Любовь – игра?

15 серпня 2011 о 09:58 - 4200

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


– А давай наперегонки до горки? – предложил он ей, предвкушая победу.

– Неа, – отказалась она. – Воспитательница сказала не бегать. Попадет потом.

– Струсила? Сдаешься? – подначил он ее и засмеялся обидно.

– Вот еще, – фыркнула она и рванула с места к горке.

Потом они сидели в группе, наказанные, под присмотром нянечки, смотрели в окно как гуляют другие и дулись друг на друга и на воспитательницу.

– Говорила тебе – попадет, – бурчала она.

– Я бы тебя перегнал обязательно, – дулся он. – Ты нечестно побежала. Я не приготовился…

– А спорим, я быстрей тебя читаю? – предложил он ей.

– Хахаха, – приняла она пари. – Вот будут проверять технику чтения и посмотрим. Если я быстрее – будешь мой портфель до дому и до школы таскать всю неделю.

– А если я – отдаешь мне свои яблоки всю неделю! – согласился он.

Потом он пыхтел по дороге с двумя ранцами и бурчал:

– Ну и что! Зато ты не запоминаешь, что читаешь, и пишешь медленнее. Спорим?…

 

– А давай поиграем, – предложил он. – Как будто бы я рыцарь, а ты как будто бы дама сердца.

– Дурак! – почему-то обиделась она.

– Слабо? – засмеялся он. – Слабо смущаться при виде меня? И дураком не обзываться тоже слабо.

– И ничего не слабо, – повелась она. – Тогда вот чего. Ты меня тоже дурой не обзываешь и защищаешь.

– Само собой, – кивнул он. – А ты мне алгебру решаешь. Не рыцарское это дело.

– А ты мне сочинения пишешь, – хихикнула она. – Врать и сочинять – как раз рыцарское дело.

А потом он оправдывался в телефон:

– А не надо было себя как дура вести. Тогда никто бы дурой и не назвал. Я, кстати, и извинился сразу…

 

– Ты сможешь сыграть влюбленного в меня человека? – спросила она

– С трудом, – ехидно ответил он. – Я тебя слишком хорошо знаю. А что случилось?

– На вечеринку пригласили. А одной идти не хочется. Будут предлагать всякое.

– Нуу… Я даже не знаю, – протянул он.

– Слабо? – подначила она.

– И ничего не слабо, – принял он предложение. – С тебя пачка сигар, кстати.

– За что? – не поняла она.

– Эскорт нынче дорог, – развел руками он.

А по дороге домой он бурчал:

– Сыграй влюбленного, сыграй влюбленного. А сама по роже лупит ни за что… Влюбленные между прочим целоваться лезут обычно.

– Что это? – спросила она.

– Кольцо. Не очевидно разве? – промямлил он.

– Нибелунгов? Власти? Какая-то новая игра затевается?

– Угу. Давай в мужа и жену поиграем, – выпалил он.

– Надо подумать, – кивнула она.

– Слабо? – подначил он.

– И ничего не слабо, – протянула она. – А мы не заигрываемся?

– Да разведемся, если что. Делов-то, – хмыкнул он.

А потом он оправдывался:

– А откуда мне знать, как предложения делаются? Я ж в первый раз предлагаю. Ну хочешь, еще раз попробую? Мне не слабо.

 

– Сыграем в родителей? – предложила она.

– Давай. В моих или в твоих? – согласился он.

– Дурак. В родителей собственного ребенка. Слабо?

– Ого как, – задумался он. – Не слабо, конечно, но трудно небось..

– Сдаешься? – огорчилась она

– Не-не. Когда эт я тебе сдавался? Играю, конечно, – решился он.

 

– Усложняем игру. Ты теперь играешь в бабушку.

– Правда? – не поверила она.

– 3900. – кивнул он – Пацан. Слабо тебе в бабушку сыграть?

– А ты в данном случае во что играешь?

– В мужа бабушки, – засмеялся он. – Глупо мне в бабушку играть.

– В де-душ-ку. Как бы ты тут не молодился, – засмеялась она. – Или слабо?

– Куда я денусь-то…

 

Она сидела у его кровати и плакала:

– Сдаешься? Ты сдаешься что ли? Выходишь из игры? Слабо еще поиграть?

– Угу. Похоже что так, – ответил он. – Неплохо поиграли, да?

– Ты проиграл, раз сдаешься. Понял? Проиграл.

– Спорное утверждение, – улыбнулся он и умер.

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: