Подделанная медкарточка не является предметом преступления

04 червень 2010 о 09:45 - 1271

Так считает прокурор Индустриального района Днепропетровска Лысенко А.М. — без какого-либо хотя бы сносного обоснования этого правоподобного умозаключения. Поражает безответственность взрослых людей, полагающих нормальным подобное обращение с гражданами. В данном случае, суд на основании подделанного подобия медицинской карточки «освободил» семью от половины наследства (дома). Обжалуя эту подделку, Заявитель более полутора лет получает одни отписки (и от Лысенко А.М. в том числе).

Материалы этой, в наше время типичной (и этим актуальной), истории Заявитель принес в наш обл­центр по вопросам прав человека.

1. Из Заявления от 5.07.08г. прокурору Индустриального райо­на Быкову В.Н. от Заявителя (фамилии всех фигурантов этих заметок прокуратура знает):

 «…Прошу на основании статьи 97 УПК Украины возбудить уголовное дело по факту фальсификации мед. карточки, предоставленной в суд «Оппонентом» и привлечь к ответственности лиц, которые ее сфальсифицировали, а именно за злоупотребление служебным положением и служебный подлог» (уточним: фальшивую медкарточку суду подавал не Оппонент, а его представитель).

В тексте Заявления указано, что при рассмотрении Индустриальным райсудом наследственного спора, кроме истребованной судом официальной медицинской карточки наследодательницы из поликлиники №1 (по месту жительства), стороной Оппонента была предоставлена указанная подделанная медкарточка неизвестно какого именно лечебного учреждения. Согласно последней (назовем ее условно «лжекарточкой»), наследодательница якобы наблюдалась не в «родной» поликлинике №1, а врачами городских больниц №6 и №11, из чьих записей, с подписями и печатями, о ее якобы психической неполноценности и состояла лжекарточка.

К сожалению, для правоохранителей оказалось непреодолимой сложностью изъять лжекарточку у представительницы Оппонента. Вместо этого Заявитель получил Постановление от 14.08.08г.:

«УИМ Индустриального РО ст.
л-нт милиции Мазур Е.А., рассмотрев материалы проверки…

УСТАНОВИЛ

…По вышеуказанному факту был отправлен официальный за­прос на имя глав. врача городской больницы №6; 11; 1 (один главврач на три больницы или больница под тремя номерами? — авт.), однако до настоящего времени ответ на данный запрос в Индустриальный РО не поступал, в связи с чем подтвердить действительность мед. карточки, предоставленной «Оппонентом», до насто­ящего времени не представилось возможным. Учитывая, что в данном деянии отсутствует совокупность признаков, образу­ющих состав преступления, предусмотренный ст.190, 358 УК Украины, то руководствуясь ст.6 п.2 УПК Украины

ПОСТАНОВИЛ:

1. В возбуждении уголовного дела по заявлению гр. «Заявителя» по признакам ст.190, 358 УК Украины отказать, за отсутствием состава преступления, о чем сообщить заинтересованным лицам.

2. Копию постановления направить прокурору.

УИМ Индустриального РО ДГУ мл. л-нт милиции Самойлен­ко Ю.И.

«СОГЛАСЕН

И.о. начальника ОУИМ Индустриального РО ДГУ

Кап. милиции Боровков С.В.».

Сверху справа — «УТВЕРЖДАЮ

И.о. начальника Индустриального РО ДГУ…

майор милиции А.Н. Бедило».

1.1. «Сухой язык протокола» довел до того, что три главврача оказались «высушенными» до одного. Но почему не упомянуто злоупотребление служебным положением (ст.364 УК) (т.е. на каком основании врачи якобы навещали больную не своей территориальной компетенции?), без чего, согласимся, расследование выглядит несколько кособоким? И кто же все-таки «УСТАНОВИЛ» и «ПОСТАНОВИЛ»: ст. л-нт Мазур Е.А. или мл. л-нт Самойленко Ю.И., т.е. кто ответственный за Постановление? И где прокурор, которому, собственно, было подано Заявление, и которому был направлен результат «рассмотрения», за законностью которого он, прокурор, и должен надзирать? (Заметим, что за каждым вопросом стоит нарушение какого-либо Закона, инструкции, приказа, но, поскольку в милиции и прокуратуре они известны лучше, чем нам, и для экономии газетной площади, я их без особой надобности упоминать не буду).

1.2. А чем обосновано заключение, что отсутствие ответов на за­просы (даже на очень «официальные»!) якобы является основанием для вывода о том, что «отсутствует совокупность признаков, образующих состав преступления»?!

2. Поэтому Заявитель напомнил прокурору Быкову В.Н. о себе еще одним Заявлением от 23.10.08 г. Мол, не согласен с Постановлением, а запросы в горбольницы №6 и №11 «никакого результата в разбирательстве не дали бы».

И получил от него (отдадим долж­ное) ответ от 17.11.08г. об отмене Постановления от 14.08.08 г. и направлении материалов на дополнительную доследственную проверку (будто относительно подделки уже было что-то проверено) в тот же райотдел. С обещанием сообщить о ее результатах.

И получает Заявитель эти результаты в виде нового Постановления от 9.12.08 г., рассмотренного и подписанного уже самим упомянутым мл. л-нтом Самойленко Ю.А. (ну и правильно, а то с этими ст. л-нтами одна морока). В нем сообщено, что были опрошены трое фигурирующих в лжекарточке врачей (заметим: ее оригинала проверяющий не видел, т.е. откуда она появилась, не выяснял), «которые пояснили, что действительно выезжали по месту жительства» наследодательницы «при ее жизни, для осмотра последней».

Бесполезно спрашивать, почему эти элементарные действия не были сделаны перед принятием первого Постановления от 14.08.08г. и кто за ту имитацию деятельности понес какую-либо ответственность, дабы подобной имитацией не мордовать других заявителей. Но не понятно, почему у врачей не был выяснен один из основных вопросов: по какому именно адресу они «выезжали»? Ведь еще в первом Заявлении Заявитель специально указал, что в период составления оспоренных с помощью лжекарточки Завещания и других документов наследодательница с травмированным бедром проживала не у себя дома, а в семье Заявителя. Но здесь никаких врачей никто не видел, а посетить их дом (даже с Оппонентом) без хозяев они не могли из-за собаки во дворе.

В Постановлении также указано, что на «официальный запрос на имя глав. врача городской больницы № 6, 11, 1» был получен ответ о том, что наследодательница «состояла на учете в 1-й гор. поликлинике г. Днепропетровска», чего никто не оспаривал.

Но в больницах №№6 и 11 и не могло быть сведений по делам других больниц, и в т.ч. по поликлинике №1. Т.е. повторное Постановление составлялось так же небрежно, как и первое, без малейшего уважения, по крайней мере, к Заявителю. И к прокурору (если у них не «заговор небрежных»).

А у главврачей больниц №№6 и 11 следовало выяснить всего лишь один лежащий на поверхности вопрос: на каком основании их врачи в рабочее время якобы посещали человека, состоящего на учете в другом лечебном учреждении? Причем без уведомления об этом поликлиники №1 (записи производились не в официальную медкарточку, которая, кстати, была на руках у якобы больной).

Налицо элементарные нарушения ст.22 УПК Украины, требу­ющей принятия «всех предусмотренных законом мер для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела» (не правда ли: диссонансом звучит само понятие «исследование» по отношению к упомянутым Постановлениям?).

2.1. Показательно и то, что второе Постановление заканчивается выводом, дословно переписанным (вот где добросовестность!) из первого: «Учитывая, что в данном деянии отсутствует совокупность признаков, образующих состав преступления, предусмотренный ст.190; 358 УК Украины…

ПОСТАНОВИЛ

1. В возбуждении уголовного дела… отказать за отсутствием состава преступления…».

Этими пуленепробиваемыми выводами завершались (без сопоставления карточек!) ВСЕ последующие Постановления.

2.2. Как прокуратура надзирала за этими издевательствами — неизвестно, поскольку отменялись Постановления не по надзору прокуратуры (п.3 ст.121 Конституции Украины), а лишь по жалобам и заявлениям.

Т.е. завертелась отработанно-омерзительная милицейско-прокурорская карусель (а может «чертово колесо»: вверх-вниз, отказ — отмена отказа, снова отказ и снова его отмена и — «эх, раз, еще раз»). Причем менялись начальники РО и прокуроры, а Постановления с одними и теми же выводами «штамповал» один и тот же Самойленко Ю.И., получивший за время этой «плодотворной» работы звездочку лейтенанта. Нет, вполне возможно, что по другим, более «веселым», делам он заслуживает и большего. Но разве может быть какая-нибудь избирательность в добросовестности по делам охраны прав людей?

3. Пятый оборот по этому порочному кругу: на Постановление-близнец от 26.11.09 г. с отказом подано Заявление от 26.01.10 г. прокурору города Ступе В.Ф., на которое ответил уже отменявший 2 раза идентичные Постановления прокурор района Лысенко А.М. письмом от 1.03.10­ г., которое и вынудило растерявшегося Заявителя обратиться в наш облцентр.

Повторюсь: Постановление от 26.11.09 г. дословно повторяет предыдущие два Постановления от 8.05.09 г. и от 26.05.09 г. (с заменой лишь дат Заявлений), отмененных прокурором «для дополнительной доследственной проверки».

И вдруг при тех же обстоятельствах (тех же самых выводах для отказа без следов какой-либо «дополнительной проверки»), тот же прокурор Лысенко А.М. в указанном письме от 1.03.10 г., «топча ногами» свои (и не свои) предыдущие отмены, т.е. и уважение к себе, пишет совершенно другое:

«Сообщаю, что оснований к отмене данного постановления не имеется, поскольку сложившимся правоотношениям в данном случае дана правильная юридическая оценка.

Разъясняю, что медицинская карточка не является предметом преступления, предусмотренного ст.358 УК Украины (заметим: никакие медкарточки в этой статье УК, естественно, не упоминаются), и в действиях «Оппонента» признаков мошенничества, необходимых для его(?) привлечения к ответственности по ст.190 УК Украины — нет.

Все вопросы, возникающие при рассмотрении Вашего дела в порядке гражданского судопроизводства, следует разрешать в судебном заседании. Оснований к принятию мер прокурорского реагирования к адвокату (видимо, к представителю Оппонента — авт.) по истребованию у него оригинала медкарточки не имеется.

…принятое решение Вы имеете право обжаловать…»

Несколько строчек, а вопросов — куча.

3.1. Можно представить чувства Заявителя, которого полтора года «водили за нос» уклонением от надлежащей доследственной проверки и вдруг заявили, что он вообще не туда обращался и должен обратиться в судебное заседание давно закончившегося судебного дела, о чем прокурор, утверждающий, что «рассмотрены заявления», не вправе был не знать.

3.2. По еще одной мерзкой манере прокуратуры упомянутое в письме «решение», конечно, к нему не приложено. А без этого «любезное» разъяснение о праве обжаловать его является лишь наглядным пособием сегодняшней искалеченной правовой реальности. Ибо как можно обоснованно обжаловать неизвестное решение?..

 

В соответствии с разъяснением последнего письма райпрокурора и руководствуясь п.4 ч.1 ст.94 УПК Украины, ПРОШУ считать настоящую публикацию обращением к прокурору Днепропетровской области Косю­те М.В. для определения уровня правомерности действий (бездействия) упомянутых должностных лиц правоохранительных органов и (при наличии оснований) для принятия надлежащих мер прокурорского реагирования на Заявления и Жалобы Заявителя.

Ренат Мухамеджанов,

сопредседатель облцентра по вопросам прав человека,

член Громадской рады при ГУ МВДУ в области

Поділитися: