Просто я работаю волшебником…

15 березня 2012 о 09:05 - 1671

18 марта в Украине празднуется День работников ЖКХ и бытового обслуживания населения. И сегодня мы решили рассказать о представителе одной из самых «негероических» профессий, но благодаря которой наш несовершенный мир становится хоть немножечко, но красивее…

Парикмахер широкого профиля

Любовь Янисовну Павленко знает практически каждый на жилмассиве Кротова в Днепропетровске. Ведь для многих визит к ней связан с важнейшими событиями в жизни: в парикмахерскую, расположенную на первом этаже общежития, идут в обязательном порядке накануне праздников, семейных торжеств, когда хочется что-то изменить в жизни, в себе. Или просто пообщаться с этим душевным и открытым человеком.

Решение стать парикмахером пришло к Любови Павленко неожиданно. Стандартная для ее поколения биография. Родилась и выросла в Белоруссии, окончила ПТУ в Бобруйске и пошла работать на Бобруйский шинный завод водителем внутризаводского транспорта. Быстро выбилась в передовики – поэтому уже через год по комсомольской путевке Любу направили на Днепропетровский шинный завод. Но и здесь надолго задержаться не судилось.

В заводском общежитии белорусская девушка обзнакомилась, появились подруги. И когда одна из них рассказала, что в соседнем Днепродзержинске в 3-м училище набирают молодежь на курсы парикмахеров и фотографов – Люба решила освоить профессию фотографа: фотографией увлекалась еще со школы. Но при сдаче документов в приемной комиссии сумели переубедить: и кандидат в фотографы превратился в будущего «парикмахера широкого профиля». Было это в 1982 году.

Охотники за головами

Училась именно на «парикмахера широкого профиля», а не на женского или мужского мастера. Первыми «головами» стали подруги по училищу. «Как водится, в те годы любая учеба в любом учебном заведении начиналась с колхоза. И уже 2 сентября будущие парикмахеры отправились на картошку, – вспоминает Любовь Янисовна. – Там было два отряда: девушек-парикмахеров и ребят-стоматологов. И в первые же дни все друг друга перестригли. Можете себе представить, как мы тогда выглядели со стороны! Немало выслушали нареканий и возмущений мастеров: как, мол, посмели взять в руки ножницы, не получив теоретических знаний?!»

Год теории, год практики: полгода мужчины, полгода – женщины. Практиканты приходили в салон с большими, на 5-6 кресел залами. «Заведующая берет из нас трех девушек и ставит к креслам со словами: «Стригите, и все тут! И ни в коем случае не показывайте, что вы ученицы – клиенту незачем трястись в кресле от переживаний, – рассказывает Любовь Павленко. – Приступаю к стрижке, вспоминая все, чему учили. Мастерица издали наблюдает. Когда она замечала, что что-то не то делаю, громко звала: «Люба, к телефону!» Я – в подсобку за советами: «там надо сделать так, а там – так». Выслушаю – и назад к креслу».

«Мафиози» советских времен

Любовь Янисовна уверена, что ей всегда везло с людьми. На всю жизнь запомнились преподаватели и наставники. Особенно Валентина Николаевна Зеленко: она так преподнесла свои знания, что девушка влюбилась в волосы. И любит их до сих пор. Любови Янисовне нравится ее работа – делать людей красивыми.

По окончанию учебы в 1984 году 23-летней Любе удалось взять открепление и вернуться в родную Белоруссию. Там уже ждало место в парикмахерской при гостинице. Вообще, в то время устроиться парикмахером было очень непросто. «Профессия была престижной, чем-то сродни торговой мафии, – откровенничает Любовь Янисовна. – Заработки были хорошими – ежедневно после сдачи плана в кармане оставалось не менее 25 рублей. Жили – не тужили, ни в чем себе не отказывая. Я раньше всегда советовала молодым девушкам идти в парикмахеры. Все, что умеешь делать своими руками – всегда пригодится в жизни. Особенно это было актуально для тех, кто выходил замуж за военных, чья жизнь была связана с постоянными переездами».

Любовь Павленко утверждает, что и в те годы проверяющих было достаточно, но чтобы наличку кому-то отдавать – такого не водилось. О поборах тогда и не слышали. Постричь бесплатно того же милиционера или работника санстанции – всегда пожалуйста.

Партийные боссы и стрижка при свечах

Довелось поработать и в Киеве. Запомнился один случай, произошедший в 1989 году. В те годы было много «обязаловки»: парикмахер должен был ходить стричь в школы-интернаты, дома престарелых и другие учреждения – в том числе и партийные, правительственные. И вот в последний день перед отъездом из столицы Любу попросили поработать в здании, где находились какие-то важные партийные чины. Привезли, оставили на первом этаже ждать неподалеку от телефона без наборного колеса. И через десять минут спустился первый клиент. В тот день с девяти утра до пяти вечера парикмахер обслужила немало важных чинов. Но с каждым удавалось найти общий язык.

«Боссы» настолько прониклись моей судьбой, что уговаривали не уезжать, обещали обеспечить жильем и работой, – говорит мастер. – Но к тому времени я уже приняла решение». 

Другой киевский случай. Знакомая, к которой Любовь Янисовна пришла в гости,  попросила постричь тетю. При этом никаких инструментов, кроме огромных портняжных ножниц для кройки, в квартире не было. «Хорошо, хоть не маникюрные», – вздохнула парикмахер и приступила. И тут в доме погас свет. Пришлось работать при свечке. Каково же было удивление Павленко, когда через несколько дней ей позвонили и рассказали о том, насколько были удивлены мастера салонов – настолько удачной вышла прическа! 

Их волосы – пусть они и переживают

По словам мастера, сегодня все очень изменилось. Парикмахерские – на каждом шагу. Учат не так, как раньше, – в основном, все завязано на деньги: «Платите, а мы вас обеспечим дипломами европейского образца». Только толку-то от этого никакого! Во многом изменилась и психология парикмахера: если раньше считалось, что клиента лучше недостричь, чем перестричь – чтобы в случае чего можно было исправить недостатки, то сейчас на это внимания не обращают. «У меня тут бывают девушки-практикантки – так я их учу, что нужно переживать за клиента, – вздыхает Любовь Павленко. – А они в ответ: а чего мы должны переживать за клиентов – пусть клиенты переживают!»

«Сейчас в каждом многоквартирном доме обязательно отыщется хотя бы один «мастер на дому», – продолжает она. – Наверное, жизнь людей сделала такими черствыми, что все в деньги упирается. Но мое поколение еще как-то не перестроилось на «капиталистические отношения»: я ведь со своим опытом тоже могу дома стричь, но как-то пока не решаюсь. Привыкла, что люди должны ходить в парикмахерскую, а не обслуживаться на дому».

Настоящий мастер обязан учиться всю свою жизнь, уверена Любовь Янисовна. И поэтому сама, глядя на людей, всегда обращает внимание на их прически. В транспорте, в магазине, в театре… Даже на футболе следит не за тем, как мяч гоняют, а какие прически носят. Известных спортсменов, артистов, политиков и телеведущих воспринимает как своего рода законодателей моды. За которой нужно следить. Бывая в других городах, обязательно заходит в парикмахерские, изучает, как работают тамошние коллеги. И за своим мастером, у которого стрижется уже лет 15, всегда с интересом наблюдает.

Самое главное – чувствовать человека

Парикмахер давно поняла: сложна не стрижка, а взаимоотношения мастера с клиентом: «Бывает, клиент без ума от моей работы, а мне она не нравится. Клиент настаивает на своем – ведь он всегда прав. В этом случае довольно сложно переубедить его. Но чувствую: надо. И стараюсь этого добиться».

Любовь Янисовна убеждена: парикмахер в первую очередь должен быть хорошим психологом. Нужно быстро и точно уметь определить настроение клиента, понять, с чем он пришел: поделиться радостью или у него какое-то переживание. И соответственно этому настроению выстраивать свои взаимоотношения. Мастер также всегда старается запомнить, о чем говорил клиент во время своего предыдущего посещения, и искренне интересоваться, как обстоят дела сейчас. Любовь Янисовна подчеркивает: сопереживание всегда должно быть искренним: наигранность клиент почувствует, и этим его только обидишь.

О своей мечте «парикмахер широкого профиля» говорит просто: «Сегодняшние финансовые трудности привели к тому, что ходить в парикмахерские стали намного реже. Многие женщины и мужчины не могут позволить себе выглядеть настолько красивыми, насколько могли бы. И мое заветное желание – чтобы у людей на жилмассиве Кротова, где я живу и работаю, была возможность приходить в парикмахерскую, получать хорошее обслуживание. Чтобы они могли себе позволить быть красивыми».

Поділитися: