“Оборотни” в профессорских мантиях

12 листопада 2010 о 09:56 - 1256

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


В нынешнее время, когда природоохранная проблематика отличается особой актуальностью, роль естественных наук в объективной оценке происходящего особенно возрастает. Но науку делают люди, а люди, как известно, бывают разные.   

Любой учёный обязан отстаивать принципы научной объективности, руководствуясь реальными фактами. Однако с прискорбием приходится признавать, что в научных кругах бывают такие личности и лицедеи, которые понимают всё это совсем по-другому. Они в большей мере руководствуются личной выгодой, отстаивая интересы бизнес-структур, коррумпированной власти или отдельных персон. Например, вместо объективной научной оценки того или иного проекта они могут создавать экспертное заключение под заказ. Используя заумную научную лексику, они способны обосновать всё что угодно или то, что прикажут. Таким образом, оборотни бывают не только в погонах или белых халатах, но и в профессорских мантиях, а известный харьковский природоохранник Валерий Ловчиновский назвал таких «учёных» экологическими проститутками.

Отечественные реалии таковы, что наиболее распространённым типом экологической проституции как раз и является составление  официальных экспертных заключений, обоснований и т.п. На основании же этих документов даётся зелёный свет различной антиэкологической деятельности. Лет 10 назад имел место вопиющий факт одной из наибольших «научных» фальсификаций. Тогда коллектив отечественных «учёных» подготовил «липовую» экологическую экспертизу для строительства судоходного канала через биосферный заповедник «Дунайские плавни». При этом Национальная Академия Наук изначально назвала данное заключение фальшивкой, а организация «ЭкоПраво-Львов» доказала этот факт в суде. К сожалению, несмотря на победу в суде, канал был построен, в силу как экономических, так и политических причин.

Однако вышеуказанный пример – это один из наиболее нашумевших инцидентов, поскольку он имел международный резонанс, ведь любой биосферный заповедник имеет общемировое значение и находится под патронатом ЮНЕСКО. Об остальных случаях фальсификаций и заказных экспертных оценках, даже если они имеют общенациональное экологическое значение, информация почти не доходит до обывателя. Например, мало кто знает, что исключение из Красной Книги Украины такого вида как барсук во многом было связано с конъюнктурной диссертацией одного из «учёных». Согласно изысканиям диссертанта, барсук в Украине расплодился настолько, что нет смысла продолжать охрану данного вида. (Кстати, уважаемый читатель, часто ли тебе доводилось видеть барсука в природе?) Мотивы такой псевдонаучной деятельности понять не мудрено. Потеряв статус краснокнижного вида, барсук теперь стал объектом охоты, так что нетрудно догадаться, кому был выгоден этот прецедент.

Разумеется, широкое распространение научный подлог получил и на региональном уровне. Глубина научных лже­свидетельств зависит от того, насколько масштабным является тот или иной проект. Как минимум, это может быть обычное распространение недостоверной информации через СМИ. Киевский эколого-культурный центр приводит следующий пример такой массовой дезинформации. При создании Донецкого дельфинария доцент Донецкого Национального Университета Л.Тараненко заявил одной из местных газет, что дельфинам очень хорошо живётся в условиях ограниченного пространства дельфинария: «Они прекрасно адаптируются к новой среде, хорошо себя чувствуют – им обеспечивают специальное питание, и в некоторых океанариумах они живут более 15-ти лет».

Самой популярной и самой масштабной сферой для «научной антиэкологии» был и остаётся земельный вопрос. Когда на Харьковщине планировалось создание национального природного парка «Слобожанский», то первоначально его ядро должно было сосредоточиться во Владимировском лесничестве Гутянского лесхоза с уникальным комплексом озер, с северными растительными сообществами и уникальным животным миром. Но ценность этого леса давно учли местные лесники, а красоту лесных озер и долины реки Мерчик – охотники. Чтобы сделать всё без шума и пыли, заинтересованные лица заказали научное, если так можно выразиться, антиобоснование в Харьковском институте лесного хозяйства и агромелиорации. Исходя из заключения достопочтенного заведения, получилось, что национальному парку лучше появиться не на сплошном лесном массиве, а быть разбросанным среди полей в байрачных лесках.

Не менее курьёзная картина имела место и на Днепропетровщине. По данным журнала «Екологічний Вісник» (ноябрь-декабрь 2007 г.), профессор А.П. Травлеев из Днепропетровского Национального Университета обосновал пересадку красно­книжных растений из балки Панкратьева, которая была зарезервирована под заказник, чтобы городские власти смогли организовать на этом месте самую обычную свалку. Конечно, он объяснил свой поступок благородными намерениями, дескать растения хотел спасти. Однако такой способ «спасения» нарушает не только национальное законодательство, но и международную Бернскую Конвенцию, ратифицированную Украиной.    

Справедливости ради нужно отметить, что помимо карьерного или финансового стимула, нарушение научной морали и этики может быть связано и с административным давлением. Людей, которые вынуждены выдавать желаемое за действительное из чувства страха, конечно, понять можно. Однако им всегда нужно осознавать, какие могут быть последствия из-за их страха получить выговор или пусть даже увольнение с работы. 

Было бы несправедливым утверждать, что научный подлог имеет место только в Украине. Безусловно, за рубежом тоже не всё гладко. С ближним зарубежьем всё понятно. Как и в украинском варианте, такие действия носят черты коррупции. Например, в Беларуси директор национального парка «Беловежская пуща» Н.Н. Бамбиза подготовил такую диссертацию, согласно которой этот уникальный объект может превратиться то ли в передовое предприятие по вырубке леса, то ли в элитное охотничье хозяйство.

В западных странах, где коррупция проявляется в меньшей степени, чем на постсоветском пространстве, существует другая опасность – срастание науки с бизнесом. В результате отсутствие критического и объективного отношения учёных к научным разработкам становится правилом. Стирается грань между полезным и опасным. Наука перестаёт быть истиной в последней инстанции и начинает обслуживать интересы корпораций, а точнее – становится их частью. Ярчайшим примером этого факта является бурное развитие технологий для получения генетически модифицированных организмов (ГМО). Уже 20 лет назад (т.е. в 1990 г.) разработками новых ГМО занималось  500 компаний, которые на одни только научные исследования в этой сфере тратили 4 млрд долларов. Поскольку учёные зарабатывают на развитии и внедрении подобных технологий большие деньги, то они становятся заинтересованными лицами, которые могут только хвалить своё детище и замалчивать при этом нелицеприятные факты. Как следствие, любой учёный, пренебрегающий научной этикой и общественной моралью, может мыслить следующим образом: «Поскольку деньги не пахнут, то после меня хоть потоп…»

Очевидно, что в современном обществе давно назрела ситуация, когда учёные, умышленно искажающие научные факты, должны нести реальную ответственность. Ведь их ложь во сто крат опасней, чем ложь политиков или бизнесменов. 

Отзывы на статью можно прислать на ecologist@ukr.net

Алексей Бурковский

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: