ВЛАСТЬ ХУДШИХ

19 січня 2010 о 16:59 - 1481

Худших всегда большинство.

Биант, VI век до н.э.

 

Общеизвестно, что производство в рыночных условиях, в условиях удовлетворения массового спроса постепенно приходит к тому, что индивидуальные интересы каждого человека меняются в соответствии с интересами уже самого производства, т.е. с условиями получения им максимальной прибыли. И каждый индивидуум постепенно привыкает к этому, т.к. удобней не думая, не мучаясь сомнениями делать то, что уже общепринято, что уже как бы продумано всем обществом, и автоматически, в этой связи, им же и узаконено. И это касается не только еды, квартиры, спальни и одежды, но и духовных ценностей — убеждений, идеалов, принципов поведения, моральных и нравственных качеств и всего того, что и отличает человека от животного.

Но не проблемы мировоззрения привлекают внимание, а его результаты, очень уж напоминающие период заката императорского Рима с его ценностями в виде «Хлеба и зрелищ!» Складывается ощущение, что люди в рыночных условиях, постепенно, а в этой связи и незаметно, также попали в тупик, именуемый уже даже не закатом, а вырождением, потерей именно человеческих качеств. И это, скорей всего, естественно для такого мировоззрения! Ведь воспитывая своего ребёнка, прививая ему гуманитарные ценности любви к ближнему, к взаимопомощи и отвращения к подлости, воровству, алчности, себялюбию и т.п., семья автоматически готовит его к нищен­скому существованию в условиях, когда предприимчивость в обворовывании окружающих, иначе говоря, предприимчивость в получении прибыли (а не зарплаты) узаконивает любые преступления. Ибо все ценности в таких рыночных условиях являются ложными именно для человеческого общества, но естественными для шайки воров, аферистов, бандитов, спекулянтов и прочих политиков и бизнесменов.

Ведь это только они убеждают, что «част­ная собственность — священна», т.к. у мыслителей прошлого мнение было совершенно другое — «частная собственность — есть кража»! Ведь это только они утверждают, что «частный эгоизм — идет на пользу всем», хотя уже все понимают, что такой эгоизм — это рост цен, особенно тогда, когда товар или услуги жизненно необходимы, это социальное неравенство, обусловленное только умением обворовывать всех, это наркотики, болезни, войны и т.п. и идет на пользу только предприимчивым жуликам. Ведь это только они утверждают, что «если хочешь быть богатым — трудись как мы», забывая, что «трудом праведным не построишь хором каменных», а аферы, спекуляции, воровство называть работой могут, опять же, только преступники.

Но самое ужасное — это то, что весь народ, подобно шулерам из анекдота, с вожделением ждущих своей очереди в сдаче карт, также надеется в конце-то концов выиграть и стать «успешным» в этом обществе, почему-то именуемым человеческим. Ведь отношения между людьми в таких условиях уже давно строятся по принципу, как у насекомых: «человек человеку — корм». Разве в человеческом обществе может «женщина», наделенная властью, пламенея от «административного восторга», выгонять мать с двумя детьми на улицу, а телевиденье восхищаться реализацией таких законов в жизнь? Что здесь человеческого, тем более что в квартиру эта мать вселялась совершенно на других условиях, которые из-за рыночных отношений стали кому-то не выгодны и, как следствие, тут же забыты. Разве это достойное человека общество, где жизненной мечтой является желание прислуживать власть имущим, а всеобщей целью — мундир, от ливреи швейцара и холуйского камуфляжа до генеральского, так как именно он позволяет обирать и попирать всех безнаказанно, прикрыв, на всякий случай, лицо маской.

Да, ещё на заре рыночных отношений говорилось о том, что погоня за прибылью создает для бизнеса условия, когда «нет такого преступления, на которое он не риск­нул бы, хотя бы под страхом виселицы…». Но это было на заре рыночных отношений, когда ещё «…эпоха нуждалась в титанах». Теперь же, в эпоху удовлетворения потребностей наибольшей, т.е. наихудшей части общества, с течением времени финансовые преступления приобрели постепенно статус законных, даже государственных, а «страх виселицы» сменился на почитание и возвеличивание наиболее преуспевших махинаторов. Другого в таком обществе, где расцветает коррупция, обман и присвоение незаработанного, где узакониваются однополые браки и наркотики, где аферисты, спекулянты и воры именуют себя элитой, где шоу-бизнес и пресса чем грязней, тем прибыльней, и где даже супруги называют себя партнерами, другого, повторяем, ожидать невозможно. Даже нравственная основа его — христианство — и то, под влиянием алчности, изменилось до неузнаваемости. Ведь оно начиналось с превозношения духовных ценностей, над материальными, с бескорыстия и аскетизма, с проповеди «будь из всех последним и всем слугой», с призыва любить ближнего, не убивать, не воровать и т.п. А сейчас уже грустно смотреть на этих «засаленных» служителей, призывающих поститься и утверждающих, что легче верблюду пролезть сквозь игольное ушко, чем богатому попасть в рай. Невольно начинаешь понимать максимализм мусульман, религия которых является законом(!), принятым к беспрекословному исполнению — от пятикратной ежедневной молитвы до обязательной милостыни, — и уж совсем не похожа на конформистское и лицемерное учение христиан, используемое лишь в корыстных интересах и направленное лишь на возвеличивание собственной готовности к самопожертвованию, правда, только теоретически.

Да, «новое» общество, к которому беспрекословно пришли «строители коммунизма», возглавляемые все теми же поводырями, очень напоминает ситуацию с торговцем и философом. Когда к последнему и его ученикам подошел богатый виноторговец и сказал, что «у меня, — дескать, — нет ни одной мудрой мысли, но стоит мне только свистнуть, и все твои ученики перебегут ко мне». На что философ ответил: «Охотно верю — ведь ты толкаешь людей вниз, а я тяну наверх. А уронить всегда проще, чем поднять».

Да, в обществе примером для подражания становятся не врачи, спасающие человечество от болезней, не ученые и изобретатели, повышающие благополучие всего общества, не великие писатели, поэты, художники, музыканты и актеры, т.е. люди, оставившие след в веках у благодарного за это человечества, а аферисты и спекулянты, лишь успешно обворовывающие всех. В свое время еще Гете заметил, что «где глупость — образец, там разум — безумие». Общество, где пошлость и хамство уже называется раскрепощенностью и бескомплексностью, а искусство выродилось до шоу-бизнеса и «адреналиновых» развлечений, где незаметно ложные, не человеческие истины стали всеобщим законом, порождающим такие же цели, — в таком обществе так же незаметно, без всяких мировых катаклизмов, вулканов, падений астероидов и прочих, любимых всеми «страшилок», уже наступил «конец света», при котором духовные, человеческие ценности заменились на животную целесообразность, при которой и само общество следует уже называть не обществом, а стадом.

Эпоха рыночных отношений, начавшаяся с нужды в титанах и породившая их, постепенно, как и нравственность христианства, как и человечность коммунизма, как и любые прогрессивные и демократические начинания, эпоха, повторяем, пришла к своей противоположности, доказав лишь то, что благими пожеланиями вымощена дорога в ад.

И другого ожидать было бы трудно, так как по убеждению тех же американских исследователей, общество деградирует, как только в нем начинается ориентация на возвеличивание «средних». Чего же следует ожидать, когда кумирами, примерами для подражания становятся худшие?

Поэтому не страшилок конца света следует опасаться, а незаметного вырождения человеческих духовных ценностей, приводящих, в конце концов, к истреблению человека и физически. Вся Европа и Северная Америка, где население возрастает в основном за счет приезжих, тому пример.

И.В. Соболев

Поділитися: