Антонина Ульяхина: «Специально сейчас формируется такое мнение, что-де «нет оппозиции». Оппозиция есть!»

27 вересня 2011 о 10:18 - 3033

Антонине Ульяхиной, руководителю Днепропетровской облорганизации партии «Батьківщина», мы попали под горячую руку.

Разгневанная вышедшим накануне в журнале «Власть денег» материалом о ней «Днепропетровская тётя», начинавшемся словами «Миллионерша Ульяхина…», Антонина Николаевна, действительно являющаяся родной сестрой матери Юлии Тимошенко, не церемонилась с журналистами «Лиц».

И это тоже мы расценили как некоторую ее неполитичность…

Мы увидели Антонину Николаевну как менеджера, руководителя, бизнесмена, с железной хваткой и очень хорошей реакцией. Но нам показалось, она так и не почувствовала себя политиком.

Она научилась диагностировать конкретные проблемы в обществе. Умеет заметить просчеты оппонентов. Но отрицает собственные просчеты.

Отлично разбирается в социально-экономических аспектах и программных проектах – но совершенно не готова к активным действиям.

…“Они мою декларацию видели?!” – негодовала “днепропетровская тётя”.

«Интересно – а что в Вашей декларации?» – поддержали мы тему.

– У меня в декларации есть квартира, есть дом, есть автомобиль…

– А какой?

– Мицубиси. Вот это моя декларация. Дачи у меня нет, гаража нет.

– А вклады в банке?

– Нет у меня вкладов в банках.

– И не было никогда? Не доверяете банкам украинским?

– У меня нечего туда класть особо. Наш бизнес, начиная с момента, когда президентом был Кучма, не дает таких доходов, чтобы можно было и прожить, и еще что-то отложить.

– Ваш бизнес – имеется в виду фирма «Беютага»?

– Вот мне нравится! К этой фирме я не имею отношения уже около шести лет. В этом списке (в журнале «Власть денег» – ред.), где перечисляются бизнес-структуры, к которым я якобы имею отношение, о половине вообще не знаю, а половина – это было когда-то, вначале я была учредителем, а потом, увидев, что развиваться здесь невозможно, всё поотдавала: передала, продала. Понимаете?

Ну, это не к вам вопрос.

Поэтому вам рассказываю: я предпринимательством не занимаюсь вообще уже – вообще! – шесть лет, после того, как пришла на партийную работу. Всё. Точка. Живу на пенсию.

– Пенсия выше средней?

– Моя пенсия – 2 тысячи 250 гривен. Как это? Выше? Ниже?

Средней считается, по-моему, тысяча гривен (по данным Кабмина, средняя пенсия на 1 сентября – 1.205 грн – ред.)…

– Значит, выше.

Имею небольшие сбережения. Но больше пользуюсь кредитной карточкой банка. Кредитка – это удобно.

– Какого банка?

– Приватбанка. Просто никто другой не предлагал.

Вопрос из тех, что мы отсылали заранее: «Почему на Днепропетровщине отсутствует мощная оппозиция в органах местного самоуправления, не предлагаются альтернативные точки зрения на цели для расходования местными бюджетами; почему нет противостояния тем решениям, которые ухудшают жизнь простых людей, например, необоснованному повышению с 1 сентября на 37% тарифов на вывоз мусора в Днепропетровске (или Вы считаете, что это своевременное и обоснованное повышение?)?»

– Вы немножечко по городу не в материале. Потому что у нас есть Курячий (руководитель фракции «Батьківщини» в Днепропетровском горсовете Максим Курячий – ред.). И он этим занимается бесконечно, отслеживая всё, что происходит в городе Днепропетровске. И выступали они против тарифа… Вот, пожалуйста, если вам интересно, город Днепропетровск пишет… Это пресс-релиз по материалам фракции. Я вам документы даю.

– Ага, спасибо.

– Вы говорите, что у нас неактивная, немощная оппозиция, а у нас уже есть два постановления административного суда – что наши палатки, которые мы используем и для политической агитации и как общественные приёмные депутатов, признаны такими, «которые несут угрозу национальной безопасности». Вот почитайте иск исполкома Днепропетровского горсовета.

– В Новомосковске мэр поддержан партией «Батьківщина». Правильно?

– Он очень быстро, ещё даже до выборов не дошли, поменял партию. То есть, за него не голосовали как за бютовца – он перед голосованием, очень быстро, перешел в партию «Україна майбутнього». И на него (мэра Новомосковска Сергея Мороза ред.) было открыто уголовное дело. Олейник (глава партии «Україна Майбутнього», народный депутат Святослав Олейник – ред.) им занимался, перепрятывал. Мы тогда на Сергея Мороза вышли: «Мы вам поможем». А он: «Вы знаете, я уже свою судьбу связал с другой партией».

То есть, за него голосовали даже не как за нашего кандидата. Потому что всю его рекламную кампанию сделал Олейник.

– То есть, Вы считаете, что он очень авторитетный человек в Новомосковске, если стал мэром, баллотируясь от «України майбутнього»?

– Я считаю, что новомосковцы его выбрали, зная лучше, чем других кандидатов. Он им был более понятен. Все-таки человек в политике уже не первый год. Они возлагали на него какие-то надежды, и им было не очень важно, от какой партии. Потому что до этого, вы знаете, вообще беспартийный мэр был, и так многие годы велось, что мэр должен быть вне политики – он хозяйственник.

И я думаю, что он все же имеет какой-то авторитет, да и мы его не клеймили, дали возможность новомосковцам посмотреть, что они сами выбрали.

– Местный депутат от БЮТ, родственник главы областного СБУ, Александр Верхогляд перешёл в «Фронт змін», в Партию регионов – Зинаида Пикалова и в «Сильную Украину» – Сергей Пасхалов, который возглавлял днепропетровский городской штаб по выборам Президента в 2010г. Какие были сделаны выводы?

– По отношению к кому?

– Относительно кадровой работы…

– А я думаю, что если из сорока четырех тысяч уходит четверо, даже десять, то это нормальная кадровая работа. И очень просто и понятно, почему эти люди поменяли свои приоритеты. Потому что та же Зинаида Пикалова была руководителем областного Пенсионного фонда, и её неоднократно предупреждали о лишении должности, если будет оставаться бютовкой. Она ушла на пенсию. И свою судьбу связала с тем, с кем она хотела. Она у нас в партии пробыла всего-навсего полтора или два года.

Я вам хочу сказать, что государственный служащий, чтобы сохранял приоритет оппозиционной партии – большая редкость. А мы здесь всегда в оппозиции были – вы же не будете утверждать, что мы были при власти в прошлый раз. Хотя в Киеве как бы считалось, что у нас есть коалиция и есть большинство, в Днепропетровске у нас большинства не было никогда. Мы всегда были в оппозиции. И все, что сегодня здесь нажили и наработали – это больше заслуги Партии регионов, которая с партией «Громада» была при власти.

Я не грешу насчёт объективности?

 – Грешите конечно…

– А чем? Где мы были здесь при власти?

– Ну, потому что кроме местной власти… Благодаря тому, что Украина – это централизованное государство и государственный бюджет, в основном, спускается из Киева на места, а премьер-министром Украины, который по старой конституции имел даже больше полномочий, чем президент, была Юлия Тимошенко – лидер партии «Батьківщина», которая могла влиять на… назначение той же Пикаловой руководителем областного Пенсионного фонда. Это же не местные депутаты голосовали за ее назначение?

– В то время, когда Зинаида Пикалова ушла с должности, Юлия Владимировна уже не была премьер-министром. А губернатор чей был? Ну, если вы так уж хотите истины – чей был губернатор?

– Губернатор был, как вы говорите, чиновник.

– Нет. Он был представителем Президента – сначала Ехануров, затем – Деева…

– Виктор Бондарь сначала поддерживал Ющенко. А за несколько дней или недель до выборов переметнулся в сторону Юлии Владимировны.

– А кто был до Юлии Владимировны? Кто вычистил здесь вообще всех чиновников?

– После президентских выборов?

– Да.

Но…

– Нет, не этих президентских. А тогда – кто пришел, вы помните? Ехануров. И поэтому Юлия Владимировна не назначала чиновников Пенсионного фонда. Пикалова работала на этом месте, когда был у нас первый наш губернатор – Бондарь. А при Бондаре, назовите, пожалуйста, кто из БЮТа занимал какую-нибудь существенную должность.

– Я так сразу и затрудняюсь…

– А я так сразу и отвечаю: мы здесь никогда не были у власти. И даже то, что Юлия Владимировна могла сделать, она сделала, но для этого надо было не иметь кризиса и бюджет иметь такой, за который голосовала коалиция. А вы знаете, что с коалицией было, что «Наша Украина» бесконечно вела какие-то дискуссии, чтобы проголосовать – это было очень сложно.

Но мы с вами хотели поговорить о Днепропетровской области…

– Да, да… Расскажите нам, пожалуйста, растут ли ряды партии «Батьківщина» на Днепропетровщине? И чем Вы это объясняете?

– А вы как считаете – растут?

– Я считаю, что не растут.

– Вы заблуждаетесь и очень сильно. Каждую неделю, – вот у нас есть такая сводочка, – есть рост в партии.

– На 1-е сентября – всего по области 44 тысячи… На 23 сентября – 44.463. Прирост – 54 члена за месяц; 463 человека – за 8 месяцев…

– А вы приходите ко мне с готовым заключением, не зная, как же оно действительно происходит.

– Просто, я сужу по тому же Пасхалову, который перебежал…

– Три человека перебежали, а вы за 44 тысячи судите по ним.

– Но это же были… авторитеты.

– Ну для кого это были авторитеты? Для нас это были новички в партии.

– А почему же тогда Пасхалова вы назначили руководителем городского штаба?

– Потому что он был городским депутатом, заместителем руководителя фракции. Правильно?

– Я не знаю.

– Я вам рассказываю. И считаю, что он со своей задачей не справился. Не сумел организовать работу так, как надо было.

– А Михаил Соколов (народный депутат от БЮТ – ред.), где он? Я так понимаю, что он в первом туре был руководителем городского штаба по выборам президента…

– Народному депутату очень сложно: быть одновременно на округе и в Киеве, и здесь. А против Соколова, против Арутюнова перед этим была сделана массированная атака, чтобы их дискредитировать здесь, вообще убрать как личности. Их представили, что они – владельцы заводов, земли, пароходов. А потом оказалось, что земля как раз не у них…

– Кто за этим стоял, по-вашему?

– Я думаю, что Партия регионов.

– А исполнители?

– А исполнители – вы, пресса. Пресса! Которая за сенсацией не замечает, к чему это приводит в итоге.

– По некоторым данным, Вы через Александра Верхогляда сотрудничали с нынешним шефом областного управления СБУ Владимиром Верхоглядом.

– А мне нравится, что у вас абсолютно нет данных. Вы знаете, я думаю, что эти два брата неблизки по своему духу. Мы не можем через Верхогляда «працювати» с его старшим братом. Младший брат сегодня не занимается ничем, потому что старший брат занимает должность. Хотя Александр Верхогляд остался членом партии не нашей, я знаю, что это не приветствуется у них в семье.

– Есть у вас данные о динамике рейтингов в Днепропетровской области: как у Партии регионов за полтора года при власти изменился рейтинг и как у вас?

– Есть у меня эти данные, но они закрытые. Я считаю, что всему свое время.

– Вы готовитесь к наступающим выборам в Верховную Раду? Уже определились с кандидатурами, которые партия будет поддерживать по мажоритарным округам?

– Я считаю, что мажоритарных округов не будет. И пока нет закона, для тех, кто уже готовится к выборам, это фальстарт.

– По вашему мнению вообще, что лучше – партийные списки или некий симбиоз?

– Смотря что мы хотим построить в итоге. Если хотим политически структурированное общество, как многие годы в Англии – тори и виги, одни выигрывают, потом другие приходят – то тогда лучше, чтобы были выборы от партий. Сегодня есть хотя бы какая-то ответственность перед партией у депутата.

…Может быть, специально сейчас формируется такое мнение, что-де «нет оппозиции». Оппозиция есть! Мы имеем сайт, выступаем в прессе, там, где нас готовы печатать, участвуем во всех существующих «круглых столах». Мы на улице присутствуем – всё лето были в палатках, где наши депутаты проводили прием граждан.

Знаете, почему вы сегодня думаете, что оппозиция ничего не делает и не решает? Потому что нам наглухо закрыта дорога на все телевизионные каналы. У нас было в День Независимости Украины было великолепное шествие к памятнику Тарасу Шевченко на Монастырском острове, там мы провели мероприятие, а нас даже в новостях не показали. Потому что есть строгое распоряжение: ответит губернатор, если о нас будут писать и нас будут показывать. Их задача – показать, что оппозиция слаба, что она никому не нужна, что есть только сплошная Партия регионов.

– Давайте ещё раз коснёмся вопроса формирования партийных списков на выборах-2012. Как это будет происходить?

– Как всегда. Ситуация следующая: кандидатов в депутаты рекомендует местная партийная организация, через партийное бюро мы рассматриваем кандидатуру, смотрим, чтобы не было никаких «тёмных пятен», проверяем, насколько активно кандидат работал в партийной организации. И уже после этого съезд партии утверждает человека.

Но по-настоящему ты можешь быть уверен в человеке лишь тогда, когда съел с ним пуд соли. Вот, например, та же Зинаида Пикалова. Я с ней лично никогда не была знакома. И только на областном бюро получила представление об этой кандидатуре.

Тот же Днепропетровск самостоятельно формирует свой список. Ни одного человека я никуда не рекомендую. Но вместе с тем, не снимаю с себя ответственности.

А то, что Татьяна Кривошеева является в Днепропетровске начальником БТИ?..

– Она – старожил «Батьківщини». Когда я в 2005 году возглавила областную парторганизацию, Кривошеева уже была в партии.

– Ещё такой вопрос: недавно Украина отметила 20-летие Независимости, но реальной независимости нет…

– Это очень непростой вопрос. Легко найти виновных, почему так произошло. Но реально виноваты во всём исторически сложившиеся «хвосты», которые не дают нам добиться настоящей независимости.

Мы, нынешнее поколение, свободно владеем украинским языком, но думаем на русском. Но если где-то затрагиваются украинские интересы, у нас шерсть дыбом встаёт. Это в генах каждого из нас.

Должна произойти смена поколений. И уже следующее поколение будет лучше знать, что нужно сделать, чтобы Украина стала по-настоящему украинской.

Поділитися: