Дерево в степи

25 вересня 2009 о 08:19 - 5517

На степных просторах деревья не являются главными компонентами ландшафта. Однако ценность дерева в степи от этого ничуть не падает, скорее наоборот, возрастает.

В первозданной степи крупные лесные массивы располагались главным образом в поймах рек и в оврагах. Видовой состав таких ландшафтов был представлен в первую очередь дубом, вязом, ясенем, тополем, вербой, осиной. В некоторых лесах произрастали и хвойные деревья. Например, известный в Приднепровье Самарский бор уникален тем, что и сейчас являе­тся самой южной точкой естественного распространения сосны на Европейском континенте. (Уже только по этой причине данная территория должна быть заповедной, а не застраиваться загородными домами.) На засушливых равнинах лесная растительность встречалась редко и была представлена небольшими рощами, в основном дубравами, скоплениями кустарника или одиноко стоящими деревьями. Наиболее характерными для степи кустарниками являются тёрн, шиповник, боярышник.

Значительную часть нынешнего степного древостоя составляют искусственно насаженные леса и, конечно же, лесополосы. В настоящее время лесистость степной зоны составляет около 5%. По расчётам ряда учёных этот показатель должен составлять около 9%. Можно сказать, что для дикой степи показатель в 9% был бы несколько великоват, однако подобные расчёты делаются на следующих основаниях.

Во-первых, в связи с широкомасштабным использованием степной экосистемы в качестве сельскохозяйственных угодий возникает необходимость повышения лесистости для борьбы с ветровой эрозией почвы. Если бы степь не была настолько распахана, то такой потребности преобразовывать естественный ландшафт не было бы. Например, лесополосы являются противоестественными образованиями в степи. Но помимо того, что эти искусственные насаждения выполняют противоэрозионную роль, они также являются своего рода экологическими оазисами для проживания животных, так как не подвергаются такому интенсивному влиянию со стороны человека как открытые пространства сельхозугодий.

Во-вторых, засаживание лесом степных пространств связано с высоким уровнем урбанизации и промышленной нагрузки в данной природной зоне. Поэтому лесные массивы размещают вблизи крупных городских и промышленных центров, так как очевидно, что эффективность деревьев в очистке воздуха выше, чем травянистой растительности.

Трудно вырастить лес в степи, да и далеко не каждый вид дерева может прижиться. В первую очередь это связано с тем, что большинство видов деревьев весьма требовательны к воде, а степная зона, как известно, испытывает некоторую нехватку влаги. Кроме того, для деревьев более предпочтительными являются слабокислые или нейтральные почвы, в то время как в степи почвы часто имеют слабощелочную реакцию. Помимо этого, многие степные почвы являются засоленными, что также действует угнетающе на древесную растительность. Поэтому при степном лесоводстве решающую роль играют правильный подбор видового состава для соответствующих почвенно-климатических условий, высококачественный посадочный материал, уход за лесонасаждениями хотя бы в первые годы их жизни и предотвращение пожаров.

Но нужно признать, что вопрос степного лесоводства являе­тся противоречивым. Многие экологи отмечают большое количество негативных факторов, связанных с этим процессом. Прежде всего, следует отметить проблему земельных ресурсов. Так как уровень распаханности степи составляет 70-80%, в зависимости от региона, а остальные территории заняты жилой и промышленной застройкой, коммуникациями и т.п., то сам по себе возникает вопрос: где же сажать деревья? Поэтому под лесонасаждения часто идут те участки степи, которые сложно использовать для хозяйственных нужд. В результате залесению в первую очередь подвергаются балки, склоновые эродированные земли и приовражные территории. Но в таком случае получается, что степь подвергается самому настоящему геноциду. С одной стороны, подавляющее большинство её территорий перевели в сельскохозяйственные угодья, а с другой, несчастные остатки окончательно вытесняются искусственными лесонасаждениями. Подобная критика степного лесоводства в настоящее время находит всё больше сторонников среди экологов.

Второй момент — всё та же эрозия, только водная. Так как многие склоновые земли решили использовать под лесонасаждения, то для подготовки почвы под это дело необходима вспашка или создание террас. Но вот незадача, в таком случае из-за нарушения целостности степного травянистого покрова огромные массы почвы попросту смываются с таких склонов, чем не только усиливают эрозию, но и губят малые реки, заиливая их. Ведь травы покрывают почву сплошным ковром, чем закрепляет её. А почва, распаханная вследствие подготовки для лесонасаждений, остаётся незащищённой годами. К тому же при загущенных посадках травянистая растительность под кронами деревьев в полной мере восстановиться не может, так что такие лесонасаждения на склонах скорее способствуют водной эрозии, чем защищают от неё.

Ещё одна сложность — экологический баланс. В своё время отечественные лесоводы слишком увлеклись интродуцентами, т.е. растениями, завезёнными с других континентов. Как результат видовой состав многих лесонасаждений в степи представлен абсолютно чужеродными видами: робинией лжеакацией («белая акация»), клёном ясенолистным, лохом серебристым («маслина»), тополем пирамидальным и др. Лесонасаждения этих видов занимают огромные пространства, и мы даже не задумываемся о том, что изменили видовой состав родной степи до неузнаваемости. Конечно, нет худа без добра, так как большинство этих растений обладают неприхотливостью и часто способствуют тому, что именно благодаря насаждениям таких видов удаётся создавать уголки ненарушаемой природы. Но такая природа уже не является естественной, так как не соответствует данной экосистеме. Это удар по местной флоре, ведь завезённые виды подбираются под почвенно-климатические условия, но часто не имеют здесь вредителей и болезней, поэтому им легче конкурировать с местными видами и вытеснять их. Обратная сторона медали заключается в том, что, вытесняя местные виды, чужеродные растения тем самым ухудшают кормовую базу для местной фауны, большинство которой не способно использовать инородцев в качестве пищевого ресурса. Проще говоря, если вместо дуба насадить так называемую белую акацию, то сойки, белки и кабаны останутся без корма.           

Самый лучший способ помочь природе — это «не лезть со своим уставом в чужой монастырь». Безусловно, восстановить те лесные массивы, которые когда-то занимали огромные припойменные пространства, является нашим без­оговорочным долгом природе. Но при этом нужно помнить, что в степи должна быть степь с характерной для неё растительностью, а в лесной зоне должен быть лес. Если вернуть степи больше половины той площади, которая ей по праву принадлежит, то очень многие проблемы, связанные с эрозией, гумусонакоплением, биологическим разнообразием, водным режимом малых рек и грунтовых вод, разрешатся сами по себе. Но для этого необходимо прекратить варварскую сельскохозяйственную эксплуатацию степи и вернуть огромные площади назад в дикое состояние. Мы же часто всё делаем шиворот-навыворот: если степной ландшафт не используется в сельском хозяйстве, то там, где должна быть степь, мы насаживаем лес. Но там, где в степи должен быть именно лес, почему-то начинают расти не деревья, а роскошные дворцы. Не пора ли всё поставить на свои места?

Отзывы на статью можно прислать на ecologist@ukr.net

Алексей Бурковский

Поділитися: