Избирательный участок. Последний рубеж

12 лютого 2010 о 11:17 - 1449

Вот мы и подошли ко второму туру выборов. В солнечное морозное утро 7 февраля на участках началась работа. Один за одним приходили избиратели, и каждого мучил вопрос: «Сегодня в Украине праздник демократии или фальсификации?»

Самые активные в утреннее время — люди пожилого возраста. Но фантастическая активность людей всех возрастных категорий наблюдалась на за­крытом участке №63 территориального избирательного округа №29, расположенного в городской клинической больнице №2. Здесь к обеду была уже практически 100% явка.

Избирательная комиссия в больнице №2 расположилась в конференц-зале. К этому участку относятся те избиратели, кому на день выборов по какой-то из причин пришлось находиться в стационаре. Глава комиссии — Сергей Чмиль, представитель от Тимошенко Ю.В.

В списке 332 избирателя, из которых 192 неспособны к самостоятельному передвижению. До 5 февраля люди могли обращаться и писать заявления для внесения их в списки неспособных к самостоятельному передвижению. Как сказал Сергей Евгениевич: «Если человек в больницу поступил в субботу, то включить его в список неспособных к самостоятельному передвижению можно только через суд». Интересно, а кто из пострадавших и прикованных к кровати, попавших в субботу с переломами, будет обращаться в суд по поводу участия в выборах?

Всего на закрытом избирательном участке было 16 членов комиссии. Трое их и один наблюдатель, совместно с приставленным к ним врачом, ходили по палатам. Больница обеспечила их марлевыми повязками, чепчиками, халатами и бахилами. Это необходимо, так как пришлось ходить по палатам гинекологического, травматического, туберкулезного, ожогового, отделения терапии, тубдиспансеру, ну и, конечно же, роддому. Обход занял, ни много ни мало, три часа.

Наталья Дружинина, член комиссии от Януковича, поведала мне, что у людей, у которых что-то болит, не особо волнует политическая ситуация в стране, но голосовать они соглашались безоговорочно. Причем голосование прошло без нареканий со стороны наблюдателя и избирателей.

Я решила поговорить с больными-избирателями и направилась в одну из палат. Женщины, лежавшие в ней, рассказали, что ровно к восьми утра их подняла медсестра и, построив в шеренгу, повела на выборы. На их волеизъявление никто никакого давления не оказывал. Хотя все они поддержали одного кандидата, но «только потому, чтоб не дать возможности ей пройти».

Итак, на описываемом участке (332 избирателя) проголосовало за Януковича — 227 человек, Тимошенко поддержали — 68, 30 голосов ушли в графу «Не поддерживаю ни одного кандидата» и 8 бюллетеней были признаны недействительными.

 

Далее мои путешествия не закончились. Я не могла отказать себе в удовольствии, перейдя дорогу, попасть в избирательные штабы Партии регионов и «Батьківщини» по днепропетровскому округу №29. Эти два штаба расположены весьма близко друг от друга.

В приемной от Тимошенко меня встретили начальник штаба Людмила Лукъянец и доверенное лицо Юлии Владимировны. Они рассказали, что в 29 округе 136 тысяч голосующих, из них 45 тысяч — пенсионеры. И по всему округу наблюдается подвоз Партией регионов голосу­ющих к избирательным участкам. По их словам, «в каждом таком автобусе сидит человек и агитирует».

Во время моего пребывания в окружном штабе Тимошенко телефон не умолкал. Принесли акт от наблюдателей о правонарушении с избирательного участка №7, его отказалась подписывать глава участка, следовательно, помимо прочего, там наблюдается нарушение порядка подачи жалоб.

И тут меня спросили, за кого я проголосовала. Узнав, что мне это еще предстоит, и я не решила, за кого отдать голос, рассказали басню: «В тридевятом царстве в тридесятом государстве есть школа, в которой директор — человек с двумя судимостями. Пусть и погашенными, но судимостями. А Вам в эту школу предстоит отдать ребенка. Неужели хотите такого?!»

Чтобы такое не произошло, я должна принять верное решение, тем более что красный цвет моего свитера мне очень к лицу… Разве это нельзя назвать агитацией? Так чем они отличаются от агитаторов в маршрутках, если те действительно существовали?

В штабе Партии регионов я встретилась с его главой Ольгой Мельник. Ольга Валентиновна с порога заявила, что до окончания выборов никакой информации давать не будет, может только сказать, что со стороны ПР никаких правонарушений не производится. Зато в Таромском «бютовцы не разрешили включить избирателей в списки голосующих».

 

Перейдя дорогу еще раз, в другом направлении, я уже очутилась на избирательном участке №22 территориального избирательного округа №29.

Секретарь комиссии Алла Черевко сразу пожаловалась, что утро у членов комиссии началось со звонков в коммунальные службы, т.к. на пути к избирательному участку прорвало трубу и вся вода, что текла по дороге, превратилась в глыбы льда. Естественно, ни одна из тропинок не была посыпана. Избиратели на подступах к участку падали и входили с возмущенными криками.

Однако эта ситуация не изменилась и к 17 часам вечера — моменту моего визита. Многие пенсионеры именно по этой причине не пошли голосовать, так как перспектива заработать перелом мало кого вдохновляла.

Из хорошего: комиссией отмечена положительная тенденция значительного снижения ошибок в списках избирателей, на фоне первого тура голосования. Однако было два человека, которые не числились в списках, они были внесены в день второго тура голосования.

На этом избирательном участке 28 избирателей голосуют в домашних условиях, общее число голосующих — 2.312. К 17 часам на участке отметилось 1.307 человек. Явка ниже, чем в первом туре. Однако это не помешало образоваться очереди. Люди шли волнами: то никого — то сразу человек пятнадцать…

К этому участку относится и общежитие индустриального техникума. Молодежь ответственно подошла к вопросу выборов и многие из них проголосовали. А может потому, что в комиссии сидели преподаватели из техникума, и этот факт студентов стимулировал?

На участке №22 во втором туре голосования всего проголосовало — 1.256 избирателей: за Тимошенко — 320, за Януковича — 828, не поддержали ни одного кандидата — 99 человек, 9 бюллетеней признали недействительными.

Окружная избирательная комиссия 29-го округа расположена в здании Днепропетровского индустриального техникума. А в его холле расположилась участковая избирательная комиссия №23 округа №29. Как видим, все рядом: и штабы, и окружная комиссия, и три избирательных участка — смотрят друг на друга и на… рекламные щиты с предвыборной агитацией: бигборд «Украина для людей» в корпоративных цветах Януковича, но без портрета кандидата. Хитро!

Возле входа на участок №23 проводился экзит-пол — социологический опрос от телеканала «Интер». Тем, кто выходил после голосования на улицу, задавался вопрос: «За кого Вы голосовали во втором туре, и кому было отдано предпочтение в первом туре выборов?» На основании полученных ответов интервьюерам стало понятно, что те, кто 17 января голосовал за Тигипко, сейчас отдали голос Тимошенко, такая тенденция наблюдалась у 40% опрошенных. Но все же Юлия Владимировна отстает от своего оппонента, по предварительным данным экзит-пола.

Еще мне интервьюеры рассказали, что подходили студенты и спрашивали, не знают ли опрашивающие, где можно продать свой голос, дабы заработать денег? А то в блоках только и говорят о фальсификациях, а тот, кто и хочет поступить не­чест­но, не может найти, куда обратиться. Может потому, что этого нет на самом-то деле?

Михаил Цейтлин, глава комиссии участка №23 — представитель кандидата Януковича. Он рассказал, что всего на избирательном участке зарегистрировано 2.489 избирателей, 40 из которых голосуют в домашних условиях. В прошлый тур выборов он тоже был на этом участке председателем. В первом туре явка составила около 58%.

В первом туре подсчет голосов на этом избирательном участке был окончен ранее всех в округе. К 23:00 все протоколы были поданы в окружную комиссию (тут не мог не помочь тот факт, что окружная комиссия — это следующая дверь по коридору).

Что касается избирательного процесса 7 февраля, то он проходил, по словам членов комиссии, мирно и тихо. И у наблюдателей не возникло замечаний. Кроме как к… температуре в здании: помещение большое и отопление недостаточное, плюс постоянно кто-то входил или выходил, загоняя холодный воздух.

Когда я спросила под конец дня у наблюдателей от одного из кандидатов, какое количество голосующих бросило бюллетени в урны, они замешкались и не смогли дать вразумительного ответа. Как оказалось позднее, наблюдатели на бланке для подсчета количества избирателей, прошедших через участок,… играли в морской бой, ведь бланк этот «очень удобно расчерчен в клеточку», и в моменты увлечения игрой вообще не смотрели за урнами.

Еще курьез: когда, при подсчете голосов, из переносной урны были изъяты бюллетени, на одном из них было написано «высочайшее уважение» к кандидатам, вместившееся в три буквы. И это притом что дома голосуют пенсионеры, люди «высокой культуры быта». Вот до чего наша власть доводит людей — до потери самоконтроля, как минимум…

…После переносной опустошили три большие урны, и все члены комиссии начали судорожно раскладывать бюллетени по кандидатам, не пересчитывая и не зачитывая их вслух. В этот момент секретарь уже обрезала уголки на неиспользованных бюллетенях, не сказав заранее вслух, как того требует закон о выборах, каким количеством бюллетеней она оперирует.

Перед тем, как начать считывать бюллетени, общим голосованием было решено, принимать или нет пометки в бюллетенях, вызывающие сомнение в оформлении. Причем был замечен один бюллетень без указания вверху фамилии и инициалов члена комиссии, но с печатью. Он был признан действительным, так как «печать есть, а то, что не было заполнена графа — существенной роли не играет, механическая ошибка».

При пересчете не хватило одного бюллетеня. Одна член комиссии сказала, что она подозревала такой исход, так как видела «мужчину, который вроде бы прятал бюллетень за пазуху — видно хотел оставить его себе на память».

Общим голосованием исчезнувший бюллетень зачли в испорченные (недействительные). Никакой акт утраты не составлялся, просто в конверт упаковали на один бюллетень меньше, чем указано в протоколе. Такая уверенность, что никто не будет пересчитывать, могла быть вы­звана тем, что избирательный участок находится возле окружной комиссии, члены которой периодически следили, как протекает избирательный процесс.

Всего же на этом избирательном участке проголосовало 1.436 человек. Недействительных бюллетеней — 17 штук. Избирателей, поставивших галочку в графе «Не поддерживаю ни одного кандидата» — 112, поддержавших Тимошенко — 363, Януковича — 944 человека. Так что Виктор Федорович вырвался вперед с большим отрывом. Социологический экзит-пол подтвердился конкретными данными по участку. И опять-таки, как и в первом туре, здесь управились раньше всех в округе. Остается разрешить вопрос: «Что важнее, качество или скорость?»

Катерина Глотова

Поділитися: