НЕ ВАША ЧЕСТЬ. Руководство СБУ обвиняют в фальсификациях и сговоре с преступниками (+АУДИО)

21 червень 2012 о 11:31 - 4012

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Жовтневый райсуд Днепропетровска вынес приговор по делу следователя СБУ Владимира Растворова, обвинявшегося в хищениях драгоценного металла – палладия из хранилища областного управления СБУ.

Сумма похищенного составила более 1 млн гривен. Прибывший для оглашения приговора на BMW одной из последних моделей (стоимостью около $80 тысяч) судья Пойда приговорил офицера к 8 годам лишения свободы, конфискации всего личного имущества (2 мобильника и часы), лишил воинского звания и обязал возместить миллионный ущерб. При этом, как утверждают участники процесса, истинные виновные в похищении известны, но остаются безнаказанными, а похищенная госсобственность так и не найдена. Дело направлено на апел­ляцию.

Преступник найден, но отпущен

Газета «Лица» на протяжении последних месяцев подробно знакомила читателей с обстоятельствами дела и ходом процесса. Именно в ее редакцию и обратились родственники и защита Владимира Растворова с просьбой озвучить их точку зрения на том, что же на самом деле происходило в суде и во время следствия. Что мы и делаем.

Главным и единственным доказательством вины Растворова явились заключение эксперта о том, что один из поддельных документов, с помощью которых был украден палладий, изготовила жена Владимира, а также показания свидетеля, главного организатора и исполнителя хищения – некого Звонарева. Который, по его же словам, организовал хищение, участвовал в нем, получил за это крупное денежное вознаграждение. Последний из установленных лиц держал в руках украденный металл и распорядился им неустановленным следствием образом.

Что касается поддельного документа, то защитники Растворова лично присутствовали, когда ведущие эксперты в Киеве и Москве однозначно опровергли эту улику – то, что он изготовлен женой Владимира. И это официально подтверждено Киевским НИИ судебных экспертиз.

Что же до показаний Звонарева, который по версии обвинения не осознавал преступный характер своих действий, то он в свое время привлекался к уголовной ответственности по ч.4 ст.190 УК, находился в межгосударственном розыске с мерой пресечения «арест». В настоящее время прокуратурой Индустриального района в его отношении возбуждено уголовное дело по статьям 366 и 212 УК. Звонарев на допросах в суде постоянно менял показания, путался, отказывался отвечать на вопросы, которые, впрочем, судья не снимал – что само по себе незаконно. Практически все его показания не подтверждаются или опровергаются другими свидетелями. И при этом в возбуждении уголовного дела в отношении него было отказано.

Стол заказов: чего изволите?

Гособвинитель В. Катеруша постоянно искажал факты, лгал, за пределами здравого смысла отклонял ходатайства обвиняемого и защиты на проведение повторной экспертизы и допроса свидетелей с целью установления истины по делу – в частности, как же «свидетель» Звонарев распорядился украденным им же палладием, и кто заказал организованное им преступление.

Так как в нарушение требований ст. 223 УПК в описательной части обвинительного заключения не был указан МОТИВ, т.е. не раскрыта субъективная сторона инкриминированных преступлений (в ходе следствия фактов получения какой-либо выгоды Владимиров Растворовым получено не было, кроме предположения Звонарева в измененных показаниях), Катеруша составил и предоставил в суд постановление об изменении обвинения от 23 апреля 2012 года – в которое внес заведомо ложные сведения об якобы имеющемся корыстном мотиве Растворова. При этом сознательно и умышленно не внес сведений о достоверно установленных фактах, свидетельствующих о совершении преступлений Звонаревым.

Если пользоваться методологией Катеруши, который построил обвинение на ничем не подтвержденных предположениях и фальсификациях, то в данном случае совершенно очевидно, что он по корыстным мотивам выполнял заказ не допустить установление истины по делу, выявление и привлечение к ответственности насто­ящих преступников.

На войне закон молчит

«Мне достоверно известно, что дело против В. Растворова сфальсифицировано по низменным мотивам по указанию нынешнего руководства Днепропетровского УСБУ», – утверждает защитник осужденного. При этом делает акцент на том, что в деле имеется копия рапорта оперативного сотрудника управления на имя В. Верхогляда, в котором он докладывает о результатах работы по оперативному делу «Колобки». А разве это не разглашение информации с ограниченным доступом? В частности, оперработник сообщает (копия имеется в редакции), что установлены похитители палладия Звонарев и Зинченко, а также о том, что получены документы, неопровержимо подтверждающие преступный характер их действий. В деле есть также протокол опроса Зинченко этим же сотрудником, в котором опрашиваемый полностью подтверждает свои преступные действия – и после этого бесследно исчезает. Разве это не прямое доказательство сговора спецслужб с преступником?

В том же рапорте указано, что доверенность на получение палладия, якобы изготовленная женой Растворова, была выписана на имя Зинченко А. А., а в материалах дела находится доверенность на имя Зинченко А. В, что также указывает на фальсификацию доказательств.

Невольно волнует вопрос: а могут ли местные спецслужбы с таким уровнем квалификации и морали эффективно расследовать громкие и резонансные преступления в Днепропетровске, а тем более предотвратить их?

«Хочу выразить благодарность судье Пойде и заказчикам за то, что они расширили мои познания в сущности человеческой души. Достоевский – это теория, а тут – практика. Благодарю за то, что они лишили меня последних глупых иллюзий в отношении себя и происходящего сегодня в нашей стране – в частности в системе правосудия. На войне закон молчит. Что ж, видимо мы живем уже не в мирное время», – заявляет отец осужденного, подполковник СБУ-КГБ в отставке, всю жизнь проработавший на оперативных должностях и воспитавшего сына, признанного в свое время лучшим следователем Днепропетровского УСБУ и СБУ в целом.

КСТАТИ

Редакция газеты «Лица» предлагала гособвинителю прокомментировать данные заявления. Поначалу он согласился, но позже по непонятным причинам неожиданно от общения с журналистом отказался. Судья Пойда, узнав, что в зале присутствует корреспондент «Лиц», немедленно заставил его покинуть помещение.

Непонятны и действия генерального прокурора Украины В. Пшонки. В свое время автор передал лично ему в руки материалы журналистского расследования по данному делу с просьбой разобраться по сути и дать правовую оценку действиям следственных органов и обвинения. Генпрокурор перед телекамерами обещал это сделать и дать ответ. Но прошло несколько месяцев, а ответа так и не было. На­оборот, после этого обвинительное заключение было изменено – туда внесли именно те моменты, на недостаток которых указывалось в материалах журналистского расследования. Сложно не обратить внимание на такую связь.

Последнее слово Владимира Растворова

– Еще раз вспомнил Конвенцию по правам человека. Конституцию, УПК, Закон «О судоустройстве и статусе судей». И пришел к выводу, что назвать судебным разбирательством то, что здесь происходило, нельзя. Это две непересекающихся прямых. У меня был порыв перечислить все конкретные нарушения действующих норм, но я решил, что это бессмысленно. Лишь отдельные моменты напомню.

Согласно закону о судоустройстве, одним из оснований для привлечения к дисциплинарной ответственности судьи является несвоевременное рассмотрение заявлений, жалоб и т.д. У меня есть ответ Генеральной прокуратуры от 3 апреля 2012 года о том, что мое обращение по поводу экспертизы направлено в Жовтневый райсуд для рассмотрения его по сути. Думаю, что к 28 мая эти документы в суд уже поступили? Но суд не соизволил огласить это заявление и приложенные к нему документы, не довел до сведения участников процесса. И это лишь одно из моих заявлений, которые так и не были рассмотрены.

Если говорить о Конвенции, то ни разу не было реализовано мое право на вызов на допрос свидетелей, дававших в отношении меня показания.

Нормальных людей от подонков отличает их отношение к своим поступкам. Первые сожалеют о своих плохих поступках и стараются их исправить – если это в их силах. А подонки боятся лишь ответственности за совершенное.

И закончить этот бесполезный процесс могу одним: Александр Солженицын в третьей книге «Архипелаг ГУЛАГ» посвятил главу советскому суду. Запомнилась фраза: «Черная истина стоит перед умственным взором судьи – это телефонный аппарат в совещательной комнате». Делай, что говорит этот оракул – и он тебя не предаст. Эти слова не утратили актуальность и сегодня. На этом – все.

Аудиозапись последнего слова Владимира Растворова, которое длилось почти 5 минут, можно скачать по адресу: http://files.kategori.ru/tsuw549kxdqw.html

Независимый взгляд

Ян Щекатуров, правозащитник, председатель общественной организации «Диалог»:

– Я побывал на заседаниях суда по данному делу. И могу однозначно утверждать: суд у нас несвободный и не независимый. Те ходатайства, которые подавали защитники Владимира Растворова и он сам, несомненно, необходимо было принять. Ведь судебное разбирательство должно быть объективным, а, на мой взгляд, оно таким никогда не было. Судья Сергей Пойда рассматривал дело необъективно. Удивило то, что виновного именно определили, назначили, а не нашли. Но почему же при этом не ищут сам похищенный драгоценный металл? Сумма немалая – свыше миллиона гривен! В основном бывает наоборот: виновного не находят. Даже если признать, что Растворов причастен к хищению, то мало вероятно, чтобы он справился в одиночку, без содействия вышестоящих чинов.

Возмущает то, что из хранилища такой организации, как СБУ, удалось выкрасть металл. Выходит, что с такой же легкостью можно похитить даже боевой уран, химические вещества? О какой безопасности от терроризма можно говорить?! Где выполнение СБУ своих функций? У нас сегодня охраняется лишь частная собственность. Охраняются ли те же водозаборы, и как – вопрос.

Сегодня правоохранительные органы больше похожи на Закрытые акционерные общества. А Украина – это не государство, а территория, на которой действует прейскурант. Любой, даже небольшой бизнес всегда находится под пристальным вниманием заинтересованных лиц.

Кстати, тот же судья Сергей Пойда рассматривал дело о «мажоре», сбившем машину «скорой помощи». Этот суд – вообще полный цирк.

От автора:

По имеющейся  информации, через несколько дней после оглашения приговора судья Пойда был переведен из Жовтневого райсуда в столицу. С повышением?..

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: