Земля тревоги нашей

28 січня 2003 о 22:00 - 1177

Письмо, которое прислал в редакцию из Гуляй-поля Андрей Серафимович Румак, еще раз напомнило мне мое удивление, которое все еще охватывает меня на наших базарах – а где оно было раньше, а откуда оно берется сейчас? Или это показатель богатства нашей земли, или это селяне отдают нам последнее, чтобы заработать хоть что-то и выжить?
Гуляй-поле Криничанского района – забытое Богом село? Не знаю насчет Бога, а вот справочной службой автовокзала – точно. На вопрос, как до него добраться, бодрый женский голос в справочной сначала направил меня в Запорожскую область, а потом бодрая дежурная по справке ответила, что не знает, где это, так как там не была. Пришлось дойти до начальника пассажирских перевозок, чтобы узнать, что ехать надо через Днепродзержинск.
20 января погода была прекрасной. Ветки деревьев были покрыты инеем, и посадки по обеим сторонам дороги казались отчеканенными из серебра. «Красива наша земля, велика и обильна», вспомнил я фразу из учебника истории, а ехидная память подсказала продолжение – «только вот володети нами некому».
Как некому? Высшим сувереном власти у нас в стране является народ. Вот именно по этому поводу я и ехал в Гуляй-поле. Именно народ сейчас становится хозяином земли – идет аграрная реформа, идет распаевание земель, каждый получает частичку народного богатства.
Именно вопрос распаевания земель стал камнем преткновения в бывшем птицесовхозе «Украинский», который давно уже не птицесовхоз и не «Украинский». Но вопрос, конечно, не в наименованиях, а в том, как живут здесь люди, что беспокоит их, на что они надеются.
Здешних пенсионеров беспокоит то, что до сих пор не прошло распаевание земель. По этому поводу они обращались во многие инстанции, в том числе и к
Н.А.Швецу, Г.И.Булавке, А.А.Любовичу, который возглавляет облуправление сельского хозяйства, к руководителю райгосадминистрации Ю.А.Ковалю, в другие инстанции, об этом писала газета «Селянська правда», но воз и ныне там.
А вообще – я убедился, что Гуляй-поле не забытое Богом село – там живут прекрасные люди, там осталась прекрасная земля. Просто это совершенно ненужное никому из начальства село – от облгосадминистрации до справочной автовокзала.
Конечно, всем сегодня живется нелегко, но я не мог не переспросить, когда мой собеседник, работник сегодняшнего предприятия, сказал мне, что получил 120 гривен в год.
-А на что ж вы живете? – удивился я.
-Да то солярки удается немного прихватить, то зерна, то комбикорма, то с огорода что-то продашь… Да и вообще, у нас на счету две тысячи есть, но, правда, пока не дают.
Когда я рассказал о цели своего приезда, рабочие отреагировали довольно резко: «Эти пенсионеры, – сказали они, – опять земли хотят. А почему мы должны с ними делиться тем, что произвели? Нам и самим не хватает».
Пенсионеры просто не могут видеть, во что превращается когда-то передовое хозяйство. Они помнят о тех временах, когда птицесовхоз «Украинский» имел государственные награды, в том числе Переходящее знамя ВЦСПС СССР, давал стране до 30 млн. яиц в год, 3.000 тонн молока, 1.000 тонн мяса птицы… Сейчас в хозяйстве 50 коров – из 2.300 голов крупного рогатого скота, которые были раньше, – да и те дают по 90 литров молока в месяц.
Боль пенсионеров и в том, что разрушено, разграблено хозяйство, которому они отдали всю свою жизнь, и в том, что нынешнее руководство вообще перестало считать их людьми, лишило будущего и их, и их детей и внуков.
Перевод птицесовхоза в коммунальную собственность, изменения в руководстве – обо всем люди узнавали только как о свершившемся, – согласия их не требовалось, и никому не приходило в голову не только спросить, но хотя бы поставить их в известность. Когда они поинтересовались, сколько чего сдано в аренду, сколько денег получено от аренды, оказалось, что даже печати и документы о правах на пользование землей в сельсовете еще должны сделать, и даже акт на пользование землей, когда стали его спрашивать, в сельсовете показать не смогли.
Пенсионеры видят, как исчезает техника, как режутся на металлолом и продаются ангары-хранилища, уничтожаются капитальные постройки, как исчез громадный автопарк – раньше только кормовозов было 10, а сейчас он весь насчитывает меньше 10 машин. Разобраны и растащены птичники, загон для скота, лагерь для уток… Даже 3,5 километра труб диаметром 1,5 метра, которые были закопаны в землю, чтобы подавать воду из речки Базавлук для орошения полей, выкопаны и исчезли.
Конечно, пенсионерам очень обидно видеть, как исчезает созданное их трудом богатство, которым они так гордились, которое давало надежду на светлое и обеспеченное будущее. Но самое страшное для них то, что они не видят перспектив. «Рабами нас сделали, – говорят они, — и нас, и детей наших, и внуков».
Единственная для них надежда – распаевание земли. Каждый получит пусть небольшую, но часть богатства, – из восьми с половиной тысяч гектаров в хозяйстве уже осталось полторы. Но и это даст возможность получать хоть что-то от земли, даст надежду на будущее.
Большой надеждой для них было собрание по этому вопросу. Инициативная группа, лично Раиса Николаевна Семенова, разговаривали с директором А.Н. Драготой о том, кто может присутствовать на собрании, и директор дал согласие на присутствие пенсионеров. Раиса Николаевна написала и развесила объявления о собрании, единственным вопросом которого был вопрос о дальнейшей судьбе коллектива – о распаевании земель, – в правлении не было ни сил, ни желания для этого, сама побеспокоилась о транспорте, заручившись обещанием директора, что все желающие будут доставлены, обратилась в приемную народного депутата Царева, пригласила на собрание его помощника.
Это собрание до сих пор вспоминают с обидой и недоумением. Автобус, который должен был доставить людей из дальнего отделения, сделал только одну ходку, а на вторую идти отказался, ссылаясь на распоряжение директора. Собрание провели быстро, опоздавшая Галина Федоровна прибыла, когда собрание уже закончилось. Ни протокола, ни списков присутствовавших, ни зафиксированных результатов голосования не было. Сначала инициативной группе сказали, что будет собрано еще одно собрание с соблюдением всех формальностей, а потом оказалось, что все документы по собранию уже отправлены в область и искать их надо там. Говорят, что после собрания рабочим был устроен праздник – выдали по десятке…
А пенсионерам… Тем, кто был в зале, объявили, чтобы они садились отдельно, так как права голоса не имеют, многих вообще не пустили. Одна из бывших передовиков производства, доярка-пятитысячница, кавалер ордена Ленина Елена Кучерявая плакала, выходя из зала.
Меня очень удивило отношение инициаторов и руководителей собрания к его проведению. То, что рабочим объяснили, что если земля будет распаевана, они потеряют работу – это не удивительно. То, что рабочим пригрозили, что те, кто будут голосовать за распаевание, будут уволены сразу – тоже у нас в порядке вещей. А вот то, что руководство даже не удосужилось написать бумаги, которые бы придавали случившемуся хоть какую-то видимость законности – это необычно даже для нас. Или руководство настолько уверовало в свою непогрешимость, что на эти «мелочи» ему лень обращать внимание, как лень было написать и развесить объявления о собрании?
Дело, наверное, просто в отношении к людям. Этому отношению прекрасная иллюстрация – похороны мужа Раисы Николаевны Семеновой, который из 63-х прожитых лет 42 года проработал в птицесовхозе и поэтому имел одну-единственную запись в трудовой книжке. Даже изготовлением гроба для его похорон вдова была вынуждена заниматься сама, решить вопрос с электриками, с подключением токарного станка, выяснением его мощности… Ей еще и квитанцию за эти услуги выписали.
-Не денег жалко, – говорит она сквозь слезы, – не в деньгах дело, а обидно за такое отношение к человеку.
Судьба птицесовхоза «Украинский», этого некогда процветающего предприятия, напоминает мне судьбу нашей некогда процветающей страны, перенасыщенной предприятиями производства и энергетики. Не сами по себе исчезли ангары-хранилища из оцинкованного металла. Не сами по себе разрушились производственные строения и выкопались закопанные в землю трубы, – стихийных бедствий на территории бывшего птицесовхоза «Украинский» не наблюдалось очень давно. Не растворился же в воздухе некогда богатый автопарк, да и птицы с крупным рогатым скотом не могли просто встать и уйти искать лучшей доли. Ко всему этому приложили руки конкретные люди! И такие же конкретные люди добились высоких и ответственных постов, чтобы отвечать за все это, руководить всем этим. Может, управление сельского хозяйства облгосадминистрации, облсовет, или хотя бы Криничанские районные власти внесут ясность в вопрос – а что же произошло с этим хозяйством, и, может быть, назовут и накажут виновных?
Ведь налицо факт, что без войны, без оккупации, без землетрясений и прочих стихийных бедствий уничтожено некогда процветающее сельскохозяйственное предприятие.
У рабочих есть хоть мизерные, но заработки, у них есть на счету деньги, у них впереди еще вся жизнь. А вот у пенсионеров осталась только надежда на справедливое распаевание земель. Надежда умирает последней… Но как бы не после пенсионеров.

Поділитися: