Зачем прокурору камасутра?

04 квітня 2012 о 10:23 - 3928

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Генетика, как не крути, вещь упрямая. Вот существовали же когда-то в незапамятные времена по отдельности  прокуратура и бизнес. И существовали они так аж до тех пор, пока из всеобщего хаоса в бурные девяностые не появились  коммерческо-правоохранительные структуры.  Происходило это примерно следующим образом: жадненький прокуроришка с рецессивным признаком справедливо­сти скрещивается с коммерческой структурой с доминантным признаком бессовестности – и в итоге уже через поколение, следуя законам Менделя о единообразии и рассщеплении признаков потомства, получается 3 бессовеснючих прокуроришки и одна жаднючая  коммерческая структура, т. е. рецессивный признак справедливости пропал ещё в первом поколении потомков прокуратуры и бизнеса.

И, как мы сегодня повсеместно  наблюдаем,  бизнес с про­куратурой становятся неразделимыми, но всё меньше и меньше справедливости и всё больше и больше бессовестнючести и жадности.

Примерно к 2008 году, не вполне спонтанно и вполне взаимовыгодно, возникло слияние Кировской районной прокуратуры и того самого бизнеса в лице приватовско-озёрских рулевых: ну, не могла Кировская районная прокуратура, находясь в здании, принадлежащем Корбану, в 2008 году отказать Перебийнос В.В. в наглой фальсификации и высасывании из пальца уголовного дела против Дедова Б. И., который до сих пор, как кость поперек горла, гвардии, желающей пустить в расход парк им. Глобы.

Именно в этом предсказуемом союзе расцвела бурным цветом вся беспринципность, жадность и бессовеснючесть прокурора Кировского райо­на  г.Днепропет­ровска  Лысенко С.М. и единственная положительная черта корбанят – безмерная благодарность за беспредел.

Даже сейчас, перелистывая уже в который раз за 4 года пухленькие тома движущегося в неизвестном направлении уголовного  дела,  поражаясь бездарности  его  состряпанья и уже практически не рассчитывая найти какую-нибудь изю­минку, то и дело напарываешься на кучу изюма. Каждый раз – сюрпрайз.

Вот, например, жутко соскучившись за придумками Кировской прокуратуры за время пребывания дела на экспертизе (аж с 18.08.2011 по 15.11.2011), при очередном ознакомлении с материалами дельца испытываешь ряд эмоций, которые невозможно описать однозначно, словами, да ещё и цензурными.

Складывается  впечатление, что у всех, кто прикасается к этому волшебному делу, наступает помутнение рассудка, и ничего не подозревающий следователь, судья или эксперт уже «не ведает, что творит».

Ну, вот скажите, пожалуйста, сколько классов образования должно быть у следователя, который, издавая постановление о назначении экспертизы в уголовном деле, не произвёл ни единой выемки. Все выемки в уголовном деле производились уже после назначения экспертизы. Жутко интересно, а что же собирался «экспертить» прокурор Лысенко 18.12.2008 г., если даже первая выемка произведена 24.12.2008 г. И при этом ни одного письма эксперта, ни одного требования. Предполагается, конечно, что все «технические» вопросы, ввиду близости взглядов и интересов прокурора и эксперта, – решались в устном порядке, опуская (в прямом смысле слова) такие формальности,  как  документальное оформление получения доказательств.

Дальше – лучше, эксперт Кудина Е.А. 18.12.2008 г. получает из прокуратуры материалы, которые будут изъяты прокуратурой только 30.12.2008 г. в соответствии с протоколом выемки, и без зазрения совести, как всегда, не думая о последствиях, да и вообще – не думая, указывает об этом прям на первой странице своего, с позволения сказать, исследования. Ну, да ладно, Бог с ней, с Кудиной, всё равно не только ежу, но и судье стало понятно, что проведённая Кудиной экспертиза, выражаясь на национальном «жаргоне», – «ни в тын, ни в ворота», после чего тем же таки судьёй и назначена повторная экспертиза, которую новый эксперт – Ганенко И.С. в общем-то и правильно определил, как новую, а не повторную,  поскольку вопросы на неё были поставлены иные – не те, на которые вынуждена была «плести липу» эксперт Кудина. Но то, чего эксперт Ганенко И.С. наплёл в своём заключении, можно определить кратким и ёмким определением – «полная х…ня».

Макулатура, превращенная прокуратурой в вещдоки

Ну, как можно было так бездумно переписать вступительную часть заключения Кудиной,  чтобы получилось,  что эксперт получил на исследование материалы уголовного дела №65089100, которого не существует с момента передачи дела в суд и в придачу к этому ещё и 8 томов уголовного дела №1-16/2011, а откудова такая избирательность в исследовании доказательств, изъятых в процессе выемок?

Судя  по  постановлению о назначении судебной экспертизы, суд передал на исследование материалы уголовного дела №1-16/2011г. в 8-ми томах: 1-й том на 285 листов, 2-й том на 221 лист, 3-й том на 121 лист, 4-й том на 285 листов, 5-й том на 221 лист, 6-й том на 243 листа, 7-й том на 260 листов, том 8 на 39 листов (кстати, само постановление о назначении экспертизы находится на листах 41-42 8-го тома уголовного дела №1-16/2011), а также приобщённые вещественные доказательства и документы по уголовному делу, а эксперт получил в тот же день только то, что было изъято выемками от 30.12.2008 г. и 04.01.2009 г., что же произошло с объектами исследования «по дороге» на экспертизу?

А  как  получилось,  что 23.08.2011 г. и.о. начальника ДНИИСЭ пишет письмо в суд с пожеланиями согласовать период проведения экспертизы на первый квартал 2012 года, а эксперт без зазрения совести уже период с 18.08.2011 г. по 15.11.2011 г. включает в свой акт приёма-передачи выполненных работ как полноценные человеко-часы? Кто же бессовестно брешет, уподоб­ляясь прокуратуре,  и.о.  начальника ДНИИСЭ или эксперт Ганенко И.С.?

Как получилось, что в предварительных выводах аудиторской проверки, признанной впоследствии незаконной, в заключении эксперта Кудиной, признанном неполным, и в заключении  эксперта Ганенко И.С., которое пока только вызывает недоумение, невзирая на то, что основания недостачи указываются разные, но разительно схожи суммы стыренных денежек, что не может не вызывать подозрений в том, что все эксперты получают указания: «не  заморачивайся,  перепиши ту галиматью, которая была в предыдущей галиматье, и всё будет хорошо».

Открытым остаётся вопрос, кто тот добрый фей, который так облегчает работу эксперту, который так не хочет, чтобы всплыла правда о фальсификациях прокуратуры. Который всячески противостоит тому, чтобы на разрешение экспертизы попал хотя бы один рациональный вопрос, который посеет сомнения в справедливости предыдущих экспертиз и законности возбуждения уголовного дела…

Ранее в публикациях уже неоднократно упоминалось о жуткой фальсификации доказательств обвинения, о кассовых аппаратах, которые в разных источниках называются тремя разными названиями, сохраняя только идентичность фискального номера, о том, как злопыхатели похитили у Кравченко С.Н. в парке кассовые аппараты, которые не принадлежали парку, никогда за ним не регистрировались, не были и не должны были быть в парке, как эти и прочие, похищенные под шумок, кассовые аппараты искали всем миром около четырёх лет.

Как появился уже в судебном следствии смешнючий акт инвентаризации, проведённой в парке, не выявивший недостачи. Как все уважающие себя организации, как-то Кировская ГНИ и КРУ в Днепропетровской области, находясь на рас­путье, проигнорировали  требования усердствующих прокуроров проводить проверку в парке, в котором передача власти вместе с документами состоялась не совсем легитимным, но зато модным рейдерским методом: как и водится, в пятницу вечером по беспредельному решению суда, без официальной передачи документов от бывшего легитимного директора новому самопровозглашенному!

Ну ладно, Кравченко – убогая, серая, недалёкая женщина с интеллектом Эллочки-Лю­доедки передаёт в прокуратуру всякий бред, но как этот бред принимает районный прокурор, ведь ему же потом защищать этот бред в суде, а заодно и честь мундира защищать!

Кировская прокуратура, действуя в связке с малограмотным нынешним руководством парка, конечно, пытается «сохранить лицо», всё ещё вытаскивает из рукавов нечто, думая, что это козыря, но забывает народную муд­рость: «Лучше с умным потерять, чем с дураком найти» – уже на момент возбуждения уголовного дела в этой кучке эклектических бумаженций были сведения о кассовых аппаратах  №№000465003144, 000465003145 и были сведения о том, за какими предприятиями зарегистрированы эти РРО, но Лысенко на требование суда несёт бред о похищении данных РРО, подкрепляя этот бред заявлениями Кравченко от 08.04.2008 года в Кировский райотдел о том, что эти РРО похитили.

Далее, сама Кравченко, позабыв, что она ранее брехала в прокуратуре, пишет тому же Лысенко, что один из похищенных РРО работает до сих пор в парке вместе с иными пятью РРО, 3 РРО уничтожены (с чего бы это, если суд эти РРО требовал предоставить в качестве вещдоков?) и продолжает настаивать на том, что 4 РРО – таки похитили, в том числе, и не парковые. В общем, они, дескать, запуталися…

А чего стоит предупредительность бывшего следователя Кировской прокуратуры Самарца, который признаёт «потерпевший» парк гражданским истцом задолго до заявления парком гражданского иска в уголовном деле! А чудеса скоропалительности расследования, когда уголовное дело в отношении Дедова Б.И. по ч.2 ст.366 УК возбуждается 28.04.2009 г., а уже 29.04.2009 г. материалы уже расследованного уголовного дела предоставляются для ознакомления обвиняемому перед непосредственной передачей в суд!!!

О состоянии, в котором пребывают  изъятые в процессе выемок и невесть откуда взявшиеся вещдоки, говорить страшно: две коробки, в которых насыпью, без всякого упорядочивания (о «прошито, пронумеровано, систематизировано по периодам и событиям» речь даже не идёт) навалены чеки и зет-отчёты, в рулонах, пакетах, «вязанках», «веерах» и прочих поделках народных мастеров. Я, конечно, не являясь специалистом в области бухгалтерской экспертизы, могу чего-то недопонимать, но  подавляющее  большинство этих рулончиков с чеками ни разу никто не раскрывал.

Я полагал, что для того, чтобы провести экспертизу и затем с чистой совестью написать в отчёте, что на проведение экспертизы потрачено 240 часов и около 15 тысяч гривен, необходимо каждый рулончик раскрутить, каждый чек внести в некую таблицу с указанием суммы, кассовые ленты систематизировать, ну, хотя бы по фискальным номерам РРО, сложить суммы чеков в ленте и сопоставить полученный результат с данными зет-отчёта. При этом, для того, чтобы заявлять о наличии реальной кассовой операции с получением денежных средств в результате этой кассовой операции, было бы неплохо убедиться в том, что предоставленная бумажка является именно кассовым чеком, что она распечатана именно на кассовом аппарате, ф/н которого обозначен в верхней части чека и, путём вскрытия фискальной  памяти,  убедиться в том, что этот чек распечатан именно тогда, когда какие-то извращенцы решили покататься по льду на катамаранах (чек от 02.11.2007 на аттракцион катамаран имеется) или целая толпа нелюдей морозила детишек на всех аттракционах («Автодром», «Орбита», «Вихрь», «Сюрприз», «Юнга», «Северное сияние», «Лошадки», «Колокольчик», «Березка», «Солнышко») 01.01.2008 года и это при том, что аттракцион «Вихрь» был демонтирован осенью 2007 года, а «Сюрприз» в связи с запретом на эксплуа­тацию и в связи с поломкой не работал к этому моменту уже около года.

Прокурору Днепропетровской области

Милая, дорогая и уважаемая Наталья Васильевна!

Я пишу в который раз и не особо надеюсь на удобоваримый ответ, несмотря на то, что вместо УПК Ваши подчиненные упорно продолжают творить правовые извращения, я Вам безумно благодарен, – Вы научили меня мечтать, мечтать о справедливом возмездии, которое, глядишь, и шмякнет по темечку Лысенко С.М.

Я теперь не надеюсь, а просто уверен в правильности своей позиции: ну, не может уголовное дело, слепленное не из того, что было, а из того, чего не было, существовать уже 4 года! Ну, неужели Вам неинтересно просто заглянуть в эти томики уголовного дела, в которых прокурор Лысенко пытается соперничать с фантастами?

А вообще-то, действительно, зачем прокурору камасутра, если он и так, просто творчески подойдя к вопросу, вместо любой камасутры пускает в ход УПК, интерпретируя его в извращённом виде или вообще не читая (так больше простор для полёта фантазий), делает с подвернувшимися под его гнев или под выгодное ему коммерческое предложение то, чего даже в камасутре не найдешь?!

В одном из обращений к Вам в газетной публикации, где я уже приводил примеры жуткой фальсификации доказательств, я спрашивал, какие же еще нужны доказательства, чтобы Вы убедились в фальсификации уголовного дела против меня. На данный момент направляю Вам новую порцию доказательств грубейших нарушений закона Вашими подчиненными. И перечень «неувязочек» мной все еще не исчерпан. Неужели Вам не стыдно за то, что всю работу, которую должны были провести еще 4 года назад Ваши подчиненные, делаю за них я? Неужели Вы желаете, чтобы я дальше прилюдно разоблачал все немыслимые фальсификации в уголовном деле против меня? Неужели Вы дальше будете спокойно наблюдать за тем, как уничтожается и без того потрепанный имидж прокуратуры?

Ну, Натальечка Васильевна, ну вспомните о своих прямых функциях и обязанностях областного прокурора! Ну, остановите это набирающее обороты безумие! Ведь даже мне уже обидно, что над нашей отечественной прокуратурой смеются и видавшие виды специалисты, и дилетанты. Кстати, изучившие только малую часть фальсификаций доказательств, народные депутаты Украины уже высказали свое возмущение.

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: