Автостопом в Стамбул

22 червень 2012 о 11:28 - 4569

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


4.000 километров на попутных машинах, 5 новых штампов в загранпаспорте, тысячи снимков в фотоаппарате, 150 потраченных долларов и протертые кроссовки – такой итог моей двухнедельной поездки автостопом.

Нет, конечно, можно было заплатить $62 бюджетным авиалиниям и попасть в Стамбул за полтора часа. Но такой способ провести отпуск я решила отложить до пенсии, а пока – рюкзак в руки, каремат в трубочку – и вперед. В пути ждет немного Украины, Россия, Северная Осетия, Грузия и Турция: маршрут продуман и выверен, хоть и кажется на первый взгляд довольно авантюрным.

Идею поехать именно в Стамбул подбросил российский автостопщик Антон Кротов. Зимним вечером, когда перспектива залезть под одеяло прельщала больше, чем автостоп, Кротов приехал в Днепропетровск и прорекламировал готовящийся «Дом для всех». Проект состоял в том, что Антон на три месяца арендует большой дом в Стамбуле, и туда съезжаются путешественники из самых разных стран.

О том, чтобы поехать туда автостопом, я сначала говорила полушутя, а потом внезапно нашелся попутчик, и задуманное пришлось осуществлять.

За неделю до выезда от волнения перестала спать, за несколько дней – есть, а последние сутки каждые десять минут поглядывала на часы – не пора ли выходить на дорогу?

Про злых украинских пограничников и российском сервисе

В первый день меня ждали 477 километров до Ростова-на-Дону. Это расстояние нужно было преодолеть одной, а там уже дождаться башкирского попутчика, на день раньше стартовавшего из Уфы. С Дамиром мы познакомились в Интернете. О нем я знала только имя, но очень надеялась, что человек окажется адекватным.

Итак, выхожу на Запорожское шоссе г. Днепропетровска и поднимаю руку – согласно автостопной примете, какой попадется первый водитель, такой и будет вся поездка. Уже через 10 минут понимаю, что с трассой у нас отношения сложатся: меня быстро подбирает пара приветливых вегетарианцев, которые едут на Каменную могилу. Водитель делает крюк, чтобы довезти меня до удобной позиции, на часах 9:25, а я уже стою на повороте на Мариуполь в отличном настроении и боевой готовности. Впрочем, на календаре Пасха, так что машины на трассе отсутствуют, и стопить мне попросту некого. Но автостопные боги были благосклонны – первая же машина, проезжающая мимо, тормозит и останавливается. Отец, мать, и их дочь-первокурсница с удивлением расспрашивают о будущих планах.

– А я бы не против, чтобы моя дочь автостопом поездила, но она не такой человек, – смеется водитель.

Дочь в это время просит мои контакты в Интернете, мол, интересно – доеду живой или нет.

Еще пару автомобилей, и милая пара пенсионеров довозит прямо до Мариуполя. Тут опять никаких машин и начинает накрапывать дождь.

– Как тебя зовут? Давай подвезем, – высовываются из окон притормозившей машины сразу четверо парней.

– Я автобус подожду, – отнекиваюсь.

Только успеваю выпроводить эту веселую компанию, останавливается фургончик с другими четырьмя мужчинами. Приходится включать «режим шланга» и отходить на десяток метров от позиции. Но еще через 10 минут останавливается БМВ с приличного вида водителем.

– До границы подбросите? – спрашиваю.

– Тебе до границы? Я вообще-то на море ехал… Ну ладно, поехали до границы.

– А вам все равно, куда ехать? – спрашиваю, уже загрузившись в машину.

– В общем-то, да. У меня работа сложная, иногда так достает, что сажусь в машину и уезжаю кататься, куда глаза глядят, чтобы на близких не срываться, – поясняет водитель.

На украинско-российской границе я выхожу общаться с пограничниками, а БМВ разворачивается и едет назад, к морю.

– А ну быстро, при мне, удалила фотографии, а то сейчас вызову наряд и тебя увезут, – такими словами меня встречают на границе.

– Не знала, первый раз границу пересекаю, – прикидываюсь «шлангом» и удаляю фотографии погранпоста.

– Кто тебя привез? – спрашивает пограничник.

– Автостопом приехала…

– На какой машине? Сколько лет водителю? Куда едешь? – зачем-то забрасывает вопросами он.

– БМВ. Лет 40. В Стамбул.

– Ну и дура! Не доедешь же! Ладно, проходи.

На российской границе при упоминании про Стамбул пограничники тоже покрутили пальцем у виска, но больше ничего не спрашивали. Не успела дойти до удобного места на трассе, как самозастопился дальнобойщик.

– В Ростов едете? – спрашиваю.

– Ростов? Да-да, Ростов! – говорит с акцентом.

Позже оказалось, что на этом познания водителя о русском языке заканчиваются. Турецкий дальнобойщик по имени Экрам оказывается знает буквально пару слов по-русски и по-английски, так что в ход вступает язык жестов. 

Про блондинку и кабардинца на КАМАЗе

Целый следующий день, пока попутчик добирается из Уфы, я неспешно гуляю по Ростову. Город оказывается очень похожим на Днепропетровск – такая же широкая река, оживленная набережная и натюрморт из архитектуры: советские здания вперемешку с современными стеклянными монстрами. Ровно в 00:01 до места встречи добирается мой башкирский попутчик Дамир, и рано утром мы стартуем в сторону Северной Осетии.

Этой республикой нас пугали еще до выезда, мол, без ножей там никто не ходит, а у местных не стоит спрашивать даже «Который час?», такие они агрессивные.

Где-то по дороге до Пятигорска ловим интересного водителя лет 50, который ведет блог в Интернете и ездит по самым разным фестивалям. Узнав, что я собираюсь описывать свои приключения в блоге, просит его адрес.

– Да вы ничего не поймете, я на украинском пишу, – говорю ему.

– Та як не зрозумію? Я знаю українську краще, ніж ти! – ошеломляет ответом.

Оказывается, что родом из Николаева.

Где-то под Пятигорском нас подобрала эффектная блондинка в короткой юбке и на каблуках.

– Ладно я, у меня оружие может быть, а почему вам не страшно в машину садиться? – интересуется она.

Следующим нас подбирает кабардинец на КАМАЗе. Он тоже пугает нас историями про осетинов и их ножи, а тем временем за окном совсем темнеет и начинается дождь. «Наверное, наша поездка была авантюрной», – решаем мы с Дамиром, представляя, как сейчас в темноте и под дождем будем стопить злых осетинов с их ножами. Я снимаю все свои украшения, фенечки и браслеты, убираю волосы и одеваю капюшон.

– Будем говорить, что ты моя жена, – шепчет попутчик.

Фотосессия с ингушами и «очень злые» осетины

За целый следующий день мы пре­одолели рекордно ничтожное расстояние в 180 километров, но, пожалуй, это был самый интересный автостопный день за всю нашу поездку.

В общем, выгрузившись из гостеприимного КАМАЗа, мы отправились на трассу. Пока я фотографировала горы, которые уже начинали показываться на горизонте, мой попутчик застопил машину с молодым парнем – прямо до Владикавказа.

Вопреки предостережениям, за несколько часов пребывания в Северной Осетии нами не было замечено ни одного злого осетина и ни одного ножа. На улицах Владикавказа мы легко общались с местным населением, а оно приветливо отвечало на все наши вопросы.

Несколько легковых машин, и мы оказываемся у блокпоста. Из него выходят двое вооруженных до зубов пограничников и направляются к нам.

– Вы такие колоритные, можно с вами сфотографироваться? – спрашиваю с ходу.

– Вообще-то, мы для того и шли, чтобы с вами сфотографироваться, – смеются они, расспрашивают, откуда приехали, и мы устраиваем фотосессию с ингушами и их оружием. Они легко разрешают подержать свои Калашникова для снимков и приглашают к себе переночевать, если вдруг не уедем дальше. Убедив парней не останавливать для нас машины автоматами, мы прощаемся и продолжаем стопить. Армянская фура довозит нас почти до границы, и здесь мы ставим собственный рекорд по «зависанию» на трассе – 16 часов.

Про невероятную гостеприимность

Дорога явно не чувствует нашего желания попасть в Грузию, – безрезультатно ловим машины. Наконец, уяснив бесполезность этой затеи, решаем идти до границы пешком, независимо от последствий. Тут буквально перед шлагбаумом нас соглашается взять пустой армянский автобус, который успешно перевозит через всю военно-грузинскую дорогу. По дороге нас кормят шашлыками, лавашом, овощами и целым ассортиментом другой снеди.

– Вы на Кавказе, привыкайте к гостеприимству, – отвечает на наши попытки поскромничать напарник водителя.

Народ в Грузии вообще на удивление открытый и общительный. За два дня в Тбилиси с нами успели познакомиться десятки местных жителей, многие просили контакты в Фейсбуке, таксисты угощали домашним вином, а случайные попутчики в маршрутках подсказывали, что еще нужно увидеть в городе.

Грузия отстраивается ударными темпами, хоть Саакашвили там любят не больше, чем у нас Януковича, но страна модернизируется на глазах. Русский там понимают все, за исключением, почему-то, полиции, а цены приблизительно такие же, как в Украи­не. Грузины стараются не сидеть дома, они выходят на улицы, общаются и пьют чай. Чае­пития здесь повсюду: на рынках, и даже на обочинах.

Но дорога зовет, и через два дня, успев, увы, рассмотреть только малую часть прекрасного Тбилиси, мы отправились дальше – в соседнюю Мцхету, город-музей с минимумом местных жителей, но максимумом атмосферы.

Решив поддержать грузинскую экономику, платим по 5 гривен за маршрутку, и уже через час оказываемся в бывшей столице Грузии. Мцхета похожа на застывший средневековый каменный город, казалось, что сейчас нам навстречу выедет карета с лошадьми и дамой в пушистом платье. До главной достопримечательности – монастыря Джвари – приходится брать такси, иначе туда не доберешься.

– А вы из Украины? – спрашивает местный таксист, который услышал наши разговоры про то, где бы пережить ночь. – Могу отвезти вас к своей знакомой, у нее в частном доме можно недорого переночевать.

Так мы нашли комнату, в которой и переночевали за 75 гривен на двоих. Остальное пришлось доплатить общением, ведь пожилая грузинка, владелица дома, долго не хотела уходить спать – около часа пришлось рассказывать ей и ее семье об Украине и путешествиях.

– Утром я за вами заеду, – сказал наш новый знакомый по имени Сослан и уехал работать в ночную смену.

Утром действительно вернулся, дождался, пока проснемся, и повез нас в кафешку, кормить завтраком. Причем, за свой счет. Сослан до самого вечера катал нас по Батуми на своей машине, показывал местные достопримечательности и постоянно чем-то угощал.

– Мы вас не очень задерживаем? – аккуратно спрашивали мы, недоумевая, чем это все закончится и сколько денег придется ему заплатить.

– Все нормально, – коротко отвечал наш грузинский знакомый и вез показывать следующую часть города.

Ближе к вечеру он наконец-то захотел спать, и со словами: «Да вы что, я обижусь!» – напрочь отказался брать у нас какие-либо деньги, развернулся и уехал отдыхать.

Про язык жестов и то, как я чуть не стала мусульманкой

Оказалось, что до грузинско-турецкой границы из Батуми идет городской (!) автобус, и уже через полчаса мы радостно фотографировали пограничный пост.

Турецкий автостоп не зря называют самым лучшим в мире: машины можно тормозить даже взглядом, ведь останавливаются все и везде, даже там, где по всем законам логики и ПДД тормозить и вовсе запре­щено.

Смешной молодой турецкий водитель не знал ни слова по-русски или даже по-английски, но ехал прямо в Трабзон, где мы и собирались переночевать. По дороге дружно смотрим дурацкую, но смешную турецкую комедию, и если чего-то не понимаем, водитель объясняет – конечно, по-турецки.

Когда до Трабзона оставалось около 20 километров, дальнобойщик решил поспать, о чем тут же сообщил нам на смеси английского и турецкого. После, под наши протестующие жесты, поймал маршрутку до Трабзона, заплатил за наш проезд 5 лир (около 25 гривен) и пояснил водителю, где нас высадить. 

С ночевкой в Трабзоне нам помог популярный  сайт  для  путешественников Сouchsurfing.org, с помощью которого практически в любом городе мира можно найти бесплатное жилье или просто местного друга, который показал бы город. Таким образом, мы попадаем домой к нашему новому турецкому знакомому по имени Исмаил. Молодой парень учится на переводчика английского языка и много путешествует по миру.

– Можете жить у меня, сколько захотите, – сразу заявил нам Исмаил. – Хоть неделю, хоть месяц. Я очень люблю людей и общение, welcome!

Прожить неделю в приморском туре­цком городе, да еще и бесплатно, мы были не против, но время поджимало, и Стамбул уже звал, так что спустя два дня снова выходим на трассу. Следующим пунктом должна была быть Каппадокия – если верить чужим интернет-отчетам, одно из самых красивых мест на Земле! До нее около 1.000 километров, за световой день такое расстояние осилить сложно, но Турция кажется настолько дружественной, что решаем ехать нон-стоп.

Не успеваем поднять руку, как ловится первый сегодняшний дальнобойщик. У него в машине громко играют мусульманские молитвы, а на руке красуются четки. Наконец-то настоящий колорит!

– Повторяй за мной, – просит турок, и я быстро понимаю, что в переводе с туре­цкого фраза, которую он просит повторить, означает «Нет бога кроме Аллаха и Мохаммед пророк его».

Считается, что если повторить эти слова трижды – автоматически становишься мусульманкой. Впрочем, для успокоения водителя одного раза вполне хватило.

Счастливый финал

Каппадокия действительно прекрасна. Здесь хотелось остаться жить, но конечная цель – Стамбул, а до нее 700 километров. И мы оказываемся в очень медленной, хоть и приветливой, фуре, которая ехала прямо туда.

Ехать по автобану на скорости 50 км/час было странно. К тому же, при первой же попытке пообщаться, водитель притормаживал еще сильнее, так что мы старались молчать. А через пару часов он и вовсе остановился на заправке, схватил целый пакет овощей и отправился резать салатики вместе со своим другом.

– Мы пойдем, у нас нет времени! No ti­me! – пытались объяснить мы, показывая на часы и вытаскивая рюкзаки из кабины.

– Стамбул! Стамбул! – не понимал наш водитель.

После долгих и безуспешных объяснений от него пришлось практически бежать, увидев на прощание растерянный и обиженный взгляд. Но иначе поступить не могли – в конечную точку надо было успеть до полуночи, иначе пришлось бы ночевать на улице.

Впрочем, не успели мы выйти из заправки, как были подобраны другой фурой.

* * *

– …И откуда приехали такие мрази? – этой фразой встретил нас на пороге автостопщик Антон Кротов, ради встречи с которым, мы, собственно, и преодолели все эти 4.000 километров.

– Ээээ… из Днепропетровска, – говорю, растерянно.

– Мрази! Вы на часы смотрели? Еще один «косяк» за вами замечу – выгоню, – отрезал он и ушел спать.

«Радушный» прием мы вызвали опозданием. По правилам Кротова, приходить в «Дом для всех» можно лишь до 00:00, мы же опоздали ровно на 13 минут, но надеялись, что автостопщик автостопщиков всегда поймет.

Я прохожу в комнату, где на полу, штабелями, уже спят несколько десятков человек. Занимаю кусочек места у чьих-то ног, а мой попутчик и вовсе устраивается на кухне.

– Давай завтра найдем другую ночевку, – шепчу ему перед сном.

– Утром посмотрим, спи.

На следующий день мы с Кротовым помирились. А спустя три стамбульских дня я улетела самолетом домой. Лететь не понравилось – автостоп намного приятнее.

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: