Хроника беззакония Почему у полковника прав больше, чем у простого пенсионера?

14 травня 2010 о 12:04 - 1936

«Законы точно паутина, в которую попадает мелкая мошкара, но через которую прорываются шершни и осы», — сказал когда-то Д.Свифт. Прямым подтверждением этому служит письмо от Георгия Савина, которое пришло в редакцию «Лиц».

История позорного бездействия и покрывательства правонарушений в системе судебной власти и ГАИ началась 25 мая 2005-го и в мае этого года отметит пятилетний юбилей. Тогда на перекрестке улиц Чернышевского и Гоголя столкнулись «Таврия» и «Жигули». И закончилось бы ДТП миром, если бы пассажиром «Жигулей» не оказался некто Николай Меньков, как выяснилось — полковник. Это важное обстоятельство повлияло на сос­тавление протокола старшим лейтенантом Константином Шаповалом. Автомобиль Менькова пересекал ул. Чернышевского (главную дорогу) со второстепенной (ул. Гоголя) под знак «Уступи дорогу», а «Таврия» Савина двигалась по главной дороге. Руководствуясь схожестью закона с дышлом (которое, как известно, куда повернул — туда и вышло), Шаповал объявил улицы… равнозначными и «случайно» указал, что Савин двигался не прямо, а поворачивал направо. Протокол АД №085814, согласно которому Георгий Сергеевич был признан нарушителем пункта 16.13 ПДД, стал первой ласточкой в чреде взаимоисключающих и лживых отписок власти пострадавшему пенсионеру. Особую «пикантность» делу придаёт то, что в результате откровенных издевательств властей над Савиным он потерял не только душевный покой, но и голос. После перенесенной операции, на нервной почве произошло осложнение, и он не может говорить. Эту инвалидность не брезгуют использовать его оппоненты, притворяясь, будто недопонимают его письменную речь.

Путешествие во времени

22 июня 2005 года Жовтневый районный суд в лице судьи В.Чернобука признал Савина виновным в административном правонарушении (ст. 124 КпАП) и его лишили права управления всеми видами транспорта на 6 ме­сяцев. При этом обстоятельства событий на дороге господин Меньков пытался вывернуть в свою пользу. Он скрыл, что находился в машине со своей спутницей, которую представитель ГАИ упорно отказывался опросить  (видимо, спутница отказывалась стать лжесвидетельницей). Пенсионеру пришлось писать жалобу на имя начальника горуправления милиции. И, о чудо, спустя две недели мистически исчезнувшая свидетельница Л.Чигринова была допрошена.

Наши правоохранительные и судебные органы также доказали возможность путешествий во времени. Начальник горотдела ГАИ Александр Чудновский прислал Савину бумагу, в которой значилось, что ДТП произошло… второго июня. Вот и думай, речь идёт о преступной безответственности или об откровенном вранье в глаза пенсионеру. «Прошу санкционировать мне доступ к информации и обстоятельствам, относящимся к данному ДТП», — просил Савин Чудновского в заявлении от 03.06.2005. Но всеобъясняющая отписка от замначальника ГАИ майора Седака была лаконична: «Материалы направлены в суд Жовтневого района г.Днепропетровска, поэтому нет возможности предоставить вам копии материалов ДТП». В борьбу за попранные права пенсионера вступила прокуратура в лице Николая Горностаева. Но на просьбу прокуратуры отменить решение суда, основанное на фальсификации обстоятельств ДТП, Жовтневый райсуд ответил задумчивым молчанием. А 09.03.2006 судья Чернобук свое решение отменил, ибо срок привлечения к админответственности истёк. 4 мая 2006 г. помощник прокурора г.Днепропетровска младший советник юстиции Нерода отказал в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ОГАИ ДГУ УМВДУ в области Чудновского и Шаповала по признакам ст. 365 УК Украины за «отсутствием в их действиях события преступления», ведь «доказательства виновности не добыты», хотя схему фальсификации документов подробно расписал Горностаев. Отсюда можно сделать вывод, что составление фальшивых протоколов — дело вполне законное и чуть ли не богоугодное.

Борьба за правду

Но пенсионер не успокаивался и продолжал писать заявления и жалобы во всевозможные инстанции: в УМВД Днепропетровска, ГУМВД Днепропетров­ской области, облГАИ, Департамент ГАИ МВД Украины и МВД Украины. На это он получал отписки, как будто написанные под копирку: все неправомерные действия в отношении пенсионера признавались очень даже правомерными. Кроме этих странностей, Савин имел возможность наблюдать не менее удивительные смены настроения городской прокуратуры. Она воистину была подобна нервной даме: имея на руках окончательное постановление Жовтневого суда по отмене админсанкций в отношении Савина, Дмитрий Нерода — помощник городского прокурора, младший советник юстиции — 4 июня 2006 г. отказал в возбуждении уголовного дела по признакам ст. 365 УК в отношении двух сотрудников ГАИ и их начальника А. Чудновского. Что интересно, чем большее количество персонажей возникает в этом запутанном деле, тем больше нарушений в нём появляется. Парадокс: в своём постановлении Нерода написал о том, что «Опрошенный Савин Г.С. пояснил…», хотя, как рассказал гражданин Савин, его никто никуда не вызывал. Прокурор города Николай Горностаев доподлинно установил, что схема ДТП сфальсифицирована, но у Нероды на это было своё мнение: «Не добыто каких-либо объективных данных, свидетельствующих о том, что сотрудниками ОГАИ ДГУ УМВД Украины в области Шаповалом К., Огарем В. и Чуднов­ским А. сфальсифицированы материалы по факту ДТП…».

В середине декабря 2008 прокуратура Жовтневого района отказала в возбуждении уголовного дела по ст. 375 УК в отношении судьи Чернобука, который вынес неправомерное решение. Но, видимо, художественные формулировки отписок были настолько нелепы, что в феврале 2009 прокуратура области направила дело в отношении судьи Чернобука на дорасследование.

Пропавшая грамота

И тут в дело вмешались журналисты. Благодаря публикациям газеты «2000», дело черепашьим шагом начало двигаться к финалу. Но если оно началось с мистики, то почему бы ему и не окончиться мистически?

Дело Савина №3-7004/05 взяло и… пропало. Испарилось, не оставив на столах представителей правоохранительных органов ни листочка. Проще говоря, его уничтожили в архиве раньше положенного срока. Неправомерность подобных действий подтвердила замначальника «Центра защиты прав человека и развития личности», юрист Яна Мкртчян: «Ретельно вивчивши надані нам копії документів, ми встановили, дії судді Чернобук В.І. є неправомірними. За законодавством України, суддя повинен звертати увагу на кожний факт і використовувати його, викликати всіх свідків, отримувати повну інформацію, яку можливо отримати від громадян». Кроме того, отдельно рассмотрев вопрос об уничтожении документов, начальник «Центра» Олег Бовкун разъяснил: «Згідно Наказу судової адміністрації України №2 від 6 січня 2006 року, термін зберігання справи становить 3 роки, в ситуації, яка сталась на теперішній час, матеріали справи були знищенні рані­ше трьох років, а саме 27 грудня 2008 року, а три роки повинні були минути 9 березня 2009 року. На звернення громадянина Савіна до прокуратури з заявою про порушення наказу він отримав відповідь, що дії правомірні, аргументуючи це тим, що 22.06.2005 року було винесено рішення про притягнення до адмі­ністративної відповідальності за адміністративне правопорушення та постанову, яка була направлена на виконання, а адміністративний матеріал переданий на зберігання до архіву Жовтневого суду». Но при этом прокуратура проигнорировала тот факт, что 9 марта 2006 года был удовлетворён протест прокурора города Днепропетровска и отменено постановление про административное правонарушение, о чём свидетельствует постановление от 9 марта 2006 г. судьи Чернобука. Этот срок и должен считаться конечным, и от него должен начинаться отсчёт. «Дії судді Чорнобук справді суперечать законодавству і потребують ретельної перевірки», — заключили эксперты из правозащитного центра.

А что же дальше? «Таврия» Савина стоит всё в том же плачевном поставарийном состоянии в гараже. Остальные персонажи работают там же, правда, не забывают получать повышения. Видимо, за такие же неправомерные действия и решения. Видя это, я понимаю, почему свои письма к чиновникам Савин всегда завершает фразой «Не верь. Не бойся. Не проси», надеясь на то, что хоть у кого-то из представителей власти еще осталась хоть капля совести.

Ксения Чубук

Поділитися: