем он находился на излечении в стационаре медчасти СИЗО, его вывели для проведения очной ставки с гр.Б., который также был избит и имел видимые следы телесных повреждений.
03.01.2003 г. в одном из кабинетов, где проводятся очные ставки, Шимон был зверски избит о/у Пащенко в присутствии следователя Данильченко А.О. При этом оба требовали признать вину в совершении преступлений в отношении гр.гр. Л., Ю. и М.
15.01.2003 г. Шимона Н.И. доставили в помещение УБОП, где в каб. № 528 Пащенко применял к нему особо изощренную форму пытки: …на голову надел противогаз, в «хобот» которого вложил подожженную вату, от чего Шимон потерял сознание. Приводили в чувство Шимона, обливая водой, при этом наносились удары резиновой палкой по голове и лицу. Сокамерники Шимона видели последствия допроса и подтвердили их письменно…».
После последнего визита в УБОП адвокат был допущен к подзащитному только 21-го января. Николай Шимон, по свидетельству адвоката Николая Бондаря, находился «в крайне плохом состоянии здоровья» и был отправлен на стационарное лечение в медсанчасть СИЗО. Остается добавить, что под стражу взяли еще и его брата, Ивана Шимона, к которому, по заявлению Бондаря, тоже применяются незаконные методы воздействия. Между прочим, Ивану Ивановичу защитник до сих пор не предоставлен, хотя с момента задержания прошло более двух месяцев.
Согласитесь, создается впечатление, что Шимона корректно «заказали». У нас не Одесса, тщательнее работают, тщательнее…

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: