Добровольно бездетные

02 жовтня 2009 о 08:23 - 1784

Олена Гарагуц


Их не касаются проблемы поборов в школах, дефицит дошкольных учреждений и требования взяток врачами-акушерами. Для них нетипичны фразы: «Нам 2 месяца. Мы покакали. У нас режутся зубки». Вы не встретите их в отделе детской одежды (если только они не будут выбирать ее «на подарок»). Нет, это не печальная история о людях, которые не могут иметь детей. Это обычная история о людях, которые детей заводить не хотят. О добровольно бездетных — чайлдфри.

Чайлдфри, или сокращенно ЧФ, происходит от английского child-free — свободные от детей. И используется для обозначения гражданской позиции, подразумевающей сознательное нежелание когда-либо иметь детей. Это люди, которые имеют физическую возможность зачать, родить ребенка, но по тем или иным причинам отказываются от этого.

Сперва может показаться, что причина очевидна — нелюбовь к детям. Но мотивации могут быть самые разнообразные. Первая, по мнению немногочисленных исследователей, это стремление к  развитию — при отсутствии ребенка у человека больше времени на хобби, на профессиональное развитие, на интимное общение со своей женой, мужем, на себя, в конце концов, и меньше финансовой ответственности. Вторая причина — стремление к комфорту. К этой группе относят, например, страх родительства как необратимого шага, желание иметь возможность в любой момент изменить свою жизнь и нежелание менять жизнь в угоду потребностям ребенка. Третья — банальное отсутствие потребности в детях или отвращение к ним. Четвертая — это безопасность (например, наследственные болезни или отсутствие качественных детских учреждений, их недоступность). И пятая, самая, на мой взгляд, интересная группа мотивов — идеологические убеждения: неудовлетворенность миром и нежелание обрекать еще одного человека на муки жизни в нем, уверенность в перенаселенности планеты или экологические убеждения, религиозные предрассудки, желание сначала сделать счастливыми детей, которые остались без родительской опеки.

ЧФ как движение

ЧФ, как социально-политическое движение, возникло в 70-х годах в Калифорнии, США. Официально оно заявило о себе, когда две девушки — Эллен Пек и Ширли Радла — создали организацию с целью донести миру, что у мужчин и женщин есть право выбора, иметь или не иметь детей. «Национальный альянс диспозитивности родительства» (National Alliance for Optional Parenthood) осуществляет свою деятельность в двух основных направлениях: оказывает помощь людям, которые приняли решение не иметь детей, осознали себя ЧФ, и ведет борьбу с пропагандой пронатализма (идеология поощрения деторождения, его навязывание — авт.).

Конечно, были противники движения добровольно бездетных. Например, ЧФ вызывали осуждение церкви. Церковь, а в частности религиозные консерваторы, называли нежелание иметь детей восстанием против Бога. Так, Папа Иоанн Павел II заявлял, что осуждает женатые пары, которые по собственному желанию отказываются от рождения ребенка. Это явление вызывало со стороны церкви примерно такое же осуждение, как и однополые браки. «Бесплодные язычники» — один из эпитетов, применяемых церковью к ЧФ. Реакцией добровольно бездетных верующих на все нападки со стороны церкви стало создание новых организаций религиозной направленности. Например, Кибер-Церковь Иисуса Христа, которая представляет собой группу христиан, которые «не чувствуют желания иметь потомков, подобно тому, как не имел их Иисус».

Многие известные личности уже заявили о своей чайлдфри позиции: Опра Уинфри (известная американская ведущая ток-шоу), Кристофер Уокен (актер), Ксения Собчак (российская телеведущая) и другие. Еще Бернард Шоу писал: «Молодость — чудесная вещь. Какое преступление — растрачивать ее на детей!»

Что у нас

На постсоветском пространстве чайлдфри не носит характера социально-политического движения. Чаще всего, в нашей и соседних странах позиция ЧФ выражается в пассивном отказе от зачатия и рождения ребенка. Активность ЧФ проявляют в общении в Интернете. Но об этом не говорят на уровне политики или права. Не создаются официальные организации. Украинские чайлдфри не жалуются на давление в их адрес, не выходят на митинги, не пишут открытых писем органам власти. При этом нельзя сказать, что такого давления со стороны общества они не ощущают.

Политика государства направлена на демографический рост. Все помнят рекламные плакаты «Кохаймося! Країні потрібні космонавти», да и сам Президент постоянно «бажає» всем иметь многодетную семью. Деторождение стимулируется материально. Правда, о том, что будет с этой многодетной семьей потом, когда эта материальная помощь, которой едва на подгузники хватит, закончится, никто не говорит почему-то. Но мы не об этом.

Общественное мнение направлено против ЧФ. Наглядный пример — тема о добровольно бездетных широко обсуждается форумчанами на местном городском сайте. И 90-95% высказываний имеет негативный характер. Конечно, это может быть связано еще и с тем, что у нас в принципе общество не вполне толерантно к тем, кто отличается от «нормы». Но это тоже отдельный разговор.

В целом, отношение украинцев к мирным ЧФ сводится к жалости («их, наверное, в детстве не любили»). А о том, что отсутствие желания рожать детей — тоже гражданская позиция, которую нужно уважать, большинство и помыслить не может. Как и о том, что люди эти совсем не несчастны, а даже наоборот — счастливее тех, кто не сумел себе признаться в том, что не хочет заводить детей, и, тем более, счастливее тех детей, которые растут в нелюбви.

Мнение изнутри

В Днепропетровске, конечно же, тоже есть люди, которые добровольно отказываю­тся от рождения детей, позиционируют себя как чайлдфри. «Лицам» довелось пообщаться с одним из них.

Игорь — приятный молодой парень, дизайнер, активист общественной организации «Верность», которая занимается помощью бездомным животным, человек с многочисленными планами на будущее и активной жизненной позицией, чайлдфри.

— Игорь, что представляет собой движение чайлдфри в Днепропетровске на твой взгляд?

— Я не считаю ЧФ движением или субкультурой. Я не ищу контактов среди ЧФ. Я не чувствую давления со стороны общества, со стороны друзей на меня никто косо не смотрит, поэтому мне не нужно объединяться с другими чайлдфри. Не вижу смысла делать из этого движение. Возможность самому принимать решения для каждого думающего человека обязательна. Чем больше ты размышляешь, прогрессируешь, тем меньше людей тебя понимают. И когда большинство людей тебя не понимает, этому надо радоваться. Это значит, что ты уже чего-то добился. Быть чайлдфри — это образ мышления. Это личный выбор каждого — не иметь детей.  Принято считать, что человек размышляет не более 4 минут в день. Остальное время он пользуется избитыми алгоритмами. Так вот, чайлдфри — это люди, которые размышляют более 4 минут в день. Но на основании этого факта нельзя составлять такой портрет псевдоинтеллектуала. Чайлдфри бывают разные.

Я для себя условно разделяю ЧФ на 3 группы. Первая группа — это представители мирной позиции, к которой я и себя отношу. Им дети не доставляют никакого дискомфорта. Бессмысленно винить ребенка в том, что он орет в той же маршрутке. Тут больше вины родителей. Вторая — те, кто считает своим святым долгом поливать грязью все, что движется вокруг них с детьми. Этой группой создается наибольшая активность. И третья группа — это не такие нерв­ные люди, как вторая, но они ощущают давление со стороны родителей, общества или коллег. Они могут принимать на свой счет то, что говорится в общем, в адрес чайлдфри.

— По какой причине лично ты чайлд­фри?

— Для меня это то, что я пока еще не успел оставить после себя наследие — не материальное, а духовное, интеллектуальное, ментальное. Что-нибудь, что я мог бы дать любому человеку, и он принял бы с благодарностью. И только после этого я смогу оставлять наследника. Когда я буду знать, что я помог людям, сделал свою жизнь, а не просто сделал какую-то работу, я, возможно, пересмотрю свои ценности.

Кроме того, когда человек становится отцом, он становится заложником ребенка. Об этом хорошо известно тем, кто адекватно размышляет. Человек боится потерять работу, следовательно, его легче «нагнуть», а то и вовсе сделать рабом. Такой человек первые три года  (мы берем среднестатистического мужчину) особенно озабочен домашними проблемами и работает, лишь бы заработать денег.

— Твоя девушка разделяет твои взгляды. Но что вы будете делать, если она забеременеет, а к аборту будут медицинские противопоказания? Всякое ведь бывает.

— Если бы моя девушка заговорила о том, чтоб оставить ребенка, я бы показал ей, что сейчас буду плохим отцом. Что же касается медицинских противопоказаний, то тут просто дело времени, как мне кажется. Через 10 лет, когда мы, возможно, изменим свое мнение в отношении детей, медицина сделает еще один шаг вперед. Она развивается довольно быстро. Поэтому всегда есть надежда на то, что появится возможность. Но даже если так не случится, то лучше иметь обломанную надежду, чем поломанную жизнь.

Яна Каниболоцкая

Поділитися: