Дикая природа как жизненная необходимость

30 квітня 2010 о 08:59 - 2320

22 апреля человечество отмечает Всемирный День Земли. К сожалению, для многих эта дата ассоциируется с уборкой мусора в своих населённых пунктах. Хотя в этот день люди долж­ны заботиться именно о природе, а не о благоустройстве своего жизненного пространства.

Существует множество концепций, которые обосновывают ценность дикой природы. Даже многие сторонники либерального капитализма принялись писать труды, в которых утверждают, что беречь природу необ­­­ходимо в силу того, что в долгосрочной перспективе это принесёт экономическую выгоду. Понятно, что подобная мотивация не устраивает людей, которые видят в природе внут­рен­нюю ценность и считают, что природу нужно беречь ради неё самой. Американский природоохранник Дж. Тернер заявил по этому поводу, что основанная на экономике «охрана природы отдаёт цинизмом — как будто не сумев убедить свою любимую, вы внезапно переключаетесь на наличные». Поэтому экологисты видят основную мотивацию для защиты природы в её самоценности. Согласно этой концепции, природа — это своего рода священное пространство, которое представляет собой творение Бога и уже в силу этого её необходимо беречь, а значит, человек не имеет права уничтожать то, чего он не создавал. Однако недостатком этого подхода может быть затруднённое восприятие такой мотивации среднестатистическим гражданином. Нужно признать, что в человеческом обществе чрезвычайно высок уровень эгоизма. Поэтому приобщить неподготовленного человека уважать самоценность природы сложно и на это уйдёт немало времени. Учитывая быструю деградацию биосферы, может попросту не хватить времени на прививание такого мировоззрения. Следовательно, на первых порах главным стимулом, который мог бы способствовать пониманию необходимости сохранения и приумножения дикой природы, является её функциональное значение.

Что это означает? Прежде всего, это означает, что основным стимулом  к возрождению диких экосистем должен стать инстинкт самосохранения. Именно дикая природа является одним из самых главных регуляторов жизненно важных процессов на планете. Именно дикая природа создаёт и поддерживает естественный и незаменимый баланс кислород/углекислый газ, осуществляет миграцию азота и т.п. Именно дикая природа формирует такие рамки водного и температурного режима, при которых вообще возможна жизнь человечества. Именно она обеспечивает биоразнообразие, которое поддерживает относительно стабильный баланс, что не позволяет каким-либо видам, в том числе патогенным для человека или его сельскохозяйственных культур, выходить за безопасные пределы своей численности. В настоящее время большинство экологов признают, что более половины площади суши планеты должны составлять дикие и возрождённые природные экосистемы. Согласно этим расчётам, дикая природа должна занимать 70-80% поверхности земной тверди. На таких данных настаивают не только радикально настроенные экологисты, но и так называемые умеренные экологи. Среди них, например, и такой всемирно известный учёный и признанный классик экологической науки как Ю.Одум. Его цифры не особо разнятся с вышеуказанными данными. По его мнению, в естественном диком состоянии должно находиться 2/3 территорий. В противном случае нас ожидает деградация экосистемы с катастрофическими, фатальными последствиями.

Таким образом, именно функциональная мотивация спасения и расширения пространств дикой природы может быть наиболее понятной среднестати­стическому гражданину. Именно такой подход объясняет потребность в наличии дикой природы, прежде всего, как незаменимой жизненной необходимости. Безусловно, параллельно с функциональной мотивацией должна продвигаться этическая и эстетическая (но только не экономическая) мотивация спасения природы как самоценной системы. Правда, приходится признавать тот парадокс, что в послед­нее столетие культ потребления чрезвычайно ослабил даже инстинкт самосохранения.

Кстати, некоторыми россий­скими экологами выдвигается идея позиционирования своей страны как государства, дела­ющего огромный вклад в экологическую стабильность всей планеты ввиду огромных, пока ещё не сильно нарушенных природных ландшафтов. Даётся обоснование ряда политических и даже экономических выгод от такого подхода. Международное значение и авторитет России, таким образом, будет проявляться не в военной мощи и не в бесконтрольной распродаже природных богатств, а в сохранении своей природы как фактора важного внешнеполитического влияния. Поскольку эко­­­­ло­гический вопрос с каждым годом будет становиться всё более и более приоритетным во внешней политике,то подобная идеология небез­основательна. Правда, как признаёт один из сторонников этой идеи, российский исследователь Б. Родоман: «У нынешнего самодержавного правителя России экологическая тема не в фаворе».

В настоящее время активная хозяйственная деятельность человека разрушила более 60% диких экосистем планеты. Причём эти территории обладают наибольшим биологическим потенциалом. Так что критический предел нарушения природного баланса человечество перешагнуло лет 100-150 назад. Поэтому наиболее важной экологической задачей в настоящее время стоит не сокращение выбросов парниковых газов и не внедрение передовых технологий, а именно возврат нарушенных территорий в природное состояние. И задача эта  чрезвычайно сложная, поскольку мир, который зиждется на жадности, не приемлет такого подхода, а техническое решение экологической проблемы невозможно.

Перевод огромных нарушенных пространств назад в природное состояние на первый взгляд кажется утопичным. Однако смею напомнить, что ещё пару десятилетий назад многие учёные слепо верили в абсолютно утопичную теорию ноосферы, согласно которой человек будет управлять природными процессами. Здесь же предлагается предоставить природе её исконное право управлять планетой. Разве является утопией инстинкт самосохранения? Главным препятствием к достижению этой цели является современная либеральная рыночная экономика, для которой понятия «полезно» и «выгодно» означают только денежную прибыль. Однако в случае общественного давления и победы мудрости над жадно­стью, внести изменения в современную экономическую систему можно. Последствия неограниченной жадности от низов до верхов вылились в глобальный экономический кризис для тех, кто искренне верил в непогрешимость ненасытной финансовой системы. Это послужило хорошим уроком. Последние инициативы некоторых политиков относительно ограничения прибыли банкиров вселяют осторожный оптимизм. В связи с этим важно ставить ударение на повышении качества жизни при одновременном снижении потребления, а не на росте материального уровня жизни. Но это отдельная тема.

Расширение природной среды возможно только за счёт сознательного контролируемого процесса. Американский эколог Р. Нэш так высказался по этому поводу: «В будущем участки дикой природы не будут больше существовать по воле случая или по недосмотру. Дикие земли останутся дикими только в результате обдуманного решения. Времена, когда отдельные территории дикой природы были никому не нужны, канут в прошлое». Понимание природы как жизненной необходимости — это самый простой, приземлённый, даже можно сказать, примитивный образ мышления. Но он чрезвычайно важен, поскольку осознание функциональной необходимости сохранения и приумножения естественных ландшафтов — это первый шаг на пути восприятия самого важного в экологическом сознании — объективной самоценности природы. 

Отзывы на статью можно прис­лать на ecologist@ukr.net  

Алексей Бурковский

Поділитися: