Эстетика дикой природы

12 березня 2010 о 09:21 - 2094

«Может ли человек любить пластиковое дерево?»  ставит вопрос в одной из своих научных работ американский биолог Х.Илтис и тут же отвечает на него следующим образом: «Может, если он сам является «пластиковой личностью».

Люди, жившие тысячи лет назад, воспринимали природу как данность и не отделяли себя от неё. Возможно, именно поэтому в те времена вопросу эстетиче­ской ценности природы не уделялось много внимания. Но вот человек поменял мир. И дикая природа сохранилась лишь в гетто или резервациях, которыми являются нынешние заповедники, заказники и просто уцелевшие участки ненарушенной природы. Казалось бы, человек должен относиться к ней как к редкому эксклюзивному шедевру. Но, к сожалению, массового восприятия эстетической ценности природы в наш век машин и технологий так и не произошло.

Современного человека можно охарактеризовать как толстокожее существо, которое ищет всяческих изысканных, нередко противоестественных и порочных удовольствий, но которое так и не научилось восхищаться очевидными ценностями. Лауреат Нобелевской премии биолог К.Лоренц так охарактеризовал эту ситуацию: «Обыденная жизнь стольких людей проходит среди мёртвых творений люд­ских рук, что они утратили способность понимать живые создания». Но ведь человек потому и считается человеком, что он жив «не хлебом единым». Умение ценить прекрасное, восхищаться красотой и оберегать её во многом и делает человека человеком. Если человек теряет эту способность, то он превращается в потребителя.  

Нужно отдать должное тем великим поэтам, писателям, художникам и композиторам, которые пытались донести обществу величие и красоту дикой природы. В то же время основоположниками научной эстетики дикой природы принято считать английского культуролога Джона Рескина (1819-1900) и американского учёного-эколога Олдо Леопольда (1887-1948). Становление эстетики природы происходило в весьма непростое время. Конец ХІХ — начало ХХ века характеризуется бурным промышленным ростом, циничным материализмом и махровым антропоцентризмом. Кроме того, это был период великих социально-экономических потрясений и революций. Поэтому Н.Чернышевский утверждал, что любование природой уводит человека от решения важных социальных вопросов. М.Горький говорил, что «объективно красоты природы не существует» и «строительство коммунизма важнее красоты». Были и более «кровожадные» заявления. Литературовед С.Третьяков в 1923 г. писал следующее: «Отвратителен дремучий бор, невозделанные степи, неиспользованные водопады». А писатель В.Зазубрин на 1-м съезде писателей Сибири сделал следующий призыв: «Пусть выжжена, вырублена будет тайга, пусть вытоптаны будут степи. Пусть будет так и так будет неизбежно».

По-настоящему ощутимое обращение к эстетике природы произошло в середине ХХ века, т.е. после 2-й мировой войны. Возможно, этому в некоторой степени способствовало уже набравшее популярность новое философское течение — экзистенциализм. Ужасы двух мировых войн, угрожающие плоды технического прогресса в виде ядерного оружия заставили многих интеллектуалов отказаться от субъективизма, долгое время господствовавшего в умах, который определял, что мир является таким, каким его видит отдельный человек, и при этом каждый видит мир по-своему. Экзистенциализм подвергает критике рационализм, призывает стереть грань между объектом и субъектом, указывает на проблему отчуждённости человека в мире технического прогресса, преподносит ответственность как своего рода плату за свободу, которой обладают люди. Безусловно,  деградация природы и озабоченность экологическими проблемами также повлияли на формирование эстетики природы.

Современная концепция эстетики природы утверждает, что прекрасным является то, что отвечает экологическим законам. Эталоном красоты выступает дикая природа, она и есть высшая эстетическая ценность. Поэтому, чем ближе какой-либо ландшафт к состоянию дикой природы, тем более красивым он должен считаться. Человек не имеет права навязывать природе какие-то свои критерии, нужно ценить её изначальное естество. Природные комплексы или объекты нужно ценить в первую очередь ради их эстетических свойств, т.е. без каких-либо меркантильных интересов. В природе всё прекрасно, поэтому в ней нет некрасивых видов или природных комплексов. Следовательно, если человек пытается «украшать» дикую природу, то он лишает её оригинальности и делает её фальшивой. 

Привыкнув к искусственному миру, к комфорту и благам цивилизации, человек отвыкает ценить то, что называется девственной красотой. Именно поэтому современный человек часто ощущает свою отчуждённость от природы. Однако многие преодолевают эту отчуждённость посредством приобретения знаний о ней. Например, человек не просто смотрит на разнотравье, а видит единство многообразия различных видов, не просто слышит пение птиц, а всецело воспринимает хор из разных индивидуальных голосов. Такие знания позволяют человеку проникнуться природой. Они становятся компонентом экологического воспитания, подталкивают к эстетической оценке многогранных и сложных процессов, происходящих в природе. Благодаря этому синтез экологических знаний, эстетики и этики плавно переходит в твёрдые экологиче­ские убеждения. Например, так считает один из современных специалистов по экологической эстетике канадец А. Карлсон: «Если красота искусства создаётся, то красота природы открывается».

Но есть и другой подход. По мнению многих экофилософов, природа загадочна и непознаваема, в ней нет тех критериев, которые создала наша цивилизация. Поэтому эстетическое восприятие природы происходит через то, что противоположно отчуждению, а именно через сопереживание и сопричастность. Вот что пишет по этому поводу американский природоохранник Холмс Ролстон: «Дикая природа — это место, где наши условные ценности идут вразрез с действительностью. Здесь нет 10 часов пополудни, нет вторника или июля. Здесь нет футов, метров, миль, широты и долготы, социализма и капитализма, демократии или монархии. Здесь нет места словам и числам… Тут есть свет и тьма, жизнь и смерть. Здесь есть почти бесконечное время и генетический код возрастом в 2 млрд. лет. Здесь есть энергия и эволюция изобретения, плодородие и удаль, адаптация и импровизация, информация и стратегия, закон и форма, нервы и пот, красота и хитрость, трагедия и слава. Дикая природа — это основа основ, главный двигатель, и мы можем это ощутить, если окажемся с ней лицом к лицу».

Древние греки считали, что созерцание есть действие активное, а физический труд — пассивное, так как в этом случае человеку нет дела до умозаключений. Многие из нас, выбираясь на природу, не пытаются по-настоящему любоваться ею. Одни смотрят на природу сквозь прицел охотничьего ружья, другие —  сквозь окно дорогого особняка в захваченном и изуродованном лесу, третьи, находясь на природе, в течение многих часов концентрируют своё внимание лишь на поплавке, четвёртые приходят на природу только лишь для того, чтобы пожарить шашлыки. Но может, стоит отвлечься от этого? Всмотритесь на цветущие остатки нашей степи, на пустельгу, замершую в полёте на одном месте, вслушайтесь в пение варакушки, ощутите болотный запах плавней, и тогда, быть может, вы поймёте, что именно ради таких мгновений стоит жить. И не просто жить, но и прилагать усилия по спасению Прекрасного. Ведь очень велика опасность того, что пока красота будет спасать мир, моральные уроды могут его уничтожить.    

Отзывы на статью можно прислать на ecologist@ukr.net

Алексей Бурковский

Поділитися: