Собаки и люди. Противостояние

02 квітня 2010 о 09:09 - 1631

Вопрос о бездомных животных в Днепродзержинске стоит не просто остро — он затрагивает практически каждого жителя города. Бездомные собаки заполняют улицы города. Все больше людей становятся жертвами бродячих стай.

В попытке избавиться от «своей собственной» проблемы человек преступает закон. Уничтожает живых существ поистине нечеловеческими способами. И воспитывает в молодом поколении неуважение к жизни и снисхождение к смерти…

На одной территории

Самая большая проблема с бездомными животными в Днепродзержинске — это их количество. Средняя цифра, которую называют специалисты различных инстанций — 3.000. И она ужасает. В холодное время года кормовой базы на всех не хватает. Люди, которые едут на работу очень рано, рассказывают, что собаки, по волчьему подобию, собираются в стаи и прочесывают территорию в поисках пищи. Жертвами этих стай нередко становятся и домашние животные, и люди.

«Работа по изоляции бездомных животных у нас в городе проводится хуже всех, — рассказывает заведующий эпидемиологическим отделом городской СЭС Александр Лисняк, — отсюда видим результаты: в Днепропетровске — 16,7% от всех пострадавших, обратившихся в СЭС, — это травмы, полученные от бездомных животных, в Кривом Роге — 29,1%, а в Днепродзержинске — 59%!»

Но собака может нанести не только травму. В раны попадают инфекции и вирусы. «Бездомные животные — это переносчики глистных заболеваний, коросты, стригущего лишая, но самую большую опасность представляет вирус бешенства, — продолжает заведующий. — Природный резервуар бешенства — серая лиса. Если она попадает на территорию города, она может передать вирус, укусив бездомное животное. Сейчас же наблюдается обратная пропорция». По словам эпидемиолога, несколько лет назад в Днепродзержинске в 70% случаев заболевания человека бешенством источником были лисы, 15-20% — собаки, 2-5% приходилось на крупный рогатый скот. Сейчас — более 50% случаев заболевание происходит от контакта с бездомными собаками и котами. «Инфицированность увеличилась в 2,5 раза. И если лису в городе встретить — это проблема, то собаки встречаются — на каждом углу. Так как программа, предложенная организацией «Zоощит», предусматривает только стерилизацию без уничтожения, мы прогнозируем вспышки бешенства», — резюмировал Александр Лисняк.

«Собачья» проблема возникла не сама по себе. Бездомные животные — это потомки домашних любимцев, которые по воле «заботливых» хозяев оказались на улице. Эти хозяева-преступники — первые, кто несет ответственность за ситуацию. Второй ответчик — органы местного самоуправления. Так как контролировать численность животных в городе должны именно они. К слову, юридическая норма численности — отсутствие бездомных животных на территории населенных пунктов.

Альтернатива смерти. Нужны деньги

Проблема есть — ответ у властей, как обычно, один: не хватает средств. Только даже те средства, которые были в наличии, расходовались неэффективно. В Днепро­дзержинске долгое время использовался единственный метод борьбы с бездомными животными — отстрел. Одна самка за один приплод приносит от 10 до 12 щенков. Много отстреляешь, учитывая, что в Днепро­дзержинске, по словам специалиста управления коммунального хозяйства Татьяны Оксиюк, от 3 до 5 тыс. бездомных животных?

Все еще возникают сомнения в неэффективности этого метода? Мало того, что неэффективный (о морали и гуманности я уже даже не говорю), он уже 4 года как противозаконный: «Каждый год отстреливали, — рассказывает Татьяна Оксиюк, — в юридические вопросы как-то никто не вникал (намек на изменения Лесного кодекса Украины в 2006 г.), потом начали предъявлять претензии общественные организации и Природоохранная прокуратура». Специалист коммунхоза рассказывает, что в начале 2008 года все еще отстреливали собак, а потом никаких работ с бездомными животными не проводилось. По крайней мере, за пределами кабинетов. Почти 2 года собаки вообще были предоставлены сами себе.

В защиту животных выступила общественная организация «Zоощит». Причем, ребята не просто написали пару плакатов: «Ай-я-яй! Так нельзя!» и постояли под стенами исполкома. Они пришли к городским властям с конкретными предложениями и разработанной программой, которая уже была успешно реализована в других городах и позволяет решить проблему гуманными методами в соответствии с законодательством. Основа программы — стерилизация животных. Но нашим властям, как всегда, необходимо время на раскачку: «Депутаты поддержали инициативу «Zоощита», — рассказывает начальник управления коммунального хозяйства Жанетта Сакуренко, — но пока прошли все комиссии и согласования, финансовый год закончился. Средства не успели бы освоить». Кроме того, чиновники сетуют на то, что очень трудно было найти специалиста на вылов собак, у которого было бы специализированное оборудование и соответству­ющая лицензия.

Программу приняли осенью 2009-го. Но прошло уже 3 месяца следующего финансового года, а воз и ныне там: «В этом году в плане — выделить в 2 раза больше средств на собак (запланировано две суммы: 95 тыс. грн. — на вылов и 99 тыс. грн. — на стерилизацию), — продолжает Жанетта Викторовна, — сейчас нас держит только бюджет. Дай Бог, в апреле примут государственный, здесь сразу примут и местный. Тогда мы получим финансирование».

На Бога надейся, а сам не плошай — учит народная мудрость. Поэтому, пока власти планируют, «Zоощит» активно продолжает реализацию программы своими силами. Но сил, к сожалению, не хватает.

Борцы за жизнь

Общественная организация «Zоощит» зарегистрирована в сентябре 2009 года. Ее активный состав — 10 человек, которым помогают небезразличные жители Днепро­дзержинска. Эти люди — единственные, кто на сегодняшний день делает какие-то реальные шаги и пытается найти консенсус между горожанами и бездомными животными. Благодаря им, городской совет Днепродзержинска принял «Программу регулирования численности бездомных животных гуманными методами». Но только, в отличие от совета, zоощитовцы занимаются реализацией пунктов программы уже больше года.

«Весна — пик размножения. Пока власти будут ждать, нас забросают котятами и щенками», — говорит председатель «Zоощита» Елена Ященко.

Поэтому они не ждут. Организация ищет способы реализации всех пунктов принятой программы, проводит акцию «Помоги другу»: «В среднем, стоимость операции для одного животного — от 80 до 100 грн., — рассказывает Елена Ященко. — Опекуны животных оплачивают половину стоимости, вторую половину, плюс расходы на вылов, перевозку и послеоперационное содержание, оплачиваем мы». Животных также прививают от бешенства, регистрируют (фотографируют и фиксируют регион обитания). За период с апреля 2009 г. по сегодняшний день простерилизовано 150 животных. К счастью, у zоощитовцев есть и более платежеспособные единомышленники. Спонсорская поддержка (48 тыс. грн.) позволила оборудовать на территории госветлечебницы пункт временной передержки животных для послеоперационной адаптации, проводить стерилизацию и оплачивать временный уход и содержание животных.

Кроме того, «Zоощит» постоянно ищет хозяев для бездомных животных. И не только для щенков и котят, но и для взрослых особей: «Мы сейчас выхаживаем овчарку. Молодой кобель — 2 года ему, умный, хороший пес. У него цирроз печени. Надеемся найти для него хозяина. Прежний выбросил умирающую собаку на улицу».

Но, как бы ни старались zоощитовцы, собственными силами решить проблему они не смогут. 100%-ная эффективность программы (ни одной собаки на улице) до­стигается в течение 3-х лет, но при условии, что в первый год будет простерилизовано 80% самок. Необходима мощная финансовая поддержка, которой они все еще ждут…

Живодеры

Собака бывает кусачей…Но, как среди людей, так и среди животных, есть агрессоры, а есть и защитники родных пенатов. Многие горожане опекают и подкармливают дворовых собак. Во-первых, животных просто по-человечески жалко (они же не виноваты, что они не домашние), а во-вторых, многие довольны, что с лохматыми сторожами можно не бояться за автомобиль, который стоит под окном, «залетных» недоброжелателей и чужих собак, которые могут нанести вред детям.

Но и эти, дворовые собаки часто становятся жертвами людской озлобленности. Только стоит ли злиться на животных? Все чаще среди дворняжек встречаются породистые бродяги. Иногда даже редких пород! Конечно, большинство бездомных животных никогда не знали хозяйской ласки и полной миски. И число их растет, потому что инстинкт размножения еще никто не отменял, так же как и геометрическую прогрессию (вспомните о количестве приплода). Количество животных становится критическим, и ужиться на одной территории людям и собакам становится все труднее. И тогда, если власти не могут решить общую проблему, человек решает «свою», локальную проблему самостоятельно. От методов ее решения пробивает озноб… Наиболее популярный — отравление.

Накануне Нового года на территории одной из городских больниц по распоряжению руководства вытравили 12 бездомных собак. Об этом в «Zоощит» сообщили работники больницы. Такие же методы регулярно используются на территории дома отдыха «Днепровский».

15 марта на ж/м Черемушки, в районе ночного клуба «Украина», женщина отравила 5 животных, которые уже прошли стерилизацию. Колбасу она нашпиговала таблетками против туберкулеза. Бедные животные умирали мучительной смертью от внутреннего кровоизлияния. «Как она кричала, бедная, когда умирала!» — со слезами рассказывает работница местного стихийного рынка, которая подкармливала голодных бродяг, в том числе и несчастную Куклу, которая в страшной агонии погибала у нее на глазах. Член общественной организации «Zоощит» Евгений Пикинер говорит, что такие случаи — не редкость: «Для того, чтобы более-менее безболезненно усыпить животное, необходимы дорогие препараты. На одно животное 30-ти килограмм нужно потратить приблизительно 45-50 грн. Отравители на такие расходы не пойдут. Поэтому отравленные животные умирают в страшных муках».

…17 марта в поселке Днепростроевском местные жители буквально на каждом шагу натыкались на мертвых животных. Собаки умирали мучительной смертью. И агонизировали очень долго. Некоторые мучались больше суток. «Сначала задние лапы начинали тягать, глаза стекленели, потом пена из пасти шла, — рассказывает продавец местного рынка Наталья. — У нас тут прямо на глазах одна умирала — в конвульсиях очень долго билась, обгадилась… потом в себя пришла и уползла на передних лапах куда-то в сторону почты. А там, говорят, много трупов лежало. Но самое жуткое, когда их в мусорники выбрасывали…»

От покупателей в этот день женщина услышала не одну такую грустную историю. Две погибшие собаки оказались домашними, хозяева не уследили.

На Днепрострое бездомных собак действительно много и жалоб на них тоже много: «У нас получается, что собаки на первом месте, а дети на втором!» — возмутилась молодая мама с ребенком, услышав наш разговор. А вот другая молодая женщина, которая тоже держала за руку маленькую девочку, наоборот, возразила: «У нас эти собаки не агрессивные были. В нашем ра­йоне, на Симашко, они были дворовые, мест­ные, их кормили (у Елены в руках тоже был пакет с мясными обрезками для голодных бродяг — авт.). Детей в школу провожали и встречали из школы. Я считаю, что это не метод решить проблему. И местным властям необходимо уделять внимание этому вопросу».

Так как на Днепрострое в одном месте сосредоточено несколько детских садиков, две школы и местный рынок, где собак подкармливали, то животные действительно часто встречаются на пути детей. Родители боятся, что собака может травмировать ребенка. И эти страхи не беспочвенны. Но практический психолог Елена Клименко уверяет, что опасаться следует не только этого.

Кто растет на почве жестокости

Дети — наиболее уязвимая социальная группа и в физическом, и в психологическом аспекте. Животное крайне редко проявляет агрессию по отношению к детям. Маленький ребенок не испытывает страха, он не понимает, что собака может быть опасна. Поэтому не выделяется адреналин, который и раздражает животных. Если родители сумели объяснить ребенку, как правильно вести себя с бездомным животным, и ребенок не провоцирует собаку на агрессию, то вероятность нападения сводится к минимуму. Чаще собака может испугать ребенка громким лаем. Но самый восприимчивый возраст к громким звукам — это годик-два, когда ребенок постоянно находится под присмотром родителей, которые оберегают его от таких раздражителей.

«Испуг от громкого звука, в том числе и лая, может привести к состоянию невроза, реже — к состоянию психоза. В крайних случаях — вызвать аутизм», — рассказывает практический психолог Елена Клименко. Но человек может нанести психологическому здоровью ребенка гораздо больше вреда, чем животное. «До 5 лет ребенок находится в процессе формирования личности. Он еще не идентифицировал себя в этом мире и в социуме. Он может представить себя зайчиком, машинкой или собачкой. И если родители равнодушно прошли мимо живого существа, которому необходима помощь, и ребенок это видел, он будет жить, подсознательно ожидая такого же отношения к себе», — констатирует психолог.

Вид умирающего животного, равнодушного или жестокого к нему отношения развивает страх перед одиночеством. И если ребенок не смог адаптироваться в коллективе, это в подростковом возрасте подталкивает его к «плохим компаниям» и «плохому влиянию», которых так боятся родители. Может проявиться и во взрослой жизни.

…Леська была очень красивой собакой. Кто-то из ее родителей был породистым колли. Из-за сходства с лисичкой так и назвали. Леська была всеобщей любимицей и обитала на Днепрострое уже около 5 лет. «Никогда никого не трогала, — рассказывает Наталья, продавец местного рынка.- У нее был один недостаток — лаяла на проезжающий транспорт».

Увидев умирающую Леську, маленькая Ириша закричала навзрыд. «Я целый час не могла ее успокоить. Ребенка просто трясло от истерики. Это ж каким извергом надо быть, чтобы так издеваться над животным?!» — возмущается мама Ириши Ольга.

Леська, как и другие животные, умирала в страшных муках. И девочка видела ее страдания.

Психолог уверяет, что последствия такой ситуации могут быть очень серьезными. Во-первых, ребенок в любом случае получает стресс. Может возникнуть эмоциональная дисгармония в развитии, фрустрация, аутизм, депрессивное состояние, которое вызывает неадекватное поведение ребенка в обычной ситуации. Развивается также чувство неполноценности, неуверенности в себе, бессилия, так как ребенок чувствует, что его пугает эта ситуация, но он не может на нее повлиять.

«Состояние внутреннего психологиче­ского напряжения формирует «синдром спирали» — то, что в конечном итоге приводит к алкоголизму и наркомании», — объясняет психолог. Также возможно развитие инфантильности: «пока я маленький, меня никто не тронет».

Кроме того, жестокость и равнодушие взрослых — это благодатная почва для взращивания так называемых «асоциальных элементов», которые часто фигурируют в милицейских сводках. Ведь жестокость вызывает страх перед нападением, так называемый «синдром защиты», и это на подсознательном уровне формирует агрессию по отношению к обществу. То есть ребенок растет с чувством враждебности ко всему окружа­ющему миру.

Дети постепенно накапливают образы и модели поведения взрослых по отношению к животным. И сознательно или подсознательно (до 6 лет) перенимают их. «Отношение взрослых людей к животным формирует у ребенка качества, необходимые для адаптации в социуме: ценностные ориентации, черты характера, способность к сопереживанию, к сочувствию, чувство ответственности, дружбы, доверия, нравственные и моральные стороны облика и поведения человека. Причем это долж­но быть сформировано до 5 лет. Школа — это уже первый условно взрослый коллектив, в котором ребенок должен проявить себя как личность», — констатирует психолог.

Так что, мы сами воспитываем и формируем характер наших детей. И от нас зависит, кто в конечном итоге из них вырастет. В этом процессе участвуют не только родители, но и окружающие, действия которых наблюдает ребенок. Сегодня ситуация неутешительная. Потому что ребенок растет среди грязи, жестокости по отношению и к людям, и к животным, среди переполненных мусорников и равнодушных людей. «Никому ничего не надо — и мне ничего не надо», — именно так думает ребенок и растет с этой мыслью, — говорит Елена. — Мы будем еще на 100 лет вперед в таком же обществе жить. Потому что у них будет еще два поколения: дети и внуки».

 

СПРАВКА

Статья 89 («Жестокое обращение с животными») Кодекса Украины об административных правонарушениях: «Жестокое обращение с животными, их истязание или совершение иных действий, приведших к их мучениям, увечью или гибели, влекут наложение штрафа от трех до семи не облагаемых налогом минимумов доходов граждан».

Статья 299 («Жестокое обращение с животными») Уголовного Кодекса Украины: «Издевательство над животными, относящихся к позвоночным, совершенное с применением жестоких методов или из хулиганских побуждений, а также натравливание указанных животных друг на друга, совершенное из хулиганских или корыстных побуждений, — наказываются штрафом до пятидесяти не облагаемых налогом минимумов доходов граждан или арестом на срок до 6 месяцев.

Те же действия, совершенные в присутствии малолетнего — наказываются штрафом до двухсот не облагаемых налогом минимумов доходов граждан или ограничением свободы на срок до двух лет».

Статья 207.1. Уголовного кодекса Украины «Жестокое обращение с животными»: «Жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, а равно истязание животных, совершенные лицом, к которому в течение года было применено административное взыскание за такие же действия, наказывается исправительными работами на срок до шести месяцев или штрафом в размере до сорока минимальных размеров заработной платы».

Жестокое обращение с животными запрещено также ст. 63 Закона Украины «О животном мире».

Законы человеческой стаи

Законы Украины предусматривают и административную, и уголовную ответственность за жестокое обращение с животными. В «Zоощит» информация о таком поступает постоянно. «Наиболее частые случаи — это отравления. Есть также информация, что человек держит в сарае двух бойцовских собак. Животных не кормит. Они истощены настолько, что питаются собственными фекалиями, — рассказывает zоощитовец Евгений Пикинер. — И это не самый страшный случай. В развалинах детского сада, который находится по улице Черняховского, жили бездомные собаки. Женщина из нашей организации подкармливала их. В садике со всех сторон торчала арматура. И однажды, принеся еду, женщина увидела своих питомцев нанизанными на эту арматуру». Жестокость поступков шокирует. Люди травят, избивают и убивают братьев своих меньших. Но правоохранительные органы реагируют, только когда есть свидетели и трупы животных. «Информация, как правило, поступает с опозданием, трупы животных убирают. А когда дело доходит до протоколов, люди отказываются давать свидетельские показания», — объясняет ситуацию Евгений Пикинер. Кто-то не хочет ссориться с соседями, кто-то боится потерять работу, кому-то просто некогда этим заниматься… И ситуация усугубляется. Подтверждение этому — официальные данные.

По словам начальника штаба ГУВД Александра Мишагина, в период с 1 января 2005 года по 26 марта 2010 в Днепродзержин­ске зарегистрирован один случай жестокого обращения с животными, классифицированный по ст. 299 УК. 29 января 2005 года с особой жестокостью были зарезаны 4 козы. «Кроме того, мы проверили данные областной базы по нарушениям административного кодекса. За тот же период было составлено 4 протокола по ст. 89: в Терновском районе и районе АМД в 2005 году, в Верхнеднепровске в 2007 и в Царичанском районе — в 2008», — рассказал правоохранитель. По всей Днепропетровской области всего 4 протокола за 5 лет! Вот оно — человеческое безразличие в действии.

Несмотря на то, что законодательство Украины предусматривает контроль со стороны правоохранительных органов за соблюдением законов (в том числе ст. 32 ЗУ «О защите животных от жестокого обращения»), контроль, мягко говоря, не ведется. Кроме того, хотя и специалист управления коммунального хозяйства, и zоощитовцы упоминали о влиянии природоохранной прокуратуры, «Лица» из этой инстанции получили другую информацию. «Природоохранная прокуратура этим вопросом не занимается. И не занималась никогда. В нашей компетенции только дикие животные. Все, что касается бездомных животных, относится к городским властям. Даже если страусы по городу будут бегать — это все равно к ним», — прокомментировал ситуацию помощник прокурора, который не пожелал назваться.

Таким образом, жестокие убийцы сегодня остаются безнаказанными. А ведь известно, что безнаказанность порождает вседозволенность. Этот пример уже все знают, но все же напомню: днепропетровские маньяки тоже начинали с кошек и собак…

Если животные — это братья наши меньшие, то в Днепродзержинске идет брато­убийственная война. И жертвы есть c обеих сторон. Как долго продлится противостояние людей и бездомных собак неизвестно. Только если собака, нападая на человека, повинуется инстинктам, то чему повинуется человек, выбирая такие поистине нечеловеческие методы борьбы с бездомными животными?

Анна Ларина

Поділитися: