Назначить убийцей

15 жовтня 2010 о 12:24 - 1303

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Примерно три года назад к автору обратились работники милиции Днепродзержинска с просьбой написать материал о событиях, которые произошли после убийства их коллеги 14 февраля 2007 г. Мотивировалось это тем, что руководство милиции не желает выплачивать матери погибшего милиционера компенсацию за потерю кормильца, да и настоящих убийц выпустили на свободу, а само убийство повесили на пацана, не имевшего к нему никакого отношения.

Работники милиции тогда заявляли, что у настоящих убийц, забивших до смерти бейсбольными битами их коллегу, то ли высокопоставленный родственник, то ли  «крыша» в правоохранительных органах. Поэтому было решено со всех участников убийства содрать большую взятку, а для того, чтобы общественности представить «убийцу», нашли того, кто «проходил рядом».

Те, кто фактически был причастен к убийству милиционера, занимались металлом, а данное занятие, как вы понимаете, не может благополучно развиваться без ментовской высокопоставленной крыши.

Работникам милиции было предложено официально обратиться в газету, после чего «процесс сотрудничества» закончился. Чего они испугались, осталось загадкой, тем более, что при знакомстве удостоверение сотрудника милиции предъявлялось в развёрнутом виде и фамилии с должностями известны автору и без официального обращения. А с учётом того, что не последовало официального обращения в газету, не последовало и публикации…

 

Сегодня к автору обратилась Орлова Ольга Григорьевна – мать того, кого более трёх лет, т.к. у нее не было и нет денег давать взятку, решили сделать «убийцей милиционера»…

14 февраля 2007 г. Владимир Орлов, 1985 г.р., решил отпраздновать со своей девушкой  католический «день влюблённых». Этот же праздник с размахом (четыре бутылки водки и много пива – том 1, лист дела – 112) решили отпраздновать и сотрудники милиции Днепродзержинска.

С одним из милиционеров была его знакомая – Альбина Бойко. Звали того сотрудника – Денис Тамчук.

Видимо, из-за дефицита финансов, у работников милиции хватило денег только на забегаловку под названием «Рогань». Хотя, возможно, эта забегаловка просто стала родным домом для работников милиции, т.к. принадлежит бывшему работнику милиции Виталику Голобородько, обещавшему когда-то давно построить рядом с летним кафе «Рогань» детский городок. Летнее кафе уже давно и прочно стоит, работая даже зимой, а детский городок так и остался в проекте.

Кстати, в самом приговоре Заводского районного суда Днепродзержинска, в отличие от материалов уголовного дела, теряются показания о количестве выпитого милиционерами. Вместо «четырёх бутылок водки и много пива» у Битюка Д. –  «один бокал пива, ёмкостью 0,5 л» и плюс «ещё примерно полбокала пива», а у Рудика М.В. «по 1 литру пива «Черниговского» каждый».

Почему судья Дьячков С.В. в приговоре суда забыл упомянуть о количестве выпитого работниками милиции, отображённом в первичных свидетельских показаниях Альбины Бойко (т.1, л.д.-112), останется загадкой, хотя разгадка должна существенно изменить оценку судом свидетельских показаний самой Альбины Бойко и милиционеров Битюка и Рудика, утверждавших, что именно Владимир Орлов наносил удары битой Денису Тамчуку, в результате чего последний скончался, не приходя в сознание.

Местные газеты, описывая убийство милиционера по свежим следам, после общения с работниками кафе «Рогань» указывали, что участвовавших в драке было около тридцати человек, а милиционер был один. Работники милиции, обращавшиеся в 2007 г. к автору, также заявляли, что их коллега среди участников драки был один, а в самой драке участвовало человек 25. Почему все скрыли от СМИ, что пьяных работников милиции было как минимум трое? Неужели так дорога «честь мундира»?

 

В тот злосчастный «день влюбленных» Володя, пойдя на уговоры своей девушки Яны Фроловой, одарив любимую большим плюшевым медведем и шикарными цветами, отправился с ней на дискотеку в ночной клуб «Фридом», расположенный рядом с летним баром «Рогань». В этом клубе они встретились с подружкой Яны и её парнем Владом Донцом.

В материалах уголовного дела на очной ставке между Донцом и Орловым выясняется, что познакомились они только 14.02.2007 г. на дискотеке, благодаря своим подругам. В первоначальных показаниях и объяснениях свидетелей также идёт ссылка на этот факт, а далее в материалах дела и на самом суде Орлова называют «знакомым» Донца.

Так вот, оперуполномоченный Битюк Дмитрий в то же время отправился вместе со своим другом Капустой Русланом во «Фридом», видать, искать такие же одинокие сердца… Из показаний Капусты: «Зайдя в бар «Рогань», мы сели за столик, где находились знакомые Битюка: парень по имени Денис… работал в милиции, его девушка…, Максим… тоже работник милиции и ещё несколько парней, которых я не знаю… Примерно в 22:00 я вместе с Битюк пошли в ночной клуб «Фридом», расположенный в кинотеатре «Шевченко», т.к. там нас ждали знакомые Буйволенко Евгений и его девушка Ирина». На дискотеке, наверное, Буйволенко показалось мало одной девушки, и он полез обнимать чужих. Такой чужой девушкой и оказалась подруга Вовы Орлова.

Донцу доложили о случившемся, и тот, как истинный джентльмен, решился вступиться за «оскорблённую честь» и пошёл словесно разбираться с Буйволенко сначала на самой дискотеке, а затем на свежем воздухе рядом с дискотекой».

В первоначальных показаниях у всех первым вышел на «разборки» Донец. Да и сам Донец говорит именно об этом. В последующих показаниях, когда для всех «виновник» был назначен, разбор полётов якобы учинил именно Орлов.

Но мы вернёмся к подлинным событиям. Когда Орлов узнал о случившемся и о том, что трое бьют Донца, кинулся на помощь герою, заступившемуся за его девушку. В это же время на помощь Битюку с Капустой и Буйволенко (против двоих – Донца и Орлова) из кафе «Рогань» прибежала подмога в лице Тамчука, Рудика и, разумеется, остальных, которые сидели с ними за столиком.

Одним словом, защита девушки обошлась Донцу с Орловым очень дорого. И, получив хорошенько по шее от многочисленных противников, Орлов позвонил своему двоюродному брату Норохе Александру и, объяснив ему, что сильно избит, попросил забрать его с девушкой и развезти по домам. Донец позвонил своим друзьям и попросил помощи, также объяснив, что был избит.

Уже потом, давая показания, милиционеры будут рассказывать, что их было мало, и они все предупреждали Донца с Орловым, что являются работниками милиции. Жаль только, что когда менты жрали водку с пивом и, сбившись в стаю, избивали двоих своих сверстников, они забыли, что являются работниками милиции!!!

Пока Орлов и Донец ждут каждый свою машину, вернёмся к работникам милиции, порой обижающимся на прозвище «мусор».

Альбина Бойко, 1984 г.р. – двухнедельная девушка Тамчука Дениса (т.1, л.д. – 112): «Мы сидели и пили водку, но деньги у всех закончились, и Тамчук Д. предложил сходить к банкомату и снять денег, время было около 00:15. К этому времени мы уже выпили четыре бутылки водки и много пива».

Но позже в материалах дела и в самом приговоре идёт ссылка на то, что милиционерам не показалось мало водки, а им захотелось просто пойти на дискотеку. Однако на билеты не хватало то ли 6, то ли 8 гривен, и поэтому Тамчук предложил пойти к банкомату и снять деньги с карточки. И у суда не возникло вопроса: почему милиционерам нужно покупать билеты на дискотеку, если они всегда ходят в эти места по служебным удостоверениям?!

 

И вот, когда все встали и пошли за деньгами Тамчука, к ним и подбежали приехавшие к тому времени на помощь Донцу друзья с битами. Именно с битами, а не с одной битой, которую так усиленно старались впоследствии «пришить» Владимиру Орлову.

Из показаний от 15.02.07 г. бармена кафе «Рогань» Х.О. (т.1, л.д. – 48): «Из кафе я увидела, что парней бьют битами или дубинками». Работник, бравший данные показания, даже не соизволил уточнить количество людей и бейсбольных бит или дубинок.

Битюк Дмитрий Васильевич, 1984 г.р., (т.1, л.д. – 69): «Я упал, и меня стали избивать два парня битами». А на стр.91 Битюк опять вспоминает парней, в руках у которых были битЫ, а не битА.

В тот день, 15.02.2007 г., весь Днепродзержинск, как маленький улей, гудел, что «какие-то отморозки забили мента битами до смерти».

Из показаний Альбины Бойко следует, что после того, как Тамчуку было нанесено два удара битой в область левого плеча и под левое колено, последний, не ответив на эти удары, пошёл к магазину «Фуршет», нашёл в мусорном баке пустую стеклянную бутылку, ринулся с ней в драку и успел садануть кого-то сзади по голове. Далее перед ним опять появился парень с битой и ударил, дословно: «в правую сторону головы удар битой, очень сильный, которая была в его руке. Удар был всего один и очень сильным. Тамчук сразу упал…, ударивший Тамчука одет был в тёмную куртку или пиджак до колен». Лица человека, избивавшего Тамчука, Альбина Бойко не видела, только спину и одежду. Обратите внимание на одежду, потому что этот немаловажный факт будет судом не учтён полностью!

Драку видел ещё один работник правоохранительных органов Максименко, отмечавший, не вмешавшийся, «узнавший» на опознании Орлова. Он видел со спины, как настоящий убийца нанёс два удара Тамчуку по правому предплечью и голове, после чего Тамчук упал и больше не поднялся. Максименко видел, что наносивший удары битой был одет в курточку чёрного цвета ниже пояса, но выше колен, т.е. та же одежда, которую видела подруга Тамчука Альбина Бойко.

Донец на очной ставке с Орловым рассказывает, что видел, как Орлов избивал битой и с точностью описывает эту биту (т.1, л.д. – 143): «Это деревянная бита, цвета дерева, не окрашенная, рукоятка биты имела округлую форму, длина биты примерно 1 метр, опознать биту сможет… Биту видел только в руках у Орлова». При том, что барменша и Битюк упоминали о нескольких битах.

Интересен ещё один факт. Проводя экспертизу с ТРЕМЯ предметами (две биты и одна бутафория телескопической подзорной трубы), следователь задаёт эксперту только два вопроса, является ли предмет холодным оружием и каким способом он изготовлен?

Возможно, следователь не учел, что можно было с помощью экспертизы установить, есть ли отпечатки пальцев на исследуемых предметах, и если есть, то кому они принадлежат, тем более, что Орлов утверждает, что он вообще не держал биту в руках. С помощью экспертизы также можно было установить, есть ли на исследуемых предметах следы крови и кому они принадлежат.

Конечно, можно предположить, что преступники умело помыли исследуемые орудия преступлений и экспертиза ничего не установит… Но только вот следователь даже не задавал вышеупомянутые вопросы эксперту, как будто точно зная, что при наличии таких вопросов заключение может сыграть не в пользу следствия, сделавшего из Орлова убийцу!

 

Когда к месту событий подъехал брат Орлова Александр Нороха и увидел избитого и окровавленного Владимира, он предложил ему поехать в милицию и написать заявление.

К этому времени к месту преступления, где уже лежал убитый Тамчук, подъехала «скорая» и милицейская дежурная машина. Орлов с братом, подойдя к работникам милиции, начал рассказывать о случившемся. Ему было предложено проехать в Заводской райотдел и дать там письменные показания. При этом Битюк, находящийся рядом, ни там, ни в машине, в которой он ехал вместе с Орловым и другими милиционерами, не сказал что-то вроде: «Вот он убийца!» Не сказал, потому что точно знал, что Орлов не является убийцей его друга Тамчука.

Уже в Заводском райотделе, когда стало известно, что погиб их сотрудник, коллеги убитого пытались установить всех, кто был во время этой многолюдной драки.

Как и сегодня, три года назад милиция, не научившаяся брать показания без применения мер физического и психологического воздействия, упражнялась на Орлове руками, ногами, сидушками от стульев, но в убийстве Тамчука последний не признавался, потому что не совершал его.

Когда Донец признался в том, что именно он бил битой Тамчука, в кабинет к следователю, проводившей допрос Орлова, зашёл начальник следствия Зинатулин (ныне пенсионер). Он сказал, чтобы следователь отпускала Орлова, т.к. Донец во всём сознался.

На свою беду, Орлову хватило ума там же заявить, что будет снимать побои и жаловаться в прокуратуру на избиение в милиции… Этого было достаточно, чтобы закрыть Орлова в ИВС. Ну а дальше, как уже упоминалось выше, Донец сотоварищи нашёл общий язык с «крышей» в правоохранительных органах Днепропетровска – и убийцей «стал» Орлов, тем более, что он не просто не захотел уйти тихо-мирно, а пригрозился наказать доблестную милицию.

Далее показания почти всех свидетелей переписываются, фабрикуются, как впрочем, и «опознания» Орлова.

Тамчуку президент Ющенко даёт посмертно орден «За мужество» III степени, матери Тамчука в выплате денег отказывают, так как его смерть была не связана с исполнением служебных обязанностей. Поэтому, в чём Ющенко усмотрел мужество милиционера – осталось для всех загадкой. Мать Тамчука, не получив от милиции денег за смерть сына, выставляет Орлову 5.000 грн. материального вреда и 100.000 грн. морального вреда. При этом на всех судебных заседаниях проклинает на чём свет стоит и Орлова, и его мать, не желая слышать, что Орлов к убийству её сына не имеет никакого отношения. В это же время настоящие убийцы – Битюк, Рудик и др. – без капли смущения свидетельствуют в суде против Орлова.

Судья Дьячков, бывший работник прокуратуры Днепродзержинска, не берёт во внимание ничего, что свидетельствует в пользу Орлова, в том числе и то, что Орлов во время драки был в свитере, а его короткая курточка оставалась в руках у Яны Фроловой. Словно не хочет видеть, что свидетели показывали, что тот, кто наносил смертельные удары битой, был в длинной куртке или пиджаке чуть выше колена.

Судью Дьячкова не смутили всё время меняющиеся показания всех, кто проходил по делу как свидетель, поэтому с чистой совестью он впаял человеку, не совершавшему убийства, 10 лет лишения свободы, 5.000 грн. материального вреда и 100.000 грн. морального. Никто из вышеперечисленных участников драки к уголовной ответственности не привлекался.

В апелляционном суде Днепропетровской области 17 сентября 2010 г. это дело рассматривала коллегия судей: Сенченко И.Н., Ферафонтов В.Ю. и близкая подруга замначальника милиции в Днепропетровской области, а ныне пенсионера МВД Уварова В.Г., Алькова С.Н.

Судьи в нарушение Конституции Украины, Закона Украины «О судоустройстве» и т.д. проводили судебное заседание без фиксации судебного процесса техническими средствами, не желая слушать адвоката. А что самое интересное, так это тот факт, что коллегия судей отказалась принять во внимание апелляционную жалобу прокурора, в которой даже прокурор решил, что приговор суда является незаконным и подлежит отмене ввиду существенных нарушений требований УПК.

Но Алькова со своими коллегами объявила, что приговор Заводского суда от 06 июля 2010 г. остаётся без изменений, а в удовлетворении апелляционной жалобы прокурора отказала. Вот так, отрабатывая заказы, работники Фемиды, закрыв глаза на настоящих убийц, осуждают невиновных людей.

Впереди у Орлова Верховный суд Украины. Надежды на него мало…

 

Самое страшное во всей этой истории, впрочем, как и во многих подобных, так это то, что практически все работники милиции, СБУ, прокуратуры и судов называют себя православными людьми. Они обвешивают свои кабинеты иконами, но при этом забывают, что все неправедные судьи и прокуроры, «за мзду судящие и невинных осуждающие» отправляются в конце концов в ад!

Хотелось бы, чтобы эта история стала поучительной и для молодёжи, крещённой в православии, но отмечающей чужие праздники и ищущей повод выпить. Гиблое это дело и ни к чему хорошему не приводящее…

Маргарита Закора

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: