Зоозащита – это не только защита собак

15 жовтня 2010 о 12:21 - 2031

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


В наших городах появляется всё больше зоозащитных организаций. Очень хорошо, что некоторые граждане пытаются решать совместными усилиями проблемы, за которые далеко не всегда берётся местная власть. Но иногда зоозащитники не совсем точно расставляют акценты в своей деятельности.

Обыватель не всегда чётко отличает природоохранников от зоозащитников. Безусловно, между ними есть определённое сходство. Однако природоохранники в первую очередь заняты сохранением дикой природы, биологического разнообразия диких видов и расширением заповедного фонда. Зоозащитники стараются защищать права любых животных, в том числе и домашних. 

Американские ученые нашли новые аргумент в пользу приобретения домашних питомцев. Сотрудникам медицинского центра «Bassett» удалось доказать, что многие животные оказывают исключительно положительное влияние на маленьких детей. В частности, собаки, по словам специалистов, берегут малышей от тревожных расстройств.

Разумеется, что занимаясь сохранением видов, природоохранники также принимают участие и в зоозащите. Хотя у природоохранников и зоозащитников цели не всегда совпадают. Несколько лет назад одному моему другу пришлось делать очень непростой выбор. Небольшую колонию сурков донимали несколько бездомных собак. Поскольку некому было с весны до осени отпугивать этих собак, то, к большому сожалению, ему пришлось участвовать в их отстреле вместе с местным егерем. В общем, в данной ситуации довелось руководствоваться принципом экологической ценности вида: собак много, а сурков мало.

На сегодняшний день ряд оте­чественных зоозащитных объединений всё больше преобразуется в какую-то городскую субкультуру, а не общественное движение. Припоминаю, как в прошлом году меня пригласили принять участие в зоозащитном марше. Я знаю две организации, отстаивающие права животных в Днепропетровске, и поначалу был приятно удивлён, поскольку приглашение исходило от новой.  Когда я прибыл в назначенное место, то увидел там двух старшеклассниц, которые и были организаторами акции. Хорошо, что школьницы проявили инициативу и не остались равнодушными. Но минут через 15 из метро начали выходить остальные «участники акции». Это было два десятка молодых людей панковской наружности, некоторые из которых пребывали в состоянии лёгкого алкогольного опьянения. Громко матерясь, плюя окурками и разбрасывая на площади пакеты и банки, группа «панков-активистов» начала разбирать наглядную агитацию. В общем, у меня сложилось впечатление, что данная акция – это какая-то сатира или, выражаясь сленгом, «стьоб». Разумеется, участвовать и освещать подобное мероприятие я отказался.

Большинство зоозащитных организаций в Украине занимаются только защитой бездомных собак. Да, это очень актуально для большинства городов. Но проблема в том, что в таких организациях игнорируются остальные виды. Подобный подход ещё раз подтверждает то, что отечественная зоозащита является продуктом городской субкультуры, представители которой не могут или не хотят понимать проблемы, находящиеся за пределами жилых кварталов. Поэтому отдельные зоозащитники часто руководствуются эмоциями, а не разумом. Недавно в одном из ток-шоу некая зоозащитница заявила, что если мы избавимся от бездомных собак, то расплодятся лисы. Исходя из такой логики, получается, что собаки – хорошие, а лисы – плохие. Какая же это защита животных?

Экологи видят в зоозащитниках своих ближайших соратников и почти всегда участвуют в их акциях, в том числе собакозащитных. Но зоозащитников приобщить к природоохранной работе очень сложно, даже если она посвящена спасению животных. Например, когда экологи вместе с организацией «ГРАД» проводили сугубо зоозащитную акцию против эксплуатации морских млекопитающих в дельфинарии, то из всех зоозащитников миллионного Днепропетровска откликнулись лишь несколько активистов из организации «Друге життя». Остальных страдания краснокнижных дельфинов в тесном бассейне не взволновали.

Недавно известный украинский эколог В. Борейко выпустил цикл статей о зоозащитном движении постсоветского пространства. Публикация получилась неоднозначной, местами резкой, а кому-то может показаться и оскорбительной. Но многие её моменты заслуживают внимания со стороны зоо­защитников, поскольку сам В. Борейко сделал, как никто другой, много в сфере защиты животных в Украине. Вот что он пишет по поводу «собакозащиты»:

«С 2005 г. в Украине производится фуа-гра. Десятки тысяч уток и гусей, перед тем как погибнуть, испытывают страшную боль при кормлении три раза в день. Однако пять лет подряд украинские зоозащитные организации (за исключением, если я не ошибаюсь, одного доне­цкого зоозащитного сайта) не обращают внимания на эту проблему… Более 100 лет подряд в России травят волков ядами. Волки – близкие родичи собак. И те, и другие одинаково страдают от ядов. Однако российские зоозащитники, защища­ющие от потрав собак в городах, никак не реагируют на уничтожение ядами волков в лесах. В сравнении с беспризорными собаками, курицам и свиньям в животноводческих комплексах живется во сто крат хуже».

Кстати, говоря о собаках, ещё неизвестно, каким из них, домашним или  беспризорным, живётся хуже. У всех бродячих есть одно неоспоримое преимущество – свобода. Собака, которая живёт у плохого хозяина, сидит привязанной без воды на солнцепёке, или зимой в дырявой конуре на ветру. Её жизнь намного тяжелее, чем у бездом­ной. Ведь последняя может напиться из лужи, лечь в тень или залезть в теплый подвал.

По мнению Борейко, из-за некомпетентности, собакозащита также переживает трудные времена: «Никто не озаботился самым элементарным – учетом городских собак (чтобы потом можно было хотя бы доказать эффективность биостерилизации). В результате биостерилизация проводилась везде, в том числе в Москве и Киеве, а количество собак очень возросло, что, в свою очередь, усилило желание горожан с ними «разобраться». Если действия городских властей еще хоть как-то можно было контролировать, то вот добровольных «киллеров» унять практически невозможно. Началось народное сопротивление, партизанская война. Жители микрорайонов, где развелось слишком много бездомных собак, сами их травят. И когда на митингах зоозащитники показывают погибших собак – это заслуга защитников животных, ведь это они спровоцировали такую народную жестокость».

В данной ситуации необходимо перенести акцент не столько на беспризорных собак, сколько на хозяев домашних любимцев. Т.е. нужно стимулировать стерилизацию животных, пока они ещё дома, а не после того, как их выбросили на улицу. Но для этого необходимо требовать от властей осуществления такой программы, при которой хотя бы цены на стерилизацию были невысокими.

Понятно, что зоозащитным организациям катастрофически не хватает кадров, времени и средств, но нельзя сводить зоозащиту лишь к бездомным собакам. Это не означает, что проблема бездомных собак не актуальна. Её, безусловно, нужно решать как можно более гуманными методами, но нельзя забывать о тех, кому ещё тяжелей в передвижных зверинцах, цирках, клетках у кафе и ресторанов, дельфинариях, зверофермах и т.п. Я не хочу сказать, что у нас нет настоящих зоозащитников. Надеюсь, вся страна помнит случай, который произошел в Северодонецке этой зимой, когда зоозащитникам удалось вызволить льва из передвижного зверинца и отправить его в Харьковский зоопарк. Но таких проблем огромное количество и далеко не все зоозащитники на них реагируют.

Я заранее приношу свои извинения, если кому-то данная статья показалась обидной, и прошу воспринимать данную публикацию как конструктивную критику, которая ещё никому не помешала.  

Отзывы на статью можно прислать на ecologist@ukr.net

Алексей Бурковский 

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: