Особенности бизнеса по-украински

28 травня 2010 о 09:43 - 3415

Ранее мы рассказывали о днепро­дзержинском бизнесмене Олеге Акермане и о рейдерском нападении на ОАО «Днепро­дзержинский домостроительный комбинат», которое организовал бывший владелец комбината Петр  Онищук (см. http://www.the-persons.com.ua/news/zakonnik/3999/, http://www.the-persons.com.ua/news/zakonnik/4011). Последний сначала комбинатовскую собственность разворовал, потом комбинат продал Акерману в 2004 году, ну а теперь, методом грабежа, проданное пытается вернуть.

Корень зла

Судя по методам и способам воплощения в жизнь фокуса «было ваше — стало наше», «черное рейдерство» в Украине — пройденный этап. Применяемые схемы отъема чужого имущества имеют вполне определенное название — грабеж.

Все начиналось, как у «порядочных рейдеров»: с заказа судебного решения о корпоративных правах основного кредитора комбината. С помощью полномочий этого кредитора планировалось захватить комбинат. Ан, не вышло!

На этом кончилось черное рейдерство, и начался криминальный беспредел.

Документы законных учредителей ООО «Центр Крона» (основного кредитора предприятия, собственниками капитала которого, вполне легальным путем, стали Олег Акерман и его мать — авт.) просто-напросто выбросили, заменив другими, без каких-либо законных оснований, в результате чего единственными учредителями кредитора оказались дочь заказчика рейдерского нападения Онищука — Овдиенко Т.П., и рейдермен — Веретельников С.В. с равными долями, во­плотив таким образом заранее оговоренный «бандитский пополам».

Чтобы собственники корпоративных прав ООО «Центр Крона» не слишком активно задавали вопросы «как?» и «почему?», против них в прокуратуру были поданы заявления и, как следствие, возбуждены десятки уголовных дел, а самых активных объявили в розыск. Если бы уважаемый читатель прочитал содержание этих дел, то наверняка бы задался вопросом: «А был ли следователь трезв?» Читая обвинение, невозможно поверить, что столь откровенный бред может быть принят судом к рассмотрению.

Как показывает практика — может. То, во что превратилась судебная система в Украине — это уже не просто коррупция. Это лавочка, где торгуют судебными решениями. Причем сильные мира сего имеют в ней неограниченный дисконт.

Судный День не настанет

Грабёж посредством лишения свободы в Днепропетровской области — норма жизни. Если вы бизнесмен, будьте готовы, что в один прекрасный день к вам, с вполне конкретными намерениями, придут дяди из определенных структур и скажут: «Здравствуйте, помогите следствию, чем можете». Но даже если вы дадите «следствию», на этом дело не закончится. Вас будут «доить» до тех пор, пока от вашего предприятия не останется одна вывеска. А если попробуете оказать сопротивление, очень пожалеете, так как наше правосудие, вкупе с захватчиками, как гусеничный танк: по трупам попрет, раздавит и глазом не моргнет. Ведь только у нас можно хватать и сажать в тюрьму любого, и «самый гуманный» будет держать человека в тюрьме до тех пор, пока он добровольно не расстанется со своим имуществом.

Ярчайший пример — судья Заводского районного суда Днепро­дзержинска Стребиж Наталья Михайловна, которой не хватило более полутора лет, чтобы разо­браться в данных по уголовному делу, по обвинениям, сфабрикованным шустрыми Онищук и Ко против Акермана О.М. При этом любой имеющий среднее образование человек, прочитав обвинение, обоснованно бы установил, что судить следует не обвиняемого, а того, кто возбуждает такие уголовные дела.

Как показывает хроника проведения судебных заседаний в районных судах, приговор зачастую ничем не отличается от обвинительного заключения, даже запятыми. Любовь и взаимопонимание между прокуратурой и судом свидетельствуют, что фактически можно отменять суды первой инстанции как явление, из-за их ненадобности, а обвинительному заключению, утвержденному прокурором, присваивать статус приговора.

Высказывание времен «красного террора»: «Если вы еще не сидите — это не ваша заслуга, а наша недоработка» — действительность и настоящего времени.

Так, судья Стребиж Н.М. поступает очень оригинально: чтобы не выносить оправдательного приговора и не отвечать за то, что 2 года продержала в СИЗО невиновного, предпочитает затягивать процесс, срывая заседание за заседанием.

ЕЕ не интересует, что, незаконно удерживая в СИЗО инвестора и кредиторов, она способствует лицам, разграбившим комбинат, причинившим ущерб юридическим организациям и государству на десятки миллионов гривен. Так, на сегодняшний день ОАО «Днепродзержинский домостроительный комбинат» в долгу перед налоговой инспекцией более чем на миллион гривен. И платить их судя по всему не собирается. С комбината разворовали имущества на более 4 млн. гривен, выполнение плана санации (возобновления платежеспособности — авт.) прекратилось, производство приостановлено, работники уволены, прекращена выдача зарплат и выплата налогов. Комбинат снова обнищал, зато обогатились работники прокуратуры: при 9 обысках, проведенных прокуратурой, изъято около 20 компьютеров, ценные бумаги, векселя, документы, пустой сейф, трудовые книжки сотрудников предприятия и другое имущество, общей суммой более чем на 500.000 гривен, которое удерживается уже 4 года. Сейчас, по словам очевидцев, на заводе разруха, оборудование порезано на металл. Рабочих уволили, не заплатив задолженность. А сам завод выставили на продажу.

Вот только тут Петр Онищук лопухнулся — грязная слава-то о нем уже давно ходила, никто с ним связываться и не захотел. Повисело в Интернете объявление о продаже Домостроительного комбината, принадлежащего Акерману, за 4.500.000 долларов и пропало…

А что же в это время происходит в Заводском суде? Заседание назначается за заседанием. Вот только из более чем тридцати заседаний фактически состоялось только тринадцать, остальные были сорваны по тем или иным причинам. А вот на причины, кстати, стоит обратить особое внимание, так как они выглядят на фоне сложившейся ситуации особенно «убедительно». Так, к примеру, пять заседаний были сорваны ввиду отсутствия «потерпевших» от «хулиганства» Акермана; пять заседаний сорвано из-за неявки «сердешной пострадавшей» Овдиенко; еще шесть заседаний сорвано непосредственно судом: то обвиняемого Акермана не доставят, то дату заседания как не на праздник, так на послевыборный день назначат, а в такие дни и конвой-то не работает, ну да откуда судьям об этом знать?! Восемь заседаний — просто «бла-бла шоу», т.е. ни о чем.

На последнем заседании в прениях уже высказался адвокат подсудимого, мать, жена и сам Акерман. Но снова, как по мановению волшебной палочки, заседание закрыли на полуслове последнего слова и перенесли… на месяц.

И вот настало 11 мая 2010 года. В этот день должны огласить решение суда — и снова «детская неожиданность»: судья ушла на больничный. Заседание по вынесению судебного решения перенесли на… неопределенный срок. А 14 мая Наталья, жена Акермана, приезжала в суд, и кто бы вы подумали шагал ей навстречу по судебному коридору? Да-да, та самая хворающая судья Стребиж! В канцелярии суда, куда Наташа отправилась за объяснениями, один из работников удивленно спросил: «А с чего вы решили, что судья на больничном?»

А дальше, после больничного, логично предположить, судья отправится в заслуженный отпуск, который у работников Фемиды аж целых два месяца. А потом дело и вовсе могут отправить на доследование.

И все это время Акерман, с ухудшающимся здоровьем, будет находиться под арестом.

…Что собой представляет демократия в Украине — давно всем понятно. Непонятно только, почему к украинским судьям надо обращаться «Ваша честь», когда у большинства из них нет ни чести, ни совести.

Артем Колчин

Поділитися: