Живя в ТАКОЙ стране

17 вересня 2010 о 13:43 - 1923

Началось все банально, как в 90-е, то есть в период «рэкета», но теперь бандитизмом и рэкетом занимаются напрямую правоохранительные органы.

В описываемом случае сотрудники ОБЭП, войдя в административное здание в г. Днепропетровске, направились в офис некоего предприятия (не разглашаю его названия, дабы не повредить репутации). Увидев стены, потолок и пол в состоянии ремонта, они перекинулись в соседний офис, полагая, что это то же самое предприятие. Но, прочтя договор аренды и выяснив, что они попали в другой офис, то есть в мой, они решили не уходить с пустыми руками, по привычке, наверное.

Почему я так думаю? А потому, что меня они уже посещали в 2002 году. Тогда они взяли у меня в ящике стола 5.875 гривен, оборудование. Суд (судья Подберезный Г.А.) обязал вернуть деньги и оборудование, последнее я забрал, а вот деньги они сдали в казначейство, в чем я очень сомневаюсь.

В этот раз они были со стажерами, и падать в грязь лицом им не хотелось.

В моем офисе они вели себя довольно вызывающе, если бы у них не было удостоверений, я бы их вышвырнул вон или с по­мощью работников соседних офисов скрутили бы их и вызвали бы обыкновенную родную милицию, только с другого района. Но не тут-то было, усевшись за мои компьютеры и начав просматривать мою конфиденциальную информацию в них, что-то записывали — и объявили, что у меня нелицензионный Windows. На мое возражение: «Давайте наши с вами домыслы запишем в протокол», они отказались, сообщив, что «Протокол мы составить не можем, так как у нас направление к вашим соседям, и это будет выглядеть, как нарушение. Но компьютеры ваши мы забираем, так как на них нелицензионный Windows».

Я говорю: «Стоп, стоп. Забираете, значит, оставляйте мне бумагу, что забираете у такого-то Windows или что там еще не лицензионное, отдаем на проверку в сертифицированный центр. А то я вас, в самом деле, с бандформированием попутать могу. Пришли без направления, забрали, и бумаги никакой не оставили. Кто забрал, что забрали, когда забрали, как выглядит то, что забрали, где будет храниться, куда обращаться за своим добром. Прямо грабеж какой-то средь бела дня!»

На что ответ был: «Протокол оставили другой фирме, вы соседи, вот с ним и ознакамливайтесь. Проверим и через три дня перезвоним и привезем. Слово офицера».

Услышав эти слова, я отклеил наклейки «Get Genuine Kit WinXP Pro», удостоверяющие лицензии, предупредив пришельцев, что это единственное, как и договор аренды компьютеров, доказательство лицензионности Windows, и не зафиксировав эти доказательства в акте изъятия, который они не составили, они лишают себя законных оснований в обвинении о нелицензионности Windows. Выслушав, они ушли с компьютерами.

Прошло два месяца — ни слуху, ни духу. А у меня там база клиентов, информация по работе, ну, думаю, что-то проверяют долго. Позвонил им сам. Вызывают: «Подпишите, что операционная система пиратская». Я говорю: «Конечно, пиратская, для этого и существует лицензия «Get Genuine Kit WinXP Pro», сертификаты которой и были наклеены на компьютере». —  «Ничего не знаем, вот результаты экспертизы».

Подписываться я отказался, сказав, что подам в суд на неправомерные действия. Что, собственно, и сделал.

Через месяц вызывает в Кировскую прокуратуру г.Днепропетровска старший следователь Самарец С.И. Обвиняя меня, как юрлицо, выносит обвинение в использовании нелегального программного обеспечения. На мои пояснения, что я не юрлицо, показываю при этом оригинал свидетельства предпринимателя физлица и объясняю, что под юрисдикцию прокуратуры я не подпадаю, показываю лицензии «Get Genuine Kit WinXP Pro» и договор на аренду компьютеров и прошу внести это в протокол. Он мне: «Следственные действия я закончил, все выяснил. Эти факты фиксировать не буду. Дело направляется в Кировский суд г. Днепропетровска, а там председатель суда (на тот момент все тот же Подберезный Г.А. — авт.) все сделает как надо. Ваши шансы равны нулю… и телефон ваш отдайте мне, я его приобщу к материалам дела». Цена телефона — 640 долларов. Благо, в коридоре присутствовала моя жена, я вышел и отдал ей телефон. Он схватил ее и начал трясти, запугивая и угрожая, порвав при этом полушубок. Телефон она ему так и не отдала.

Рассказывать дальше, думаю, не стоит. Потому, что дальше вы просто пожалеете, что живете в такой стране, где решение суда не имеет никакого значения для работников прокуратуры, а подделка документов уголовного дела, оказывается, не является для них нарушением уголовно-процессуального кодекса.

Я подал в суд иск о признании незаконным заведение уголовного дела прокуратурой Кировского района. Кировский районный суд, в лице судьи Золотаревой В.К., от 27 октября 2008г. удовлетворил мои требования и признал, что уголовное дело под номером №69089085 заведено незаконно, — с подробными обоснованиями этого в постановлении суда.

Но не тут-то было. Старший следователь Кировской прокуратуры Самарец А.И. исправляет ручкой номер дела, и оно становится не №69089085, а №65089085. Оказывается, все гениальное просто! Теперь и решение суда можно проигнорировать!

Переделав обвинительное заключение на новый номер уголовного дела, арестовывает мое имущество и выносит мне меру пресечения — подписка о невыезде…

Прошло уже два года, прошло около пятидесяти судебных заседаний (сколько израсходовано денег налогоплательщиков впустую!), которые просто переносятся, и главное — меняются судьи, у каждого нового судьи дело проходит под новым номером.

Точно так же действуют рейдеры: используя оплаченное решение суда, заходят на предприятие, перепродают его несколько раз и получается, что даже при отмене незаконного решения суда, послужившего захвату, остается свежеиспеченный законный владелец, при котором вернуть все на свои места уже невозможно. Но здесь другое дело: действуя по принципу организованной преступной группы, они находятся под одной юрисдикцией, и предстоящее наказание будет тем суровей, чем более многочисленна эта группа.

Но самое интересное, что я описал сложившуюся ситуацию (более подробно, чем в этой маленькой статье), со всеми доказательствами и доводами, и направил в секретариат Президента, в Генеральную прокуратуру, в Министерство юстиции. Все они перенаправляют мою информацию о правонарушениях прокуратуры и судов в ту же прокуратуру, только в областную г. Днепропетровска, которая не реагирует. При таком положении дел и процветает коррупция, с которой мы так очень сильно боремся.
А ведь, на самом деле, только при невозможности найти справедливость человек начинает предлагать взятку. Взяточничество и коррупция — зеркальное отражение равнодушия и бездеятельности верхних чинов власти к своим гражданам. Но есть еще Верховная Рада, и много других инстанций, куда я обратился и жду ответа. Может, найдутся чиновники и правозащитники в нашей стране, неравнодушные к беззаконию. Кому не безразлична эта история, мой телефон — в редакции.

Предприниматель Юрий Резник

Поділитися: