Помните Бхопал…

03 грудня 2010 о 13:03 - 1455

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


История так называемого технического прогресса не раз преподносила человечеству жестокие уроки. Одним из наиболее трагичных из них является Бхопальская катастрофа.

Завод по производству пестицидов в индийском городе Бхопал начал свою работу в 1969 г. Он принадлежал американской компании «Юнион Карбайд». В свою очередь индийские власти способствовали вложению иностранных инвестиций и созданию новых рабочих мест. Да и само производство пестицидов считалось большим шагом вперёд для аграрной Индии. На момент аварии в Бхопале проживало 900 тыс. человек, при этом 2/3 населения города не имело постоянного стационарного жилья.

В предрассветное время 3 декабря 1984 г. на заводе произошла массовая утечка одного из компонентов по производству пестицидов. Облако, состоящее более чем из 40 тонн ядовитых паров метилизоцианата, окутало близлежащие трущобы и распространилось в радиусе 2,5 км, накрыв заодно железнодорожный и автомобильный вокзалы города. Вследствие того, что ночной воздух был прохладным, пары стелились над поверхностью земли. Те, кто успел проснуться, подвергались резким приступам удушья, кашля и раздражения глаз. Но многие не проснулись вообще. Выскочившие на улицу люди метались в попытке найти безопасное место, но поскольку яд распространился на достаточно обширной площади, то далеко не все смогли выйти из зоны его поражения. Вот как описал увиденное один из свидетелей последствий катастрофы: «На заводе мертвые тела все еще лежали на земле. Их подбирали и складывали в стоявшие грузовики. Везде, куда не посмотришь, рвало мучающихся от жестокого кашля людей. На каждой улице в сточных канавах лежали люди. Они были мертвы, и скрюченные агонией позы делали их похожими на подстреленных птиц».

По официальным данным количество погибших в результате Бхопальской катастрофы составило 2,5 тыс. человек. По данным независимых экспертов жертвами трагедии стали более 7 тыс. человек, о чём свидетельствовало количество проданных погребальных саванов в ближайшие после трагедии дни. Правда, в конце 90-х годов официальная статистика также пойдёт вверх и остановится на цифре в 3.787 человек. Более 80.000 людей будут признанны пострадавшими. Но сейчас невозможно сказать, сколько на самом деле умерло людей по причине отравлений в последующие годы.

Причиной аварии стало попадание воды в один из резервуаров, где хранился метилизоцианат. Это вызвало неконтролируемую реакцию, перегрев и выброс газо­­образного яда. Но загадкой остался вопрос, как смогла попасть вода в ёмкость с этим веществом. Индийские власти назвали главной причиной несогласованность действий работников завода при проведении промывки фильтров, из-за чего вода через систему незакрытых задвижек попала в магистраль подачи азота, а оттуда – в резервуар с ядом. Эксперты «Юнион Карбайд» это отрицали, поскольку проведённые ими эксперименты показывали, что для возникновения такой бурной реакции в резервуар должно было попасть более 1 куб. м воды. При промывке фильтров такой объём попасть не мог. Поэтому представители кампании высказали мнение, что катастрофа стала результатом умышленной диверсии. Как бы то ни было, точную причину так и не установили.

Но помимо сугубо технологического аспекта куда более важными являются общие причины трагедии. Сам факт хранения такого большого количества ядовитого компонента уже представлял немалую угрозу. Дело в том, что предприятие было закрыто на ремонт, поэтому компонент не был переработан в пестицид. Руководство компании также не сделало выводы из нескольких предыдущих чрезвычайных происшествий, в результате которых погиб 1 и отравилось более 20 рабочих. Сама система безопасности для нейтрализации выбросов метилизоцианата была в плачевном состоянии. Из 4 её составляющих в рабочем состоянии была только одна. Немаловажным был и человеческий фактор. Во-первых, во время ремонтных работ в целях экономии был сокращён штат сотрудников. Так, на производстве метилизоцианата рабочая смена операторов была сокращена с 12 до 6 человек, а бригада по обслуживанию с 6 до 2. Во-вторых, квалификация персонала также оставляла желать лучшего.

Огромная доля ответственности лежала и на местных властях. Парадокс ситуации состоял не в том, что людям разрешили селиться возле завода, а в том, что завод разрешили разместить недалеко от уже существовавших жилых построек. Население не имело чёткого представления об уровне опасности завода, а власть плохо контролировала соблюдение предприятием техники безопасности. Не было ни планов эвакуации, ни системы предупреждения аварий, ни чёткой системы оповещения населения. Инфраструктура города тоже оказалась не готова к форс-мажору: на почти миллионный город имелось 1.800 больничных коек. Никто толком не знал, чем лечить выживших пострадавших. Когда в день аварии руководитель медицинской службы компании рассказывал, что метилизоцианат не опасен и вызывает лишь раздражение глаз, на улицах Бхопала уже лежали сотни мёртвых тел. Однако и сами американцы не знали, что делать. Сразу после аварии они предлагали те препараты, которые спустя пару дней сами признали неэффективными. Фактически индийским врачам пришлось работать наугад.

Эта трагедия является ярчайшим примером циничности транснациональных корпораций. Дж. Мандер в своей книге «Когда не останется ничего святого» прекрасно описывает социально-психологическую составляющую катастрофы: «Председатель совета директоров У. Андерсон был настолько растроган, что заявил масс-медиа о своём намерении до конца жизни работать над тем, чтобы загладить провинность своей компании. Но не прошло и года, как м-р Андерсон признал, что погорячился и теперь готов возглавить борьбу своей компании против выплаты компенсации пострадавшим. Что произошло? Ответ прост. М-р Андерсон сначала прореагировал на аварию как человеческое существо. Позже он понял (или вынужден был понять), что такая реакция неуместна для председателя совета директоров, главные обязательства которого существуют не в отношении жертв Бхопала, а в отношении акционеров; другими словами, в отношении прибыли. Если бы мистер Андерсон настаивал на своих личных переживаниях, он, безусловно, был бы уволен акционерами».

Усилия м-ра Андерсона не оказались напрасными. Хорошо потратившись на услуги адвокатов, «Юнион Карбайд» удалось снизить сумму компенсации с 3 млрд долларов, которую требовало взыскать Индийское правительство, до 470 млн долларов, т.е. сократить в 6 раз! Бхопальская трагедия заставила американские власти пересмотреть своё отношение к безопасности химического производства, но только на территории США. К сожалению, эта катастрофа не стала уроком для ряда других стран. Пройдёт каких-то полтора года и настанет 26 апреля 1986 г.

В начале ХХ века некоторые учёные мечтали о контроле человека над природой, но спустя сотню лет люди не смогли научиться контролировать даже плоды своего труда. «Что на самом деле приковало наше внимание… это даже не количество людей, а бессилие, когда не спасает ни компетентность, ни технический прогресс», – так отобразил увиденное в Бхопале один американский журналист. Мононитрохлорбензол в Горловке, ракетное топливо в Павлограде, калийные отходы в Калуше и сотни других опасных объектов сейчас раскиданы по всей стране. Так что помните Бхопал…

Отзывы на статью можно прислать на ecologist@ukr.net

Алексей Бурковский

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: