В.Кузьмин: «Люблю юмор и рок-н-ролл» (+ аудиоверсия интервью)

10 червень 2011 о 09:46 - 4209

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


В минувшую среду в Днепропетровске состоялся концерт народного артиста России, нашего земляка Владимира Кузьмина и группы «Динамик». Весь зал Оперного театра подпевал знакомые песни, многим из которых более 30 лет. Для кого-то встреча с Владимиром Кузьминым – это встреча с молодостью, для других – возможность показать детям «какими мы были». И для всех – заряд положительных эмоций, хорошего настроения и здорового оптимизма.

По окончанию концерта Владимир Борисович ответил на вопросы газеты «Лица».

– В этом году Вы стали народным артистом России. Что для Вас это звание?

– Это было в Кремле: Дмитрий Анатольевич (Медведев – ред.) выдавал всем какие-то ордена и так далее. Там были какие-то разведчики крутые, ученые – в общем, серьезные люди. А из артистов – только меня удостоили звания народного, это приятно. Еще приятно, что Дмитрий Анатольевич подписал Указ 7 января. Я у него спросил: это мне подарок на Рождество? В ответ он очень добродушно засмеялся. А вообще – я давно уже народный. И в то же время на телевидении я не тусуюсь, на радио вроде меня немного крутят, с газетами не дружу. И, тем не менее, Президент мои концерты оценил, подтвердил ху из ху.

– А почему Вас не видно на телевидении?

– Потому, что мне некогда этой ерундой заниматься, время терять. Например, за то время, пока стою в пробках по пути в Останкино, я лучше сочиню несколько песен или стихов. А во-вторых, я борюсь с широкоформатным экраном. У меня такой девиз: верните детям круглое солнце! Потому что это безобразие – широкий формат, на котором футболисты – такие, модели – такие. А детей мне просто жалко – у них же психика нарушается.

– Приходится сочинять, стоя в пробках?

– Да за это время я сочинил 16 томов в стихах (смеется). У Байрона есть поэма «Дон Жуан» – так я сочинил в 16 раз длиннее. Недавно в пробках 2 песни сочинил. И вообще – зачем мне на телевидение ходить, если народ на меня и так ходит?

– В 20 лет Вы написали фантастический роман. Опубликован?

– Если бы я его тогда опубликовал – меня бы или посадили, или в психушку отправили. Он был про хиппи – веселый такой. Тогда это было интересно, но опасно. А сейчас это уже не интересно, не актуально, нет смысла выпускать. Хотя недавно перечитал и решил: возможно, разобью на куски и выпущу в виде отдельных рассказов.

– В 80-е многие Ваши песни были посвящены социальной теме: те же «Капитан», «Пионер Федотов Митя», «Шлифовщик». Вы подсмеивались на фарцовщиками, а ведь многие из них сегодня – известные политики, крупные бизнесмены. Изменилось ли отношение?

– Я о политике не пою, я пою песни о любви, либо иронические. У меня есть два альбома – «Рокер -1» и «Рокер-2»: люблю юмор, иронию и рок-н-ролл. Сегодня у нас был такой спокойный, лирический концерт. А бывают и другие… Тогда обо мне говорят: напился, ползал по сцене. Если играю языком на гитаре – считают, что я уже пьяный. Забывая о том, как играл Джимми Хендрикс. Я вообще играю лучше на полу – а говорят: напился и упал. Вообще, есть такой народ, который любит делать гадости.

– Днепропетровская публика очень отличается от Московской?

– Меня и здесь, и там считают земляком. Сейчас везде публика хорошей стала. Потому, что люди приходят на то, что они любят, а не так как раньше – когда их посылали за три рубля, за рубль, а то и вовсе бесплатно. Люди заплатили деньги, знают, куда идут, знают все песни и подпевают. У нас даже программы концерта нет: чувствуем какое настроение в зале и играем то, что нужно людям. На ходу выбираем из 250 наших песен. Публика благодарная – сегодня, вот, во время концерта подарили цветы, а я шипами палец себе проткнул – так и работал до конца.

– Жизнь Вас немало побросала. Но всегда удавалось подниматься. В чем секрет «мячика»?

– Я – сын морского пехотинца. В шесть лет уже из карабина стрелял, в восемь – гранату кинул: кстати, не очень удачно. С восьми лет на мотоцикле катался. В общем, меня воспитывали – будь здоров! А песню «Мячик» я написал еще в 5-м классе – когда родители подарили мне настоящий футбольный мяч. Я бегал и сочинял. Потом, конечно, я ее переделал, сделал аранжировку, и песня стала очень популярной. Вообще много песен, которые я придумал в детстве, стали потом популярными: они были искренними. Так всегда в жизни бывает.

– Выходит, песня «Снится мне маленький город» связана именно с детскими воспоминаниями?

– Да, есть такое воспоминание. Приходилось постоянно переезжать из гарнизона в гарнизон, жить в разных городах – в основном, на границе. И у нас радио не глушили никогда (зарубежные радиостанции – ред.). Поэтому советскую музыку я вообще не слушал, «Комсомольскую правду», естественно, тоже не читал – у нас ее никто не читал, понятия о ней не имел – хотя отличником был и председателем пионерской дружины и комсомольским вожаком.

– В песне «Мама купила мне гитару» поете о том, что хотели гонять в футбол, а родители заставляли пиликать на скрипке. А что можете посоветовать сегодняшним родителям?

– Отцы и дети – это, по-моему, вопрос вообще не решаемый. Его Бог решает. Некоторые с таким фанатизмом отдаются воспитанию детей, крутятся вокруг них – а вырастают моральные уроды. А бывает, что люди растут вообще без родителей, и становятся гениями, замечательными людьми. Это загадка природы. Поэтому я по этому вопросу не могу дать никаких консультаций.

– Как создавалась одна из самых известных и любимых Ваших песен – «Мама, я попал в беду»? Связана с чем-то личным?

– Ни с чем не связана. Я вообще песни пишу «не про что» (смеется). Эта песня была написана вначале на английском – в 79-м году. Припев был «Mama, tell me what to do?» (напевает). Просто по рифме я подобрал: «Мама, я попал в беду». Да ни в какую беду я не попал – в биде попал. Песни пишу для людей. Взять, к примеру, «Сибирские морозы»: я тогда приехал из Америки, из солнечной Калифорнии, где мы играли тяжелый рок, и попал сразу в Сибирь. Смотрю: люди водку пьют, курят – мне как-то непривычно это было, отвык уже. И я так раз – и быстренько вошел в тему, понял, какая песня людям нужна срочно.

– Кстати, об Америке. В 89-м году на одном из концертов Вы были со своей подругой – Келли. В нашей беседе я задал ей вопрос по поводу русского языка, но ответа не услышал. А Вы сказали, что она знает лишь одно слово – «Вова». Удалось еще чему-то ее научить?

– Да, теперь она знает еще пару русских слов, но приводить их я не стану…

– В одной из песен выведен образ «юного гитариста», который подрабатывал в порту грузчиком. Вам это близко?

– Когда я хипповал, многих друзей стали «винтить» за тунеядство – была такая статья. И мы с ребятами-хиппарями нашли в Москве один военный завод и устроились туда в ВОХР. Так и ходили по заводу заросшие нестриженные охранники. Зато на вопрос о профессии мы отвечали: «сутки работаешь – трое отдыхаешь». Делать там особо было нечего, поэтому столько книг тогда перечел! Хорошая, в общем, работа – только денег мало платили. Но мы тогда о них и не думали – только о музыке, искусстве.     

– Вы поете, что «счастье не приходит дважды» – а сколько раз оно приходило к Вам?

– Да мало ли, что я спел! Что такое стихи: это то, что человек думает в данный момент. Через десять минут я могу сказать, что счастье вообще никогда не приходит, а могу утверждать, что десять раз. Я читаю очень много литературы – за последние несколько дней четыре японских романа перечитал, даже на рис соскочил. Так вот все писатели и писательницы ведут разговоры только о счастье или несчастье. И вывод у всех один: счастье бывает лишь мимолетным. И везде одно несчастье. Хэппи-энд сегодня не в моде, а так хочется! Наверное, счастье – это когда несчастья нет. Это я вот только что придумал. А для меня счастье – хорошее настроение.

Аудиоверсия интервью с народным артистом России Владимиром Кузьминым

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: