О следственных методах в Индустриальном РОВД

29 січня 2010 о 10:24 - 4636

В редакцию нашей газеты пришла жалоба на неправомерные действия сотрудников Индустриального РОВД в городе Днепропетровске. Нет, адресант не перепутал редакцию и прокуратуру, у человека просто не было другого выхода. Ни Служба внутренней безопасности ГУБОП МВД, ни Генеральная прокуратура, ни областная, ни прокуратура Индустриального района помочь не смогли.

В своей жалобе Татьяна Алексеевна Ткаченко сообщала о неправомерных действиях милиции по отношению к своему сыну, Алексею Григорьевичу Ткаченко. 24-летний Алексей, ранее осужденный условно за хранение наркотиков, написал «явку с повинной» после нескольких суток пыток сотрудниками Индустриального РОВД. Он сознался в тяжком преступлении — в убийстве.

О методах дознания

«Моего сына… укладывали животом на стол, связывали свисающие на пол ноги, снимали штаны и, поднеся к ягодицам милицейскую дубинку, угрожали ввести ее в задне­проходное отверстие; отказывали в еде, воде, отправлении естественных надобностей», — писала мать Алексея прокурору Индустриального района Днепропетровска.

Как следует из ее заявления, 16 апреля 2009 года рано утром сотрудники милиции Поляков С., Андруцкий В. и Дереза С. задержали Алексея Ткаченко в собственной квартире, доставили в райотдел милиции, где он не был зарегистрирован как задержанный.

Следующие два дня стали для парня кошмаром. Методам дознания в украинской милиции могут позавидовать испанские инк­визиторы. В райотделе, куда не допускали адвоката, Ткаченко «заковали руки в наручники под коленями, протянули между ног металлическую вешалку, положили один конец на стол, а второй — на другой стол и подвесили за наручники на денек, периодически его снимали с вешалки и били руками и ногами по всему телу. Когда же под вечер обессиливший Алексей упал с вешалки, его поставили в коленно-локтевое положение и пытались ввести в анальный проход милицейскую дубинку». Тогда парень написал «явку с повинной» (без указания даты и с двумя разными часами совершения убийства: 20:00 и 23:00) в убийстве 9 апреля 2009 г. Л.П. Захаренко на кладбище возле ж/м Левобережный.

О применявшихся к нему пытках Алексей рассказал матери 21 апреля, когда его, уже «признавшегося» в убийстве, отпустили милиционеры.

Результаты судмедэкспертизы от 21.04.09 г. подтверждают телесные повреждения и допускают, что синяки и ссадины могли появиться «в термін та при обставинах, вказаних обстеженим» парнем.

О методах «осмотра вещей»

В день задержания работники милиции явились на квартиру семьи Ткаченко для осмотра вещей. Мать Алексея впустила опер­уполномоченных Полякова, Яковенко, Андруцкого и эксперта Лозу, хотя те не имели ордера на обыск, то есть фактически нарушили неприкосновенность жилища, ведь еще не было возбуждено уголовное дело, а значит ни обыск, ни осмотр законным путем никак не мог состояться.

Визит правоохранители нанесли одинокой женщине поздно ночью. Они собрали одежду, обувь (всего 5 мешков), но до судмедэкспертизы доехало всего 3 мешка. Кстати, опечатать мешки милиционеры забыли, как и описать и запротоколировать изъятие вещей. Также стражи порядка изъяли ключи от квартиры Ткаченко, которые не вернули до сих пор.

На изъятых вещах первоначально были обнаружены 3 пятна крови, а иммунологическая экспертиза через несколько дней обнаружила уже 7 кровяных следов. Кстати, результаты генетической экспертизы не соответствуют результатам иммунологической: разный размер пятен крови.

О методах следствия

Одним из существенных доказательств в суде стал пото-жировой след, взятый на оградке могилы, около которой произошло убийство Захаренко. Но взят этот след был лишь в июне, то есть через 3 месяца после убийства! Почему осмотр и изъятие вещей произошло еще до официального задержания и возбуждения уголовного дела, а пото-жировой след взят через 3 месяца после убийства? И почему нет отпечатков пальцев с оградки той же могилы?

О методах задержания

Алексей Ткаченко был отпущен на «подписку о невыезде». Но после общения с милицией был вынужден лечь в больницу, в неврологическое отделение. Где его и «приняли» оперуполномоченные Поляков, Бардак, Пащенко, Замковой прямо в кабинете у главврача. Повалили Алексея на пол и начали избивать, брызнули в лицо из баллончика, сунули в карман наркотик. Который, впрочем, тут же изъяли при штатных понятых.

О судебных методиках

24 декабря 2009 года над А.Г. Ткаченко в Индустриальном районе состоялся суд. Его признали виновным в убийстве, хранении наркотиков и открытом хищении чужого имущества (после убийства Л.П. Захаренко Алексей якобы ограбил, там же, на кладбище, А.П.Кондыру). Он осужден на 15 лет по статьям 309, 115, 187 УК. На суд не пустили даже мать, благодаря ходатайству прокурора Николаева процесс был закрытый. Присутствовавшая на суде адвокат Алексея не могла даже вставить защитное слово, все ее ходатайства были отклонены судьей. Также судья отказал в повторной экспертизе на плотность крови пятна на куртке, изъятой у подозреваемого. Адвокат хотела убедить суд, что кровь на куртке Алексея была разбавлена. Теперь Алексей Ткаченко ждет апелляционного суда.

Все законно!

Старший оперуполномоченй ОБНОН Индустриального РОВД Станислав Пащенко, который согласился пообщаться с журналистом газеты «Лица», утверждал, что никаких незаконных действий к Алексею Ткаченко не применялось.

«Все методы дознания, которые применяло следствие, прокуратура признала законными, что и подтвердила документально», — напомнил правоохранитель.

Он же заверял, что судебный процесс был открытый, и «Вы могли на нем поприсутствовать». Между тем суд все же был закрытым, на него не пустили даже мать обвиняемого, не говоря уже о «публике». Остается надеяться, что апелляционная инстанция не запретит общественности присутствовать при рассмотрении этого дела.

Светлана Шкурко

Поділитися: