Любовь по расчёту?

07 травня 2010 о 09:34 - 1384

В последнее время транснациональные корпорации (ТНК) начали предлагать общественным экологическим организациям диалог, и даже своё участие в решении некоторых экологических задач. Насколько серьёзными являются эти намерения?

Некоторые представители крупного бизнеса делают заявления, в которых говорят, что имеют заинтересованность в улучшении экологической обстановки. По словам представителя страховой компании «Си-Джи-Эн-Ю» Э.Сэмпсона, «десять лет назад в страховом бизнесе отношение к природоохранным проблемам описывалось фразой «Уйдите и оставьте меня в покое». Но сейчас изменения климата происходят столь быстро, что бизнесмены должны что-то предпринимать для защиты окружающей среды, поскольку у нас нет другой планеты, чтобы переехать туда и заниматься там страхованием». Многие ТНК, такие как «Шелл», «Монсанто», «Нестле», «Дюпон» и ряд других, всё чаще приглашают представителей общественных организаций на совместные семинары, форумы, круглые столы и т.п. Подобные мероприятия нередко организовывают крупные и именитые пиар-агентства.

Представители крупного бизнеса отмечают, что сближение между двумя противоборствующими сторонами являются весьма перспективными. Некоторые крупные международные экологические организации, такие как «Гринпис Интернэшнл» и «Друзья Земли», нередко дают согласие на участие в таких встречах. Ряд политологов видят в таком подходе прогресс, поскольку пришло время не просто акцентировать внимание на экологических проблемах, а и начинать их решать. По их мнению, в таком случае бизнес является куда более весомым и плодотворным антикризисным менеджером, чем органы государственной власти. Во-первых, бизнес более прагматичен, и его структура работает намного быстрее и конкретнее, чем государственная бюрократическая машина. Во-вторых, сама власть постепенно переходит от политиков к бизнесменам. Кстати, Британское отделение «Всемирного Фонда Природы» получает от различных корпораций пожертвования на сумму более 10 млн. долларов ежегодно. Представители ТНК всё чаще предлагают поиск компромисса между ними и общественными организациями относительно острых вопросов в сфере охраны природы. Но какова цена этого компромисса?

Можно предположить, что такая сфера экономической деятельности как страховой бизнес действительно имеет свой интерес в сокращении природных катаклизмов и техногенных катастроф, поскольку покрывать значительную часть причинённых убытков приходится именно страховщикам. Но это скорее исключение, нежели правило. Для того, чтобы разобраться в вопросе, каков смысл диалога между общественниками и бизнесменами, нужно поставить самый главный вопрос — кто какие цели преследует? Фактический анализ этой мотивации даёт недвузначный ответ. Целью бизнеса является получение максимальной прибыли, целью экологических организаций — улучшение экологической обстановки за счёт снижения производства и потребления, а значит и прибыли ТНК. Таким образом, напрашивается вывод, что их цели диаметрально противоположные. Каким же может быть компромисс?

Если экологическая организация не является псевдоэкологической, то ответ таков: в принципе диалог возможен, но компромисс — нет. Хотя и в вопросе диалога также не всё просто. Задачей ТНК является улучшение своего имиджа в глазах общества. Дескать, мы хотим зарыть топор войны, и давайте жить дружно. Многие форумы с участием ТНК и общественных организаций нередко заканчиваются словесными перепалками и ситуациями, когда общественники покидают такие мероприятия. Но для ТНК не столько важен вопрос того, как проходил диалог, сколько возможность его преподнесения в нужном для себя свете. Сам факт диалога между ТНК и экологической организацией может позитивно сказаться на имидже корпорации. Некоторые простые люди могут подумать следующее: «Если общественная организация ведёт диалог с фирмой, значит не такая уж и плохая эта фирма в экологическом плане». Однако для самих общественных организаций сам факт диалога, пусть даже и скандального, может иметь совсем другие последствия. Организацию могут заподозрить в обыкновенном предательстве своих принципов. И основания для подобных опасений имеют место. Уже не один представитель руководства крупных общественных организаций променял баррикады на уютные офисы. Так, бывший исполнительный директор «Гринпис Интернэшнл» П.Гилдинг открыл свою собственную коммерческую компанию в Австралии. Другим примером является Д.Вильсон, который долгое время занимал высокие посты во многих экологических общественных организациях, но в конце концов оказался в Британской администрации аэропортов, выступая за открытие 5-й взлётной полосы в аэропорту Хитроу, против строительства которой так яростно выступают многие британ­ские экологические активисты. Некоторые крупные экологические организации начинают страдать своего рода загниванием. Слишком разросшийся штат и громоздкая структура нередко приводят к тому, что в такие организации попадают люди, которые являются не теми, за кого они себя выдают.

В настоящее время вопрос диалога с ТНК для многих умеренных экологических организаций является предметом спора внутри самих этих структур, в то время как позиция радикальных организаций чёткая — никакого диалога. Представители послед­него лагеря просто не понимают, о чём можно договариваться с крупным капиталом. Например, о каком компромиссе может идти разговор, если какая-нибудь коммерческая компания рубит девственный лес или загрязняет нефтепродуктами огромные территории?! Где здесь можно найти точки соприкосновения? Фактически тактика действий ТНК в этом направлении достаточно известная: если какое-то сопротивление не удаётся подавить, тогда его следует возглавить. Природоохранник Э.Роуэлл отмечает: «Если природоохранные движения теряют свою особенность, заключающуюся в пропаганде ценностей, стоящих выше коммерции, то они утратят нечто, что невозможно вернуть никакими деньгами». 

Фактически попытка ТНК навязать «дружеский» диалог с общественными организациями представляет собой либо западню, либо хорошо спланированную провокацию. Несколько лет назад в Великобритании вышла книга Д.Дигана под названием «Как справиться с активистами», в которой схема сотрудничества с экологическими организациями по сути является способом их нейтрализации. Даже если корпорации и жертвуют какие-то средства на экологические цели, то обычно это делается вовсе не из чувства вины или желания помочь. Ведь руководят такими компаниями «люди с рыночным характером» со своими понятиями о ценностях. Это своего рода гамбит — пожертвовать меньшим, чтобы получить большее. Достаточно вспомнить, как бизнес-круги лоббируют законопроекты о меценатстве, когда благотворительность способствует снижению налогообложения. Такое меценатство, даже если оно действительно приносит добрые плоды, больше напоминает продуманный коммерческий ход, нежели искреннее желание помочь. В общем, экологам никогда не стоит забывать известную евангельскую притчу о тех «серых товарищах», которые приходят в овечьих шкурах, поскольку сделка с крупным капиталом — это сделка со своей совестью. Сопредседатель Международного социально-экологического союза С.Забелин утверждает, что «для ТНК охрана природы является либо пиаром, либо формой откупа… Препятствуя деятельности ТНК, которая всегда будет разрушительной для природной и социальной среды, мы должны создать общество, которое не будет нуждаться как в продукции ТНК, так и в самих ТНК».

Отзывы на статью можно прислать на ecologist@ukr.net

Алексей Бурковский

Поділитися: