Дело «черного» нотариуса из Днепродзержинска

27 грудня 2011 о 11:23 - 7118

Преступными связями миллионер нотариус оброс давно. И как только где-то замечаются махинации с жильём или документами, обязательными для нотариального оформления, тут же маячит тень и печать нота­риуса Жидкова. А на просьбу работников правоохранительных органов дать какие-либо пояснения Жидков так и говорит: «Я неприкасаемый! И нечего ко мне звонить!»

По поддельным документам, вступив в сговор с некой Ириной Сушко, нотариус Жидков заверил устав ЗАО, решив, видимо, что подписи всех акционеров ему и даром не нужны, т.к. вознаграждения хватило на временную «слепоту» и подпись с печатью нотариуса. В другом случае Жидков по поддельным документам с БТИ заверил договор купли-продажи комнаты с помещением в квартире № 9 по ул. Медицинская, 5, которое отделом приватизации никогда не передавалось в собственность гр. Сизько. Сейчас Жидков, по-видимому, опасаясь СБУ или правоохранительных органов, обвешал свой кабинет шпион­ским оборудованием и купается в миллионах.

В настоящее время в Баглейском райсуде Днепродзержинска рассматривается уголовное дело в отношении организованной группы лиц, обвиняемой в мошенничестве с квартирами и вымогательстве. Тень нотариуса-миллионера мелькнула и там, но как тень свидетеля. Сам нотариус перевёл дух и рассказал знакомым, что откупился от судей и прокуроров, поэтому пошёл по делу лишь свидетелем.

Сегодня ещё одним фактом мошенничества с жильём занимается прокуратура и милиция Заводского района Днепродзержинска. Взял на контроль это дело и начальник ГУ МВД в области В.Н. Бабенко. И если правоохранительные органы не станут на сторону закона, то на улице окажется семья Литвиновых, состоящая из четырёх человек – квартиросъёмщицы Ларисы Максимовны 1929 г.р., её дочери Людмилы 1957 г.р. и её внуков Станислава 1986 г.р. и Владислава 1977 г.р.

Пытаясь выжить самим и обеспечить постоянное лечение для Ларисы Максимовны и Станислава (инвалида 2-ой группы), Владислав с матерью в 2008 г. решили взять кредит в сумме $10.000 для покупки оборудования по изготовлению шлакоблока. Сотрудники банка, сославшись на кризис и временную невыдачу кредитов, посоветовали взять кредит у местного ростовщика Михаила Наливайко. Единственным условием ростовщика, знающего, что у семьи имеется 3-комнатная квартира в центре города, было заключение «фиктивного» договора на ее куплю-продажу. Дескать, так заимодавец не будет переживать о занятых деньгах.

Людмила Александровна с Владиславом взяли справку о составе семьи в ЖЭКе по месту жительства КП «ДЖО» и отправились к нотариусу Жидкову, как потребовал Наливайко. У нотариуса Наливайко «вдруг» вспомнил, что у него уже есть пять квартир и чтобы не привлекать к себе внимание правоохранителей, предложил оформить сделку на его, якобы, родную сестру Свечникову Алину Александровну, которой он доверяет, как самому себе. Нотариус, увидев справку о составе семьи из четырёх человек и услышав, что Литвинов Станислав имеет группу инвалидности (шизо­френия), отказался взять предложенную Людмилой Александровной справку, заявив, что у него есть свои люди в БТИ и КП «ДЖО», поэтому он через Наливайко возьмёт ту справку, какая ему нужна. Нотариус заявил, что в любом случае эта сделка должна пройти через БТИ, а после выплаты взятой в кредит суммы она будет расторгнута.

Отдав большую часть долга за взятый у ростовщика кредит, семья Литвиновых согласилась и на новое предложение Наливайко. Суть сводилась к тому, что Людмила Александровна в счёт погашения остатка кредита переписывает на жену Наливайко, работницу налоговой Днепродзержинска, свою двухэтажную дачу. Предусмотрительный ростовщик «боясь кидалова» со стороны Литвиновой уговаривает последнюю написать расписку, что, дескать, свою дачу она продала налоговичке Наливайко за пять тысяч долларов США.

По окончании операции Наливайко по присвоению собственности, Людмила Александровна вместо расторжения сделки фиктивной купли-продажи своей квартиры услышала «заманчивое» предложение от «сестры» Свечниковой, занимающейся в Днепродзержинске недвижимостью. Суть её предложения сводилась к тому, что, оказывается, она не сестра Наливайко и поэтому требует в обмен на согласие на расторжение сделки 12 тысяч долларов США. Наливайко на сетование Литвиновой о мошенничестве с его стороны, предупредил, чтобы в милицию даже и не рыпалась, так как его кум работает начальником милиции.

Людмила Александровна обратилась в Заводский суд с иском о признании договора купли-продажи недействительным. Дело попало к судье Ивченко Татьяне Павловне, которая 30.07.2010 г. отказала семье Литвиновых в справедливости. Судья сделала вид, что не замечает явных признаков мошенничества, закрыла глаза на сфальсифицированные документы и на разногласия в свидетельских показаниях самих мошенников.

Можете себе представить душевное состояние человека, потерявшего квартиру, дачу, выплатившего большую часть кредита и ставшего перед фактом, что справедливости и защиты от мошенников он не найдёт, а на нём ещё лежит ответственность за судьбу больной матери и сына! В этот же день Людмила Литвинова, впервые в жизни узнавшая что такое «правосудие» по-украински, попыталась покончить жизнь самоубийством, наглотавшись таблеток.

Апелляционный суд Днепропетровской области в составе судей Можелянской, Ремеза, Серомашенко тоже сделал вид, что не увидел мошенничества и оставил в силе решение Ивченко, а судья Верховного суда Мазур Л.М. вообще не принял к производству кассационную жалобу.

В данное время апелляционным судом области рассматривается уже иск мошенников по выселению наивных и доверчивых граждан на улицу, а работники милиции Заводского РОВД умышленно волокитят заявление Людмилы Литвиновой о мошенничестве, не вызывая ни Литвинову, ни членов её семьи, ни свидетелей. Они даже не пытались выяснить, почему руководитель КП «ДЖО» Николишин, злоупотребляя своим служебным положением, в один день выдал две разные справки о составе семьи Литвиновых, одна из которых, поддельная, для судей стала в последствии доказательством законности договора купли-продажи квартиры  семьи Литвиновых. Именно такая справка без включения в её состав инвалида с психическим расстройством и понадобилась нотариусу Жидкову.

Имея огромный стаж по оформлению нотариальных сделок, он просто не мог не знать, что нашим законодательством закреплено право таких людей, как Станислав, проживать в отдельной комнате не в коммунальной квартире и не в одной комнате с членами своей семьи, а соответственно вычёркивать его из состава семьи и выбрасывать на улицу просто преступно.

Не видя выхода из сложившейся ситуации, и постоянно цитируя ростовщика Наливайко по поводу кума милицейского начальника, Литвинова Л.А. на днях попыталась повторно совершить попытку суицида. Теперь она подумывает не только о своей смерти в случае, если правоохранители не захотят возбудить уголовное дело по факту мошенничества, а судьи вынесут решение, которым выселят эту семью на улицу, но и о смерти своих больных родных.

Поділитися: