День закрытых дверей

12 червень 2009 о 09:10 - 1845

Помните печальную повесть о том, как матери восьмерых детей в с. Волосское сначала выделили земельный участок, а потом его отобрали (см. http://www.the-persons.com.ua/news/zakonnik/3742/)? Напомним: после того, как Надежда Ивах прошла долгий и тернистый путь оформления документов, ей отказали в при­свое­нии участку кадастрового номера, т.к. он «вдруг» оказался в долгосрочной аренде у некой фирмы «Ривер Естейт».

Несмотря на то, что сразу после выхода статьи дело сдвинулось с мертвой точки — на Волосского сельского голову Виктора Малаканова «понаехали» многочисленные проверки, а все документы сельсовета были изъяты прокуратурой, мы решили не останавливаться на достигнутом до тех пор, пока ситуация не разрешится в пользу матери-героини.

Услышав от вышеупомянутого сельского головы, что Надежда Ивах слишком долго оформляла документы, а решение о выделении земли, как оказалось с его слов, действует только на протяжении года (?!), мы решили ощутить на себе всю теплоту чиновничьего приема и отправились по кабинетам, пороги которых годами оббивает многодетная мать. Для большей результативности «вооружились» координатором ГРАДа Василием Суховым и телекамерой Днепропетровского державного.

Не пущать!

Первый сюрприз ждал в отделе земельных ресурсов Днепропетровского района. Госучреждение оказалось спрятанным за железной решеткой и мощными замками. Охранник на входе тщательно допрашивает каждого посетителя, кто такой и с какой проблемой, — и принимает решение, пустить или послать куда подальше. Наша журналистская делегация оказалась в немилости, и, захлопнув перед нами решетку, охранник вынес вердикт: «не пущать!». Интересно, что, несмотря на приемный день, начальника райкомзема Романа Нестеренко не было на месте.

Игнорированием графика приемных дней грешат и в район­ной прокуратуре, куда мы направились после райкомзема. Прокурора Анатолия Снигура на месте тоже не оказалось, но на этот раз железные решетки перед нашими носами никто не закрывал. Помощник прокурора Роман Семочко, который все же согласился нас принять, отметил, что «згідно зверненню громадянки Івах прокуратурою були здійснені заходи реагування». Согласно документам, которые мы, к счастью, захватили с собой, эти «заходи» состояли в выговоре городскому голове. Выходит, что Виктору Малаканову «пригрозили пальчиком», а дальше все пошло своим чередом — прокуратура умыла руки?

Очередные закрытые двери, и опять в приемный день, встретили нас у дверей главы Дне­пропетровской райгосадминистрации (РГА) Александра Шикуленко. Узнав, что за дверью телекамера, Александр Витальевич спрятался за спиной своего секретаря. «Он готовится к важному совещанию», — услышали мы. Правда, Надежду Ивах, которую мы неожиданно встретили в коридоре, глава РГА все-таки принял. «Он говорил со мной очень вежливо, пообещал разобраться», — позже рассказала нам Надежда Ивановна. Уже хоть что-то.

День закрытых дверей продолжился в областном совете: один чиновник оказался на больничном, другой — в командировке.

В общем, «поцеловав замки» не одних государственных дверей, вступив в дебаты с не одним охранником и вдоволь попутешествовав по кабинетам госучреждений, мы сделали грустный вывод: в госорганы, как в больницу, лучше не попадать. Сложно представить, как мать восьмерых детей вместо того, чтобы уделить побольше времени семье, огороду, плите и домашней скотине, по несколько раз в неделю совершала вояж из Волосского в Днепропетровск и обратно, чтобы в приемный день наткнуться на закрытые двери или даже железные решетки! Кстати, о том, что у него ушло два года на оформление земельного участка, как-то признавался даже начальник Днепропетровского УЗР Евгений Бачев! Так что отнюдь не удивительно, что Надежда Ивановна не уложилась в год, даже если допустить, что ее дело не тормозилось чиновниками сознательно.

«История Надежды Ивах — яркий пример цинизма и безнравственности местной власти, которая без всякого страха и оглядки на Закон грабит собственный народ, продавая за бесценок незаконно общенародную землю», — уверен координатор ГРАДа Василий Сухов.

20 дней, чтоб передумать

Единственные двери, которые не закрылись перед нами в этот день, это, как ни странно, двери Волосского сельского головы Виктора Малаканова. Справедливости ради, стоит заметить, что перед нашим приходом ему позвонили из Днепропетровской РГА и замолвили за нас слово. Но и эта встреча оставила больше вопросов, чем ответов, хотя во времени Виктор Борисович нас не ограничивал.

Итак, разрешение на составление проекта передачи трех земельных участков по 2 га в собственность детей Надежды Ивах было выдано Днепропетровской РГА в 2005 году. По словам Малаканова, срок его действия, опять же, составляет 1 год. «Я просил, буквально умолял Надежду Ивановну побыстрее оформлять землю, а то участок могут отобрать назад. Почему сельсовет должен отвечать за чью-то нерасторопность?» — утверждает Виктор Борисович. «Первый раз слышу, что распоряжение о выделении земли действует всего 1 год, меня ни­кто не предупреждал!» — удивляется в ответ мать-героиня.

«В 2007 году к нам обратились несколько организаций, претендующих на этот участок, — продолжает глава сельсовета, — трем отказали, а одной мы выдали согласование, на основании которого «Ривер Естейт» и получила «добро» от РГА».

При этом в долгосрочную аренду инвестору отдавались все (!) земли госрезерва на этом участ­ке, вместе с землей многодетной матери. Позже в разговоре оказывается, что согласование, выданное сельсоветом семье Ивах, на сессии сельсовета было отменено все по той же причине — мол, не успела оформить документы. Причем на сессию эту ее пригласить «забыли».

Точную дату выдачи документов фирме «Ривер Естейт» Виктор Малаканов нам не сказал. Интересно, что в том же 2007 году та же РГА выдала Надежде Ивах еще один документ — распоряжение про передачу указанных участков в собственность. Причем датируется этот документ 11 декабря. Выходит, что у администрации было всего лишь 20 дней, включая выходные, чтобы отменить это распоряжение и выдать новое — но уже коммерческой фирме!

Вспомнить все

Часть нашего разговора с Волосским сельским головой Виктором Малакановым считаем уместным привести в виде диалога:

— В чем преимущества фирмы «Ривер Естейт» перед многодетной матерью?

— Преимущество в том, что эта фирма заключила с нами договор о проплате всех работ по расширению границ нашего села.

— Что будет на этой территории?

— Она находится у них в аренде. Как сложится ситуация дальше — время покажет.

— На данный момент это сельскохозяйственная земля. Не изменит ли она своего целевого назначения?

— Нет. Целевого назначения земля не поменяет.

— То есть строительства там не будет?

— На сегодняшний день я такой информацией не владею.

— Но они имеют право там строить?

— На данный момент не имеют.

Через какое-то время в кабинет входит Надежда Ивах. И Виктор Борисович начинает петь уже совсем другую песню:

— Правда ли, что вы говорили Надежде Ивановне о том, что на ее участке будут построены коттеджи?

— Да, согласно Генеральному плану там должны строиться коттеджи. И не только на этом участке, а на всей этой территории (показывает на Генплане участок, который был отдан «Ривер Естейт» авт.). Но на сегодняшний день неизвестно — будут ли они что-то строить или нет. Кризис коснулся всех финансовых структур.

Вы же говорили, что на данный момент это земли сельскохозяйственного назначения.

— Да. Для того чтобы что-либо здесь строить, нужно пройти ряд процедурных вопросов. В том числе после введения этих земель в границы села, изменить целевое назначение участка.

— Т.к. это предусмотрено Генпланом, проблем с этим у фирмы не будет?

 — Чтобы изменить целевое назначение земли, нужно заплатить за потери сельхозпроизводства. Есть ли в условиях кризиса на это деньги у фирмы — я сказать не могу. Так что наш Генплан может зависнуть в воздухе.

— Выходит, что у многодетной матери не нашлось столько денег — поэтому она землю и не получила?

— Откровенно говоря, мы заинтересованы в коммерческих структурах, которые имеют финансовую силу и могли бы вложить средства в развитие нашего села.

Сквозь слезы

По дороге от сельского головы заезжаем домой к главной героине нашего материала. Надежда Ивановна как раз собирается лепить громадную кастрюлю пирожков. «Дети, когда только из детского дома пришли, делали запасы. Я и не задумывалась, что они могут прятать еду «на черный день», а уже когда меняла постельное белье, поднимаю подушки, а там пирожок, блинчики, — рассказывает Надежда Ивах, — тогда взяла за руки и повела в погреб, показать, сколько есть запасов картошки и консервации, чтобы не боялись, что еда может закончиться».

Семья проводит нам экскурсию по дому и двору: вот громадная кастрюля, в которой варим борщ, вот цыплята, гуси, теленок, четверо взрослых свиней и девятеро маленьких поросят, вот эти комнаты сами достраивали, а комнату на втором этаже сын себе отремонтировал, а вот небольшой огородик, на котором у каждого ребенка есть свой участочек.

— Как вы справляетесь со всей этой работой?

— Вы знаете, вот проходит день и не верится, что я справилась, не может быть, что это мои руки, мои ноги, что мое здоровье столько выдерживает… А ведь после четвертых родов врачи говорили, что я не выживу.

Смотришь на эту семью и диву даешься: неужели эти люди менее заслуживают земельный участок, чем некая фирма с мешками «вечнозеленых»?

Татьяна Гонченко

Поділитися: