Во власти корпораций

08 жовтня 2010 о 10:03 - 1277

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Перед чтением этого материала читателю желательно сосредоточиться, отбросить всякого рода надуманные условности и посмотреть на мир с позиции стороннего наблюдателя, чтобы понять, как аномальная логика способна не просто влиять на нашу жизнь, а кардинально менять планету.

 

Дж. Мандер в своей книге «Когда не останется ничего святого» отмечает, что корпорации не поддаются контролю со стороны человека, представляют собой автономные структуры и руководствуются своей логикой. Такая модель чем-то напоминает сборочный конвейер, когда человек подстраивается под движение машины, а не наоборот. Корпорация – это такая система, в которой форма определяет содержание. Как бы не менялся её персонал, он всё равно будет действовать согласно её правилам, иначе будет уволен. Менеджеры компании не могут поставить интересы общества выше интересов корпорации или её акционеров. Например, в 1989 году произошла авария танкера компании «Эксон», что привело к огромному разливу нефти. Последствия были настолько чудовищны, что человеческие принципы поначалу доминировали над корпоративными интересами – первые полгода «Эксон» активно участвовал в очистке побережья Аляски. Но затем пришло «отрезвление» и сворачивание работ, поскольку дешевле было удовлетворить судебные иски, чем финансировать очистку.

Дж. Мандер пишет, что корпорация в некотором смысле – нематериальный объект: «У неё могут быть офисы, предприятия, но она не имеет физического существования. Когда условия становятся неблагоприятными, корпорация может дематериализоваться, а затем заново материализоваться в другом городе или стране». Корпорация – это некая концепция, которой дано легальное существование. Даже обладая какими-то материальными воплощениями в виде товаров и предприятий, корпорацию можно свести в буквальном смысле к ничему, если при дематериализации продать всё её имущество и вложить эти средства в банк. Что такое безналичные средства? Это даже не бумага, это ничто, просто набор условных знаков – цифр. Несмотря на это, законы принимают корпорацию за сущность, именуя её «юридическим лицом». Этому «ничто» предоставляются права, как живым людям. Но при этом корпорации не несут прямой ответственности. Даже в случае катастроф с человеческими жертвами к ответственности могут привлечь отдельных работников корпорации. Саму же корпорацию могут лишь оштрафовать или принудить поменять технологии, но её невозможно посадить в тюрьму. За примерами далеко ходить не надо, достаточно вспомнить аварию в Мексиканском заливе.

Корпорации переживают своих создателей и сотрудников. Будучи набором условностей и правил, эта система не способна ощущать стыд, жалость и т.п. У корпораций есть лишь две основные цели: прибыль и рост. Все остальные ценности (экология, здоровье и даже процветание страны, где она «родилась») её не волнуют. Поэтому человеческая мораль является чуждой для корпорации.

Рост корпораций основывается на разрушении природы и грабеже её ресурсов. Модель поведения корпорации характеризуется так называемым «прагматизмом», при котором субъект готов идти на любые жертвы ради получения прибыли. Например, ради роста корпораций уничтожаются последние уголки дикой природы, несмотря на их жизненную необходимость и незаменимость для всех, в том числе и для самих работников корпораций. Поэтому деятельность корпоративного человечества можно назвать самопожиранием. Будучи условностями, корпорации также оперируют только количественными условностями в виде цифр. Например, они не в состоянии оценить объективную значимость леса для формирования климата. Они могут оценить его лишь в кубометрах древесины и денежных единицах. Поскольку институт государства ещё кое-как сопротивляется корпорациям, то они вынуждены с ним считаться. Государство и корпорации находят компромисс по безопасности производства. Но это не только попытка уберечь людей от негативных последствий производства, но и уступка со стороны государства, чтобы нормы этой безопасности существенно не повлияли на размер прибыли корпораций.

Корпорация может перемещать свои мощности с одной точки мира в другую, поэтому у неё нет никаких обязательств перед соседями и своими работниками, в отличие, например, от местного малого бизнеса. Мелкий предприниматель старается работать качественно и безопасно, поскольку напрямую связан с людьми, проживающими в данном месте. На малом предприятии имеет место личный контакт руководства с подчинёнными, который во многом определяется какими-то человеческими отношениями, в то время как работники корпорации – это легко заменяемые винтики. Прибыль, которую получают корпорации, представляет собой системную недоплату за труд работников. Эксплуатация – это и есть оплата затраченного труда или ресурсов ниже их фактической стоимости. Немецкий экономист Э. Шумахер отмечал, что если бы крупный капитал мог полностью заменить труд человека машинами, то для сокращения производственных затрат он сделал бы это не задумываясь.

Корпорации пытаются скрыть свою аморальность под видом фальшивой благотворительности. На самом деле за этим стоит самореклама и попытка облагородить свой образ в глазах общества, т.е. пиар. Давно известно, что искренняя благотворительность делается тайно. Но кто-нибудь слышал, чтобы корпорации предоставляли кому-нибудь помощь, и при этом замалчивали этот факт в СМИ или помогали инкогнито? В общем, как отмечает Дж. Мандер, корпорация рекламирует те качества, которыми как раз и не обладает.

Корпорации заинтересованы в том, чтобы люди как можно больше потребляли, и навязывают мысль, что счастье в жизни можно получить от постоянных покупок. Корпорации стремятся к тотальной универсализации, и при этом пытаются показать в рекламе, что их продукция даёт людям право выбора. На самом деле, постоянное потребление идентичных товаров, преподносимых под разными торговыми марками, формирует у человека однотипный образ жизни и мышления. Люди, живущие коллективно и разделяющие пользование дорогостоящими предметами, например автомобилями или бытовой техникой, бросают вызов принципам корпоративного общества. А на тех, кто решает обходиться без них, просто вешают ярлык отсталого от жизни дикаря. Корпоративное общество всеми силами старается приручить людей и приучить их к своим лживым ценностям. Корпорации не просто рекламируют товары, а навязывают всему миру образ жизни, основанный на безудержном потреблении. Как сказал социолог Х. Скляр: «Они ждут прихода эпохи без национальных различий, в которой социальные, экономические и политические ценности универсальны».

Корпорации не могут реформировать себя изнутри – уговорить их менеджеров вести себя в соответствии с принципами человеческой морали невозможно. Безусловно, корпорации – это продукт человеческого разума. Однако, создавая какую-то сложную систему, человек иногда не замечает, как становится её рабом. Французский философ Ж. Элюль отмечал, что понятие техники распространяется не только на предметы и механизмы, но и на человеческую мысль. Таким образом, корпорация есть продукт машинной логики человека, которой, в то же время, чужды человеческие чувства, эмоции, здравый рассудок. Поэтому, не отказавшись от машинного мышления и не изменив массовое сознание, невозможно одолеть власть корпораций.

Автор благодарит В.И.Постникова за предоставленные материалы.

Отзывы на статью можно прислать на ecologist@ukr.net

Алексей Бурковский

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: