Правосудие – понятие растяжимое Когда же Кировский суд разберется, виновна или нет Ирина Шайхутдинова?

16 липень 2010 о 13:05 - 2011

«Ирине Шайхутдиновой нравится постоянно быть в движении, она любит перемены и разнообразие. Завершив одно дело, тут же берется за другое», — так о депутате Днепропетровского горсовета и главе городской комиссии социально-экономического развития, бюджета и финансов написал журнал «Статус». Как показало время, киевские журналисты оказались правы: Шайхутдинова — весьма многогранная личность. С одной стороны — меценат, председатель Днепропетровской городской организации «Берегиня Украины». С другой стороны — 30 июля 2009 в ходе совместной операции облуправления СБУ и областной прокуратуры она была задержана при получении взятки в 150 тыс. грн. По данным правоохранителей, Ирина Ивановна вымогала у гендиректора одного из акционерных обществ взятку за передачу в аренду земельного участка в районе улицы Плеханова площадью 0,42 га и за уменьшение на миллион гривен размера обязательного долевого участия АО в благоустройстве города — с 1,5 млн. грн. до 500 тыс. грн.

Хроника разбирательства

28 октября 2009 года Кировский райсуд начал рассмотрение уголовного дела по ст.368 ч.2, ст.366 ч.1 Уголовного кодекса (УК) Украины. При этом суд проявил просто феерическую для нашей страны, где суды могут тянуться годами, проницательность. Уже через месяц, 13 ноября, Шайхутдинова была выпущена из СИЗО под подписку о невыезде. Мотивировалось это внезапным ухудшением состояния здо­ровья подозреваемой. Причиной столь быстрого расставания с СИЗО стала ишемическая болезнь сердца.

Интересно, что за два месяца до задержания Ирина Ивановна выступала на митинге «Криза — стоп!», организованном регионалами, коммунистами и т.п. В своем выступлении с трибуны, среди прочих общих фраз, она произнесла: «Достаточно нам с вами говорить — надо просто действовать, надо стремиться к поставленным целям, потому что дорогу осилит идущий, и только тот, который идет к поставленным целям — только тот победит».

И вот 9 июня 2010-го немного закрытой, не только для простых горожан, но и для журналистов, информации об этом процессе просочилось на свет божий. В тот день в Кировском райсуде были заслушаны свидетели, проходящие по делу Шайхутдиновой: Александр Тимошенко, бывший секретарь горсовета, Сергей Шеламанов, начальник земельного управления горсовета, и Сергей Квитка, управляющий делами исполкома.

Информационная блокада?

На днях мы попытались получить хоть какую-то информацию о состоянии дела Шайхутдиновой. Но вот незадача: Квитка болеет, поймать не­уловимого Тимошенко невозможно, да и телефон, порекомендованный пресс-службой горсовета как его контактный, увы — молчит. После неудавшейся попытки пообщаться с участниками процесса мы решили задать несколько вопросов судье Кировского районного суда Олегу Ходасевичу. Далее — прямая речь судьи Ходасевича на наши вопросы:

— Когда состоится следующее слушанье по делу Шайхутдиновой?

— А вы что — участник процесса?

— Нет. Я журналист. Могу ли я получить эту информацию?

— Завтра (седьмого июля — ред.). Но заседание всё равно закрытое.

— В котором часу оно будет проходить?

— Я вообще вам ничего не обязан говорить. Я сказал — завтра. И вообще, девушка, я занят.

После такой таинственности нас не мог не взволновать вопрос: в каких же случаях проводятся закрытые судебные заседания?

На него нам ответила юрист Яна Мкртчян из общественной организации «Центр защиты прав человека и развития личности»:

«Оголошення судового засідання закритим є винятком з правила. Підстави для оголошення судового процесу закритим при розгляненні кримінальної справи є такими: коли відкрите слухання суперечить інтересам охорони державної чи іншої захищеної законом таємниці або у справах про злочини осіб, які не досягли шістнадцятирічного віку, у справах про статеві злочини, а також в інших справах з метою запобігання розголошенню відомостей про інтимні сторони життя осіб, які беруть участь у справі, та у разі, коли цього вимагають інтереси безпеки осіб, узятих під захист (ст. 20 КК)».

Просуммировав уже име­ющиеся факты и добавив к этому весьма маловразумительный ответ на информационный запрос редакции от облпрокуратуры (без даты и ответов на чётко поставленные вопросы, отнюдь не требующие раскрытия «тайны следствия») можно говорить о полноценной информационной блокаде «дела депутата Шайхутдиновой».

Журналистов в зал суда «не пущают», поэтому узнать о степени правомерности решения мы сможем постфактум. И то — если получится. Ведь судьи нам не обязаны ничего говорить…

Ксения Чубук

Поділитися: