Цепь, нож… и видеокамера – оружие современной группировки

18 червень 2012 о 11:00 - 2877

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


…Оказавшись окруженными толпой, состоявшей из двух десятков явно подвыпивших подростков, 14-летняя Татьяна и 16-летний Дмит­рий приготовились к самому худшему. Им удалось не ответить на провокации и сохранить спокойствие даже когда в руках одного из окружавших увидели нож, а другой приготовился снимать будущую сцену на камеру мобильника.

Все по классике современного подросткового жанра.

И все – в ста метрах от здания районной криминальной милиции по делам несовершеннолетних.

Капец подкрался незаметно, хоть виден был издалека

Конфликт между ученицами 8-го класса СОШ №3 города Верхнеднепровска Ариной (имя изменено) и Татьяной начался еще с февраля. Первая нанесла оскорбление матери второй и в ответ получила затрещину. После чего, вдруг, перестала посещать занятия. Мать, заметив, что с Ариной что-то не так – та на протяжении нескольких дней отказывалась ходить в школу без объяснений причин – в конце концов решила выяснить, в чем дело и поговорить с родственниками Татьяны. Но сделать это ей удалось лишь в присутствии директора школы.

Дальше выяснений обстоятельств конфликта дело тогда не сдвинулось. Остались взаимные обиды и неудовлетворенность таким исходом. Увидев «дежурную официальную» реакцию педагогов на конфликт, мать Татьяны – Ольга – прямо заявила директору и классному руководителю: уверена, что все этим не окончится, моя дочь теперь в опасности. Впрочем, эти слова «рядовой» родительницы реакции со стороны администрации учебного заведения не возымели.

Несколько месяцев конфликт между подростками продолжался в вялотекущем режиме. Татьяне было просто не до бессмысленных склок – она успешно защищала честь школы на районных олимпиадах по ряду предметов, представляла свое учебное заведение на творческих конкурсах как исполнительница песен, занималась музыкой, посещала репетиторов, тренировалась в конно-спортивной школе. И на простые прогулки по городу, вылазки с товарищами на природу или в клуб времени просто не оставалось.

С Ариной дело обстояло несколько иначе: учеба, судя по более чем скромным результатам, являлась далеко не главным приоритетом в ее жизни. И свободное время она предпочитала проводить несколько иначе. А посему и недостатка в приятелях, способных в нужное время собраться в нужном месте и «помочь» в решении  конфликта, у девушки не наблюдалось.

И вот в день, когда в школах города прозвенел последний звонок, Татьяне позвонила малознакомая девушка, которая впоследствии оказалась подругой Арины – предложила срочно встретиться у здания местного кинотеатра и обсудить кое-какие вопросы. Вечер выдался свободным, учеба окончилась, и Татьяна вместе со своим другом Дмитрием решили согласиться – а заодно и прогуляться. Да и ходьбы было минут 10-15.

Они стояли ровно в ряд – их было двадцать

Уже возле кинотеатра ребята поняли, что никто и не собирался обсуждать с ними вопросы. По их воспоминаниям, их окружила толпа из двадцати подростков, казавшихся явно нетрезвыми. Начались грубые оскорбления, толчки в спину, призывы ответить. В какой-то момент Татьяна и Дима увидели в руках одного из подростков нож. Другой же на мобильник приготовился снимать «классический ролик для Интернета».

Место разборок бандитской группировки малолеток в Верхнеднепровске…

…в ста метрах от бездействующих работников Верхнеднепровского РОВД

И даже в такой ситуации удавалось сохранять спокойствие, не поддаваться на явные провокации. Развернувшись, Таня с Димой, не торопясь, пошли по направлению к дому. Так, в окружении толпы, сопровождаемые оскорблениями и толчками в спину, дети шли по центральному проспекту райцентра до самого подъезда.

Благо, их увидели соседи по дому. Марина с первого этажа, оценив ситуацию, быстро пропустила ребят в подъезд, а сама преградила путь толпе. Напасть на нее, к счастью, никто не решился.

В тот же день Таня с мамой подали заявление в Верхнеднепровский райотдел милиции. И тут же ощутили давление со стороны администрации школы, родственников тех, кто был указан в заявлении. От правоохранителей даже спустя несколько дней после подачи заявления действий не последовало. Такая неожиданная для пострадавших реакция (точнее, отсутствие таковой) заставила их обратиться в областную криминальную милицию по делам несовершеннолетних – к ее начальнику Ирине Качинской. Тут-то все и завертелось.

А в остальном – все хорошо!

Узнав, что сохранить сор в избе не удалось, сотрудники райотдела и школы неоднозначно указывали родственникам потерпевших, что «так дела не делаются, что вы натворили, вам здесь еще учиться» и т.п., предлагали различные «блага», находящиеся в арсенале школы. Но метод кнута и пряника в исполнении верхнеднепровских «миротворцев» не прошел.

Ирина Качинская вместе с корреспондентами газеты «Лица» посетили Верхнеднепровск, встретились с руководством райотдела, районо, директорами всех школ, с участниками конфликта и их родителями. После бурного обсуждения удалось выявить серьезные недостатки в учебно-воспитательной работе на уровне школ города. В результате наказаны директор СОШ №3 и классный руководитель 8-го класса.

Администрация Верхнеднепровской школы №3 пыталась решить угрожающий конфликт молчанием и давлением

По официальному мнению чиновников, конфликт между одноклассницами теперь уже вряд ли разгорится. Мол, разобрались между собой. И благодарят Бога, что в тот вечер последнего звонка удалось избежать трагедии. О том, что, надеясь на Бога, не следует и самому плошать, проводя профилактическую и воспитательную работу, знать, чем дышит каждый «подотчетный» ребенок, чиновники не распространяются.

…Татьяне, по соображениям безопасности, пришлось уехать из родного города в Днепропетровск. Дмитрия родители также отправили – в село к родственникам.

А между тем, руководитель районо Наталья Ходос порекомендовала родственникам пострадавшей Татьяны… перевести ее куда-нибудь в другое учебное заведение.

А может, лучше сразу в другую страну – туда, где с самого детства ребенка не приучают бежать от проблем, отказываться от реализации собственных законных прав в угоду корпоративному общешкольному спокойствию? Где не принуждают замалчивать несправедливость и беззаконие. И где просто верят своему учителю.

А может, чиновница права, и родителям десять раз стоит подумать, отдавать ли в такие школы своих детей?

Кстати, в разговоре с автором директор СОШ №3 Людмила Прокопенко заметила, что сама недавно стала жертвой. У нее похитили сумку с документами, деньгами и телефоном. Вором оказался ее бывший ученик. А так, в Багдаде все спокойно.

Комментарии:

Андрей Македон, и.о. начальника Верхнеднепровского РОВД:

– Данная ситуация не могла бы привести к серьезным последствиям, так как все дети из хороших, порядочных семей. Нигде не состоят на учете. Ну, возникла между детьми небольшая непонятка, как между молодежью. Конкретного серьезного конфликта не было, потому что все дети грамотные.

В этот день у нас (в райотделе – авт.) был усиленный вариант несения службы. Это было посреди центрального проспекта. Дети вышли из школы – они здесь всегда собираются и гуляют. И проблем с подростковой преступностью у нас в ра­йоне нет. Мы все держим под контролем, ежедневно общаемся со школами.

Ольга Кучеренко, мама Татьяны:

– Считаю произошедшую ситуацию серьезной: дети не должны собираться в толпы и толпами решать проблемы. На своем уровне они это делать пока не готовы. Мы обратились в областную криминальную милицию по делам несовершеннолетних потому, что наша местная милиция мне не внушает доверия. Сотрудник милиции даже предлагал не относиться к этой ситуации серьезно: мол, слишком опекаете ребенка, ведь не побили же ее – а я тоже в детстве с синяками ходил, а вы сразу заявления пишете!

В то же время, уже после подачи заявления в милицию, некоторые учителя начали напрямую советовать друзьям моей дочери «повнимательнее к ней присмотреться – мол, какая-то она странненькая». Кто им давал право делать такие заявления? Возможно, мы будем вынуждены обратиться по этому поводу в суд.

Наталья Ходос, начальник отдела образования Верхнеднепровской РГА:

– В данной ситуации мы обязательно примем меры, чтобы защитить детей. Дети помирятся между собой – сильного конфликта здесь нет. Самые обычные девчоночьи разборки: где-то недоработали взрослые – вот они и дорабатывают. Более внимательными должны быть классные руководители, районный психолог подключится. Думаю, все успокоится, и станет для всех наукой, чтобы быть внимательнее к каждому ребенку на каждом шагу.

Ирина Качинская начальник областной криминальной милиции по делам несовершеннолетних:

– Люди обратились в областную милицию из-за того, что они, возможно, не доверяют школе. Если в школе было известно о том, что конфликт между одноклассницами продолжается еще с февраля – почему не было попыток его разрешить, не было сигналов в районо, милицию, отчего с девочками не поработал психолог? Почему дети педагогам не доверяют, не обращаются за помощью, стараясь все разрешить своими силами?

Необходимо выяснить, почему дети в Верхнеднепровске собираются в группировки. В конце концов, может дойти до того, что в ходе словесной перепалки кто-то возьмет палку, цепь. И такое уже случалось в Кривом Роге, Днепропетровске. Был конфликт между двумя ученицами 135-й и 69-й школ. Они перезвонили своим парням, братьям. Собралось 80 человек, которые устроили драку.

Каким образом была организована воспитательная работа в школе, что в день последнего звонка дети собирались в толпы? Как педагоги провожали их со школы? И то, что дети идут на отдых, не снимает обязанностей со школ. Если бы в школе проводилась нормально воспитательная работа – конфликт был бы разрешен. Но где профилактические организационные мероприятия? В 3-й школе на 200 учеников приходится 21 учитель. Есть и социальный педагог, который должен непосредственно решать подобные вопросы. Смотрите, какая имеется социальная надстройка для того, чтобы обеспечить нормальные условия для воспитания и образования детей! Сколько людей получают бюджетные деньги, государство доверило им такую функцию, как воспитание нашего будущего! А в результате: «Да ладно, девчата поссорились, Бог с ним, и так уладится, зачем мне эти родители, у меня и так дел хватает…»

У Макаренко было 10 педагогов на 400 человек – вообще оторванных от социума. Просто, у тех людей было желание работать с несовершеннолетними.

Почему классный руководитель этого не делала? И теперь из-за ее халатного отношения к своим обязанностям мы имеем конфликт, вышедший за пределы школы. Классный руководитель обязан раз в год посещать учеников на дому.

Большая проблема и в том, что школы стараются подобные конфликты не выносить на люди, скрывают проблемы.

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: