ЛИНЕЙНЫЙ БЕСПРЕДЕЛ, или О бездоказательной продаже наркотиков и бесполезности обращений в УВБ милиции

25 червень 2010 о 09:24 - 2435

Оперуполномоченные БНОН линейного отделения милиции, следователь, прокуратура, управление внутренней безопасности МВД и Жовтневый суд снова продемонстрировали доблесть, защитили честь мундира, доказали непредвзятость Фемиды.

Трое оперуполномоченных БНОН линейного отделения милиции на Приднепровской железной дороге задержали студента-первокурсника Днепропетровского национального университета железнодорожного транспорта (далее — ДИИТ) Дмитрия Матвиенко в районе ж/д вокзала, при осмотре у парня обнаружили марихуану. Однако дела возбуждать не стали, кто помог студенту: мама, следователь из Апостолово или «милицейский бартер», остается невыясненным.

Такие слухи ширятся ДИИТом. Справедливости ради, следовательница по фамилии Матвиенко действительно работает в Апостоловском РОВД. Плюс «был задержан с коноплею Дмитрий Матвиенко», — подтвердили нам в линейном отделении. Плюс Дмитрий Матвиенко второй год учится на первом курсе ДИИТа.

Немного о милицейском бартере. В милиции наработана отличная схема: приведи друзей и гуляй смело! Это подтверждают и правозащитники, и сами милиционеры (неофициально). Что с успехом и сделал Дима Матвиенко, рассказав милиционерам о своем соученике Сергее.

В обмен на свободу Дмитрий дал «чистосердечные» показания, что марихуану ему якобы продал студент того же ВУЗа Сергей Моисеенко, отличник (Сергей сдал экзамены для поступления на 5 курс на максимально возможное количество баллов — 200 из 200, но бюджетного места специальность не предусматривала, тогда Министерство образования Украины выделило ему именное бюджетное место).

А кроме того — задержанный милиционерами-линейщиками знал, что у Моисеенко водились деньги (Сергей успевал не только учиться, но и подрабатывать). Плюс как раз накануне университет отдал отличнику 4.000 гривен — внесенную ранее оплату за обучение, после того, как для него было создано именное бюджетное место.

Не исключено, что именно вопрос благосостояния потенциального «продавца» больше всего и интересовал оперативников транспортной милиции.

Далее, в конце февраля 2010-го, последовала «спецоперация». Когда Сергей Моисеенко вышел на несколько минут из общежития, к нему подошли трое уполномоченных БНОН линейной милиции. «Коноплей он торговал. Поступила оперативная информация», — сказал оперативник Дмитрий Волошин в беседе с «Лицами». После непродолжительной, но очень увлекательной поездки с милиционерами в машине с затонированными стеклами парень подписывает разрешение на досмотр своей комнаты в общежитии ДИИТа. Один из этих оперуполномоченных, Дмитрий Волошин, утверждал мне, что Сергея в машину они не сажали, однако через пять минут передумал и сказал: «В машине он подписал заявление о разрешении досмотра. Пишет, что к нему не применяли психологического и физического воздействия».

В ходе «осмотра» в комнате Сергея Моисеенко было обнаружено, цитирую:
«9 грамм марихуаны и стеклянный бульбулятор со следами тетрагидроканабинола». Сосед по комнате подтвердил, что Сергей говорил оперативникам, что марихуана и «бульбулятор» принадлежат ему, и они только для личного употребления.

«Мы его спросили: можно осмотреть комнату? Он сказал: да. Он написал эту бумагу. Когда мы зашли в комнату, предложили, чтоб он выдал запрещенные предметы. Он сказал, что таких предметов у него нет», — говорит оперативник Д. Волошин.

Далее была поездка в линейное отделение милиции, но поскольку дела еще не было возбуждено, в тот же вечер студента отпускают. Кстати, в отделении ему предлагали заплатить за свободу: сначала 15.000, потом — 10.000, а потом была оглашена еще более скромная сумма — всего лишь 5.000. Цифры были поочередно, через некоторое время, перемежаемые угрозами и «взятием за яйца», продемонстрированы парню одним из милиционеров на экране мобильного телефона. Впрочем, милиционер может сказать, что это были не суммы выкупа в гривнах — это он демонстрировал пацану максимальную дальность полета ТУ-96 (в километрах), а следом — напряжение пьезоэлемента кухонной плиты (в вольтах) и тираж журнала «Наш час» (в экземплярах).

Тут бы и делу конец, но Сергей допустил «непростительную ошибку». Вернувшись в общагу, он до трех часов ночи зубрил учёбу, утром сдал на отлично экзамен и отправился в Управление внутренней безопасности МВД в Днепропетровской области, где написал заявление о том, что трое оперуполномоченных линейного отделения милиции били его, вымогали деньги, а при незаконном обыске в общежитии украли у него из сумки 900 грн.

В Управлении внутренней безопасности провели расследование, которое показало, что заявление студента — клевета. «Если бы мы вымогали с него деньги, мы бы, наверное, на его месте оказались бы, правильно? А мы пока еще работаем», — говорят оперативники.

А через некоторое время Сергея Моисеенко посадили в СИЗО по обвинению в распространении наркотиков.

От 5 лет лишения свободы

Показаний сына следовательницы, Дмитрия Матвиенко, оказалось вполне достаточным для возбуждения против Сергея Моисеенко уголовного дела по ст. 307 ч. 2 «Незаконне виробництво, виготовлення, придбання, зберігання, перевезення, пересилання чи збут наркотичних засобів, психотропних речовин або їх аналогів» и ст. 309 ч.2 «Незаконне виробництво, виготовлення, придбання, зберігання, перевезення чи пересилання наркотичних засобів, психотропних речовин або їх аналогів без мети збуту». Месяц Сергей Моисеенко ходит к следователю линейного отделения милиции А. Бычку по первому звонку. А потом следователю стало известно, что Сергей написал заявление в УВБ, парня стали постоянно обыскивать перед допросами, видимо, на предмет подслушивающего устройства на теле. В конце концов, 10 марта Сергея Моисеенко арестовывают, до сих пор парень находится под стражей в следственном изоляторе г. Днепропетровска.

«31 января 2010 года Сергей Моисеенко покупал неустановленный наркотик у неустановленного лица при неустановленных обстоятельствах возле памятника Ленину в Днепропетровске». Эта формулировка — из уголовного дела! — была нужна следствию для того, чтобы в деле фигурировал факт повторной продажи или покупки наркотика, и можно было «пришить» 2 часть статьи 307 и 309.

Контрольной закупки не было

По словам оперуполномоченного Дмитрия Волошина, контрольной закупки наркотика у подозреваемого не было, нет ни аудио-, ни видеозаписи, которые бы подтверждали, что Сергей торговал марихуаной. Оперативники, между тем, утверждают, что абсолютно законно строить обвинения только на показаниях одного человека, ссылаясь на прокуратуру. Заметим, человека, ранее задержанного ими же с коноплей.

«Фальшивый» журналист

«Тяжелая у вас работа — защищать наркоманов. Я вот это смотрю. Ты — п***ц, защищать наркоманов. Куда оно все движется? Не понятно. Ни совести, ничего у вас нет. Вам бы абы облить грязью. Накрутите, главное, чтоб людям интересно читать», — посетовал оперуполномоченный Д. Кожевников автору этой статьи на работу СМИ.

В том же линейном отделении милиции меня обвинили в том, что удостоверение журналиста у меня поддельное. Пока я беседовала с оперуполномоченными, в кабинет зашел мужчина, который был представлен как «начальник уголовного розыска». Он долго рассматривал мое удостоверение, а потом сказал: «У меня сестра работает тележурналистом, у нее на обороте (удостоверения) — сине-жёлтый фон. У вас подделанное удостоверение», — и вышел. Оперативники куда-то позвонили, назвали мою фамилию, после чего сделали вывод, что удостоверение у меня всё-таки фальшивое.

«Нам тут УВД сказало, что у вас поддельное удостоверение. Вы ж не оставьте свой рюкзачок. Или, может, проведем личный досмотр? А у вас есть паспорт?» — начали они.

И в этот момент я замечаю, что один из оперативников заинтересовался замком на моем рюкзаке. Звоню главному редактору «Лиц», — оперативники не выдержали и вытолкали меня из комнаты. Когда уже на улице достала диктофон из рюкзака, оказалось, что пропал внешний микрофон от диктофона…

Суд

Более 100 дней уже бывший студент Сергей Моисеенко находится в СИЗО. Уже состоялось несколько судебных заседаний, поменялось 3 прокурора. На последнем заседании, 17 июня, адвокат Сергея подала ходатайство о смене меры пресечения на подписку о невыезде, чтобы парень сдал сессию, защитил диплом и закончил магистратуру, однако судья Пойда посчитал, что студент опасен для общества и материалы дела не дают основания для подписки о невыезде. В суде рассматривается все что угодно: журнал посещения общежития, свидетельства декана…, только не многочисленные нарушения, допущенные в ходе следствия работниками милиции, УВД, прокуратуры.

Между тем, по словам родственников арестованного, его содержат в нечеловеческих условиях: «Сейчас жара, а их держат в камере по 16 человек, у него воспалилось ухо, появились шрамы, начали гнить кисти рук. Предлагают отказаться от дачи показаний под диктофон, намекают, чтобы он признался в несовершенном преступлении, и тогда он отделается условной мерой наказания».

P.S. Следующее судебное заседание по обвинению Сергея Моисеенко в распространении наркотиков состоится в пятницу, 25 июня, в 14:00, в Жовтневом райсуде г. Днепропетровска.

Светлана Шарамок

КСТАТИ

Общественный Совет при ГУ МВД Украины в Днепропетровской области открыл абонентский ящик для писем граждан по вопросам защиты их прав при обращении в структуры МВД.

Сопредседатель Совета от общественной части Галина Кучеренко, председатель общественной организации «Громадський контроль» и заместитель сопредседателя Ренат Мухамеджанов, сопредседатель Днепропетровского областного Центра по правам человека, а также секретарь Общественного Совета Василий Сухов, координатор «ГРАДа», призывают граждан Днепропетровщины обращаться с жалобами и предложениями относительно работы милиции по адресу: 49000, Днепропетровск, а/с 254.

Поділитися: