Кто на президента? Третьего

21 січня 2003 о 22:00 - 1086

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Политолог Владимир Полохало – о следующей президентской избирательной кампании, вероятных претендентах и о годе России в Украине

Закончились выборы парламентские, да здравствуют президентские?
– Если исходить из политической логики в Украине, то и парламентские выборы, и президентские – это один политический цикл. Это, наверное, впервые в истории государства настолько тесно связанные парламентские и президентские выборы. Поскольку так или иначе, у нас будет третий президент – полноценный, в соответствии с действующей Конституцией, или с ограниченными полномочиями, если реализуется проект, высказанный Кучмой.
Но на самом деле важно то, что основными политическими актерами являются одни и те же люди – на обоих выборах. В этом смысле метафорически можно говорить: парламентские выборы закончились, да здравствуют президентские. Но существует действующее законодательство и формальные признаки президентской избирательной кампании. В соответствии с Конституцией, она еще не началась. Если же неформально, то только кое-кто намекнул о своем возможном участии в кампании.
–Почему? Виктор Ющенко дал понять, что наверняка будет баллотироваться…
–Дал понять, но откровенно, публично об этом не сказал. Другие ключевые игроки ведут себя так же. Нигде не заявили о своих намерениях Александр Мороз, Петр Симоненко. И Виктор Янукович тоже ничего подобного не провозглашал. Разве что Леонид Грач об этом сказал. Что касается Виктора Медведчука – еще одного ключевого игрока, то сам президент дезавуировал его амбиции, сказав, что глава администрации не будет избираться на должность президента.
Итак, имеем весьма амбициозных, но и весьма скромных политических лидеров. Разумеется, понятно почему – все боятся, существует фобия перед Кучмой, все опасаются предпринять фальстарт. Это означает, что только он, наверно, сделал окончательный выбор или близок к этому. Как в свое время сделал Ельцин с Владимиром Путиным.
Кто это будет – этот мистер Икс от партии власти, можно лишь гадать. Так как рациональный анализ не дает оснований говорить о вероятности того или иного кандидата. Президент может сознательно играть и ни на кого не указывать.
Перед ним, скорее всего, сложная проблема – найти рейтингового кандидата от партии власти. Такого, который имел бы шансы выйти во второй тур выборов. Ни Янукович, ни Литвин или Медведчук – уже не говорю о Тигипко, он, вопреки всем амбициям, абсолютно бесперспективен в качестве общенационального лидера – не может похвалиться более или менее серьезным рейтингом.
–Пока Путина не объявили президентским преемником, у него тоже не было особого рейтинга…
–Судьба любого украинского премьера не определяется желаниями или помыслами самого премьера. В России было много премьер-министров, и из них лишь Путин стал президентом. В Украине же после Януковича может быть другой премьер.
Я не исключаю, что ставленником действующего президента станет Григорий Кирпа. У него есть определенные преимущества – он якобы не запятнан коррупцией, считается близким к президенту, ему сложно предъявить обвинение в клановости.
–Но как политик он нераскручен.
–Был период, когда его активно «пиарили», как министра транспорта и директора железной дороги. Полагаю, что может быть фигура типа Кирпы.
Вывод можно сделать такой: президентская кампания уже началась, но, скорее, от нетерпения журналистов и политологов. В общеполитическом смысле она началась вместе с парламентскими выборами.
…Много говорилось и о досрочных президентских выборах. Решение об этом будет принимать сам президент, и они возможны только тогда, когда это будет ему выгодно – плавно, гармонично передать власть. Главная его тактика – это измельчение политических элит, не только оппозиционных к нему, но и своих.
–Как выглядит неофициальное начало кампании в контексте года России в Украине?
–Россия здесь будет класть яйца не в одну корзину, а в несколько. Вообще влияние России на украинскую экономику и бизнес сегодня настолько велико, что для северного соседа не так уж и важно, кто будет нашим третьим президентом.
В том понимании, что любой президент, независимо от того, чей он будет выдвиженец, не может не считаться сегодня с Россией.
Конечно, россиянам был бы более удобен представитель партии власти. Но, к счастью для нее и к сожалению для Украины, Россия может справиться и с Ющенко, если его изберут президентом. Речь идет о нашей экономической зависимости – это постоянный факт, с этой точки зрения мы не являемся суверенным государством.
Что такое, в сущности говоря, год России в Украине? Это легитимация российских интересов в нашем государстве. Поэтому неслучайно именно Черномырдин стал послом в Украине. Сегодня он более радикален, чем Жириновский, по отношению к Украине. В свое время у нас очень негодовали по поводу заявлений трагикомических политиков пошиба Затулина или Жириновского. Но заявления Черномырдина даже не сравнить, тем временем наше государство очень толерантно к этому относится. Я не представляю, что случилось бы, если бы хоть 30% сказанного Черномырдиным позволил бы себе наш посол Белоблоцкий в России. После утреннего звонка Путина Кучме Белоблоцкий был бы уже экс-послом.
Черномирдин знает то, чего не знают другие, знает реальную роль России, и это позволяет ему «забываться». И ни одна страна мира не потерпела бы такого поведения посла.
–Возможно, не все в перспективе выглядит так мрачно, если вспомнить о встрече Ющенко с российскими правыми – Немцовым и Хакамадой.
–Это путинские кадры, понятно, что они играют на него. Но это политики второго плана – уровня Пинзеника или Грынива. Мне кажется, это ошибка Ющенко – имея такой рейтинг, уделять такое внимание встречам с обычными политиками. Интерпретация этого события совсем не в пользу лидера «Нашей Украины».
Ющенко абсолютно лишен необходимых, наиболее продуктивных советов. Ему надо определяться с союзниками, это до сих пор не сделано. До сих пор он был с кем-то против чего-то, но не «за», когда речь идет о достижениях.
Если выхватить из контекста некоторые высказывания Ющенко осенью 2002, то это – самый радикальный оппозиционер. Тем временем иные заявления мало чем отличают его от Януковича или Тигипко – такие противоречия, два разных Ющенко.
Конечно, политик иногда может надевать другую одежду, но не две же одновременно! Даже манекенщик на подиуме сначала демонстрирует одну одежду, а потом – другую. Тем временем Виктор Андреевич выходит в одежде одновременно от двух кутюрье…

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: