О талантах прокурора Лысенко

19 березня 2012 о 11:18 - 5256

Прокурор Кировского района г. Днепропетровска Лысенко С.М. – на удивление творческая личность. Как видится, в нём профессия душит сума­сшедший потенциал писателя-фантаста.

Его фантасмагория* под названием «Обвинительное заключение в уголовном деле по обвинению Дедова Б.И. в совершении преступлений, преду­смотренных ч. 5 ст. 191, ч. 2 ст. 366, ч. 2 ст. 209 УК Украины» заставила задуматься и откровенно удивиться немало людей, прочитавших сие «произведение».

Но написать – это полдела, а этот, с позволения сказать, гений решил по материалам своего же обвинительного заключения спектакль поставить.

Спектакль, как и водится, ставится в судебных заседаниях: приходят разные прокуроры, представляющие обвинение, хлопают глазками, в упор не видят всех проколов своего «режиссера-постановщика», в результате, – киноляп на киноляпе. Уже описывались ранее изыски фантаста Лысенка по поводу возбуждения уголовного дела за хищение в КП «Центральный городской детский парк Лазаря Глобы» при отсутствии не только инвентаризации, но и недостачи (т.е. украл Дедов что-то, а что – непонятно, как и то, было ли это что-то и, если было, то где), упоминалась умопомрачительная и поистине фантасмагорическая ситуация с кассовыми аппаратами, которые никогда не принадлежали парку и никогда там не числились, но на протяжении всего расследования уголовного дела меняли свои названия, работали одновременно на двух предприятиях, отчитывались в налоговую по одному предприятию, воровались с предприятия, на которых никогда не были зарегистрированы, а, между прочим, эти кассовые аппараты – практически главные герои нашей фантасмагории – орудия, так называемого, жуткого преступления века.

Но какое же искусство без критики! И в моей истории появился такой критик в лице адвоката.

Следует заметить, что за 4 года доказывания, что я не верблюд, я пользовался услугами не одного адвоката. И каждый, прочитав сценарий спектакля (обвинительное заключение), сначала впадал в ступор, затем на него находило необъяснимое веселье, которое каждый адвокат и каждый правозащитник объяснял тем, что у такого обвинительного заключения с такими доказательствами в уголовном деле нет ни малейшего шанса на успех, постановка такого пошиба будет освистана в суде даже судьёй, и каждый адвокат с энтузиазмом брался за дело.

Но после первого же участия в заседании суда, или даже просто после ознакомления с материалами дела, а чаще – после общения со стороной обвинения, адвокаты, которые мне не были назначены судом, как малоимущему, а которым я лично платил деньги за оказание мне правовой помощи, вдруг начинали вести себя так, как будто труд их оплачивается прокурором лично. Все, как один, по прошествии какого-то времени начинали меня склонять к тому, что в Украине оправдательных приговоров нет и в ближайшее время не будет, несмотря на все проколы в обвинительном заключении, которые видны невооруженным глазом, что мне необходимо хотя бы на капельку признать свою вину, перестать бороться за своё честное имя, раскаяться в том, чего я не делал, и будет мне счастье «в виде амнистии или условнячка».

После нескольких к ряду разочарований в адвокатах, я начал воспринимать адвокатов не иначе, как помощников того же прокурора, и уже отчаялся найти адвоката со своей, независимой от суда и прокуратуры, точкой зрения.

И около года назад по рекомендациям знакомых я заключил договор с адвокатом Бразалук С.С., которую за год совместной работы я не мог заподозрить в том, что она – внештатный помощник прокурора Лысенко С.М. Как раз за этот год начали всплывать факты, которыми ранее адвокаты не интересовались.

Например, благодаря работе адвоката Бразалук С.С. стало известно, что эксперт Кудина, проводившая по заказу Лысенко С.М. бухгалтерскую экспертизу в уголовном деле, ничего общего с экспертами, аттестованными в установленном законом порядке, не имеет, а значит, и экспертиза её – полная «липа» и не может быть принята судом в качестве доказательства по делу.

И, как ни странно, судом было учтено это обстоятельство, и назначена повторная экспертиза. Правда, на повторную экспертизу суд постеснялся включить в перечень вопросов эксперту те вопросы, которые разнесли бы всё это уголовное дело в пух и прах (у меня даже не спросили, имеются ли у меня вопросы на повторную экспертизу, а они имелись – авт.).

Однако после ознакомления с материалами, передаваемыми на экспертизу, мне стало известно, что прокурор Лысенко С.М. важные доказательства в деле – кассовые ленты – меряет не количеством лент (плюс еще необходимо было уточнить, на какую N-ную сумму каждая), опечатанными и пересчитанными, а также систематизированными по периодам, операциям и принадлежности тому или иному кассовому аппарату. А для простоты сопроводительным письмом прокурор передаёт суду из неизвестного источника полученные (без протоколов изъятия) «кассовые ленты – 2 пакета».

А что в самих кассовых лентах? Да всё та же фантастика – по озеру в парке в двадцатиградусный мороз плавали катамараны, прогулки на катамаранах совершели посетители парка, им выбивались чеки, и зарабатывалось – в такую погоду! – по 1.600 гривен в день, а то и больше.

Еще имеются в наличии, в двух пакетах, чеки на картинги, которые были в аренде и по которым отчитывались в ГНИ частные предприниматели, не имеющие ничего общего с парком.

Также, судя по чекам, детские карусельки в морозы в том же феврале работали с практически полной загрузкой и давали доходы больше, чем теперь при новом директоре дают летом в выходные дни (и это при том, что на зиму катамараны, картинги и детские аттракционы вообще консервируются!!! – авт.).

Дальше – больше. Произведение прокурора Лысенко заиграло новыми красками после двух запросов моего адвоката в Кировскую налоговую инспекцию, откуда получены ответы, что кассовый аппарат с фискальным номером 0465003144 назывался так, как написано в деле: не «Мини-600» и не «Эра-212.03», а назывался он «Datecs-3530T», был зарегистрирован за ООО «Эско-Днепр» и последний отчет по нему был сдан за сентябрь 2011 года, а с учёта он снят 16.09.2011г. А кассовый аппарат с фискальным номером 0465003145 тоже назывался не «Мини-600» и не «Эра-212.03», а «Datecs МР-500Т-03» и был зарегистрирован за ПАТ «ДОПАС», а регистрация его отменена 28.01.2008 года и последний отчёт сдан 12.02.2008 года за январь 2008 года.

Подлог с кассовыми аппаратами с фискальными номерами 0465003144 и 0465003145, которые по разным официальным документам, находящимся в деле имеют три разных названия: DATECS, Мини-600 и Эра 212-03, неопровержимо говорит о фальсификации вещественных доказательств.

После ГНИ дала информацию о том, что у каждого кассового аппарата свой единственный фискальный номер и не может быть разных кассовых аппаратов с одинаковыми номерами. Вот здесь и вылез киноляп режиссёра-прокурора Лысенко С.М. Естественно, моим желанием, как и у любого нормального человека, было донести до руководства Лысенко С.М. его двуликость:

с одной стороны, он делает вид, что стоит на страже законности, а с другой стороны, грубо, беспринципно и цинично фальсифицирует доказательства обвинения меня в тяжком преступлении, что само по себе является уголовно наказуемым деянием. Я писал об этом и в прокуратуру области, и в Генеральную прокуратуру, но, поскольку рука руку моет, никто не изъявил желания разобраться в безобразиях творческой личности – Лысенко С.М. Он же, как и любое должностное лицо в «правоохренительной» системе, обладает ярко выраженным чутьём филейной частью и этой самой филейной частью почувствовал, что недолго ему безобразничать, если и дальше разоблачающие его киноляпы будут сыпаться с такой же частотой.

И здесь начались необъяснимые, с точки зрения логики, инсинуации вокруг моего адвоката. Сначала непонятные ходоки стали меня убеждать в том, что мне жизненно необходима амнистия, и меня с удовольствием амнистируют, если я откажусь от своего адвоката или поменяю его на другого, предложенного ними. Перед судебным заседанием, которое должно было состояться 25.01.2012 г., мне заявили, что в это заседание я должен явиться без адвоката, иначе меня ждут большие неприятности. Я, не говоря адвокату о предпосылках, попросил её не идти в судебное заседание 25.01.2012 г. Но она категорически отказалась, сказав, что это ее долг.

Десятки раз ко мне приходили доброжелатели, представляясь «ходоками от Лысенко». Видимо, понимая, что фальсификация дела очевидна, и вот-вот полетят погоны, а то и хуже. Мне предлагали разные варианты: применение амнистии, перевод обвинения на «халатную» статью, отправка моего уголовного дела на доследование, где его «похоронят».

Но я понятия не имею, в чём мне надо признаваться, поскольку ничего преступного я не совершал!

И единственный адвокат, который не боится доказывать мою правоту и призывает отказаться от соглашательства на амнистии, ДОСы и прочие провокации наследившего прокурора – Бразалук С.С. «Правда, Борис Иванович, на вашей стороне. Бояться не надо. Фальсификаторы скоро за все ответят», – говорила мне адвокат.

Но я человек. Зная нашу судебную, правоохранительную систему, я прекрасно понимаю, что загнанные в угол т.н. «служители закона» способны по­йти и на беспредел.

Я отказался от услуг адвоката Бразалук С.С. в судебном заседании 25.01.2012г.

Да, я проявил слабость.

И готов исправить свою ошибку. Очень надеюсь, что Светлана Сергеевна Бразалук согласится и дальше быть моим защитником, ведь не зря же лица, сфабриковавшие против меня уголовное дело и пытающиеся в суде доказать, что белое – это чёрное, так активно агитируют меня через своих ходоков отказаться от её услуг. Я ни с одним из адвокатов не встречал такого непринятия их прокуратурой и судом, а это значит, что с этим адвокатом у них не получается договориться и у меня есть шанс доказать свою правоту.

Я приложу максимум усилий для возврата адвоката Бразалук С.С. в дело, и вместе мы будем развивать у прокурора Лысенко С.М. и иные его «таланты». Пока что он сочиняет небылицы и медленно в ритме танго под похоронный марш, не мигая глазом, фальсифицирует доказательства, надеюсь, очень скоро он запляшет лезгинку и уже не в своём прокурорском кресле.

Я полон решимости добиться наказания для прокурора Лысенко С.М. за возбуждение уголовного дела не на основании Закона, а на основании «заказа», за фальсификацию доказательств обвинения путём подсовывания суду результатов экспертизы неаттестованного эксперта, за «липовую» повторную экспертизу, за мошенничество с кассовыми аппаратами, за запугивания через подставных людей.

Прокуратура доказала хищение 900 тыс. грн.? Они нашли мой автопарк, да хоть одну мою машину?

А самим прокурорам не страшно, что, придумав и поддерживая эту фантасмагорию*, называемую уголовным делом против Дедова, они уничтожают порядочного человека?

На данный момент именно в материалах уголовного дела содержатся все доказательства преступной деятельности прокуроров-сочинителей, и я верю, что сработает Закон – и Лысенко С.М. получит сполна то, чего он заслуживает и чего он так долго добивался, играя при исполнении должностных обязанностей в прокурорскую русскую рулетку.

С уважением ко всем порядочным людям,
Борис Дедов

*Фантасмагория (от греч. phantasma – «видение, призрак» и agoreuo – «говорю») – невероятное нагромождение причудливых образов, видений, фантазий.  Хаос, сумбур, гротеск (сравн. абсурд; ахинея).   Термин «фантасмагория» иногда употребляют и без негативного оттенка, дабы подчеркнуть экстравагантность, неординарность мышления художника.

Поділитися: