Идеология раковой клетки

12 червень 2009 о 08:27 - 2052

Земля — единственный источник богатства,

 и лишь сельское хозяйство его приумножает.

Франсуа Кенэ, французский экономист

 

Отношение крупных промышленных предприятий Украины к мелким собственникам, особенно в агропромышленном секторе, еще со времен СССР соответствовало принципу: «прав тот, у кого больше прав». В угоду промышленным гигантам изымались плодородные земли, после разработки которых они становились никому не нужным балластом, напоминающим лунный пейзаж.

Тотальная безнаказанность финансово-промышленных групп в независимой Украине стала порождать вседозволенность и потерю элементарной порядочности и памяти даже в отношении погибших предков. Ради получения сверхприбылей сносятся без надлежащего переноса и благоустройства памятники героям Великой Отечественной войны!

Решайте сами, что вам пообещать

Особенности ведения промышленного производства, в частности, разработка залежей полезных ископаемых, порой требуют переноса могил с историческими памятниками, что не противоречит украинскому законодательству.

В сферу интересов Вольногорского горно-металлургического комбината (ВГГМК), который входит в империю славноизвестного Дмитрия Фирташа ЗАО «Крымский титан», попало поле вблизи села Дубовое Верх­неднепровского района Днепропетровщины, где находились могила и памятник погибшим в сентябре 1943 года двум летчикам сбитого во время бомбежки железнодорожной станции «Верховцево» штурмовика ИЛ-2.

Руководство комбината еще в 2007 году обратилось в соответствующие инстанции и Малоалександровский сельсовет с просьбой о переносе памятника на территорию села Малоалександровка.

Председатель Верхнедне­провской райгосадминистрации Виктор Дудка в своем распоряжении №386-р от 12.09.08 «рекомендует ВГГМК оборудовать территорию братской могилы, куда будет осуществлено перезахоронение, и сберечь памятный знак».

10 октября 2008 года 15-ая сессия Малоалександровского сельсовета дала свое согласие на перенос памятника и определила ему новое место — рядом с братской могилой погибших в Великую Отечественную войну односельчан. В своем решении депутаты вполне закономерно возложили финансовое бремя переноса и благоустройства нового месторасположения памятника на ВГГМК.

После многочисленных согласований, Государственная служба по вопросам национального культурного наследия 26 декабря 2008 года издала приказ, которым разрешала «Дне­пропетровской ОГА переместить памятник истории местного значения, братскую могилу пилота Семена Афанасьева и стрелка-радиста Василия Кудлая из с. Дубовое Малоалександров­ского сельсовета на ул. Центральную, 23 в с. Малоалександровка, с учетом невозможности сохранения памятника на месте в связи с расширением карьера № 7 малышевского месторождения полезных ископаемых».

Генеральный директор предприятия Юрий Баранов в своем письме от 18.03.09 № 01-22/1197 председателю Малоалександровского сельсовета В. Соколу, главе Верхнеднепровской РГА В. Дудке и прокурору(!) района подтвердил согласие обеспечить финансирование и выполнение работ по переносу и благоустройству памятника «Братская могила советских летчиков», включая «пескоструйную очистку и покраску металличе­ских мемориальных тумб, озеленение, покраску, замену плитки, ремонт ограждения и дорожки к мемориальному комплексу, изготовление с установкой новой мемориальной гранитной доски, светильников со стойками общей стоимостью работ 132 тыс. 602 грн.» Более того, за свой кошт ВГГМК подготовил проект реконструкции мемориального комплекса, утвержденный сельским головой Малоалексан­дровки Виктором Соколом.

Ранее, ВГГМК оплатил изыскательские работы в мае 2008 года (69.345 грн. — авт.) киев­ского специализированного предприятия «Память и слава» по обследованию места падения самолета и могилы.

Обещай невозможное, и будет не в чем себя упрекнуть

Выводы изыскателей, мягко говоря, были странными. По их версии-выводу, «крупные части самолета еще во время войны были собраны местным населением для хозяйственных нужд или для сдачи в металлолом». Интересно, что из обломков ИЛа годилось для хозяйственных нужд и где в 1943-м году были пункты приема лома?

Далее в выводах анекдотично (не могу подобрать другого слова) утверждалось, что «в результате проведенных непрофессиональных и несанкционированных раскопок в 1984 г. (или 1985 г.?) под руководством фотокорре­спондента газеты «Приднепров­ский коммунар» Сагутченко Надежды, могила с останками летчиков была снесена бульдозером в балку». И, как следствие, «останков летчиков и крупных частей самолета на месте падения не выявлено».

Я бы посмотрел в начале восьмидесятых на того, кто бы осмелился на глазах у всех несанкционированно рыть земли и сносить что-либо куда-нибудь!..

В качестве подтверждения своих слов изыскатели даже приложили видеосъемку из космоса (!) исследованного поля, на поверку оказавшуюся, извините, липой, поскольку по утверждению местного исследователя Бориса Пинчука, посвятившего более 30 лет своей жизни поискам останков погибших воинов на территории Верхнеднепров­ского района, могила летчиков находилась в достаточной удаленности от установленного памятника, и земли те никто не исследовал. Да и не могли, поскольку уже был сорван не в 20-м веке фотокорреспондентом, а в 21-м веке техникой ВГГМК верхний слой земли.

По словам председателя Малоалександровского сельсовета Виктора Сокола, гранитную глыбу-памятник работники ВГГМК сняли, отвезли и бросили рядом с мемориалом погибшим односельчанам в Малоалександровке без уведомления селян.

В том же письме от 18 марта 2009 года генеральный директор ВГГМК Юрий Баранов, подводя итог своим обязательствам, как бы между прочим, указывает: «В связи с ограниченным сроком выполнения работ и длительностью согласований по замене обелиска, предлагаю Вам (сельскому голове Соколу В.Н. — авт.) выполнить ремонт существующего обелиска в сумме 8.690 грн. (шпаклевка, покраска) силами филиала ВГГМК».

Далее, в своем ответе на имя Виктора Сокола 16 апреля нынешнего года главный инженер ВГГМК Александр Лазников указал, в частности, что все ранее взятые обязательства «с участием нашего предприятия будут рассмотрены позднее, при условии улучшения финансового состояния».

Хотя всем понятно: с окончанием 5 сентября 2009 года срока пятилетней аренды «Крымским титаном» Вольногорского горно-металлургического комбината он возвращается в государственную собственность, и не факт, что гендиректор и другие руководители предприятия усидят в своих креслах.

А раз так — то зачем тратить деньги? Кроме того, многочисленные нарушения земельного законодательства руководством комбината вряд ли добавят им авторитета в создаваемой государственной компании «Титан Украины».

Объективно говоря, понимая свою неправоту, руководство ВГГМК было готово перевести на счет сельсовета 55 тыс. гривен, которые, по большому счету, погоды не делали.

Итогом обещаний стала брошенная за пределы малоалександровского памятника-могилы односельчанам одинокая гранитная глыба без таблички — бывший памятник летчикам в селе Дубовое, как немой укор беспринципности.

Бесполезно ловить на слове пьяных и олигархов

В беседе с автором этих строк в середине мая юрист ВГГМК Сергей Савельев подчерк­нул, что руководством комбината, в знак глубокого уважения к защитникам Отечества, уже принято окончательное решение в июле 2009 года завершить все необходимые работы и снять вопрос с повестки дня.

Спустя неделю в телефонном разговоре с Виктором Соколом выяснилось, что никаких обращений в сельсовет со стороны комбината не поступало.

В процессе журналистского расследования конфликта между ВГГМК и Малоалександров­ским сельсоветом неожиданно выяснились совершенно невероятные факты.

Оказывается, ВГГМК до 1981 года являлся засекреченным объектом, решения по которому принимались в закрытом режиме. Начиная с 1981 года, комбинат стал регулярно получать государственные акты земельного отвода, которые никаких возражений не вызывали. Более того, еще в 1971 году был утвержден план развития Верхнеднепров­ского района до 90-го года включительно: «…Верхнеднепровский район в перспективе рассматривается как район развитой горно-добывающей промышленности». А десяток сел Малоалександровского сельсовета, включая Дубовое, вообще объявлялись неперспективными и их жителей планировалось отселить.

Перестройка и последующее обретение Украиной независимости внесли свои коррективы, хотя ВГГМК остался государственным стратегическим предприятием со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Еще 26 февраля 2001 года Малоалександровский сельсовет принял решение о распаевании близлежащих земель. Уже в начале апреля 2000-го года сельсовет, при соответствующем содействии Верхнедне­провской РГА, утвердил схему распаевания.

Сейчас на ВГГМК утверждают, что в результате незаконной приватизации земельных участков государство недополучает налог за использование недр и сбор за геолого-разведочные работы в размере 13 млн. гривен.

Тем не менее, комбинат стал заключать с 2001-го года и по сей день договора на аренду земли с новыми собственниками. Условия договора вызывают массу вопросов.

Например, Андрей Черный, согласно договору (№335 от 27.06.2001 г.) аренды земли площадью 48,12 га, получает ежегодно от комбината 72,180 тонн… рутилового концентрата. На еврорынке это сырье, содержащее 95% титана, стоит от 415 до 540 долларов за тонну. Скажите, а при чем здесь рутиловый концентрат как арендная плата, если по условиям договора аренды (п. 2.1) «земельный участок передается в аренду с целью сельскохозяйственного использования для выращивания сельскохозяйственных культур»? Обычно рассчитываются с пайщиками тем, что выращивается на арендованных землях: пшеницей, кукурузой, подсолнечником.

Между тем «выращивают» там после снятия верхнего слоя земли, самого плодородного чернозема на юго-востоке Украи­ны, руду, которая после соответствующей переработки превращается в стратегическое сырье!

С учетом того, что практиче­ски 90% украинского стратегического титанового сырья имеет экспортную направленность, любопытно, получил ли г-н Черный и другие арендодатели право на ведение внешнеэкономической деятельности?

Но и это еще не все. После выработки земель комбинат их должен рекультивировать, т.е. вернуть в исходное состояние плодородные земли. Комбинат декларирует ежегодный возврат на круги своя 60 га чернозема, что, увы, наблюдается только в бумажных отчетах.

В 2004 году новые хозяева ВГГМК (ЗАО «Крымский титан» — авт.) стали энергично добиваться получения акта горного отвода земли.

В марте 2005 года комбинат в лице ЗАО «Крымский титан» получил на 12 лет горный отвод в размере 2.337,7 га, но этим не удовольствовался. Многочисленные акты проверки соблюдения требований земельного законодательства госинспекции по контролю за использованием земли в Днепропетровской области фиксируют самовольный захват ВГГМК земель.

Например, госинспектор Андрей Прохоров актом от 26 марта 2009 года установил, что «филиалом ВГМК «ЗАО «Крымский Титан» на территории Малоалександровского сельсовета самовольно занято 377,1 га земель, из которых 22,5 га земли государственной собственности, 154,6 га земли приватной собственности».

Одновременно госинспектор указал, что чернозем снимался без специального разрешения. Попутно государственный служащий честно указал, что еще «173 га арендованных комбинатом земель используются филиалом ВГМК «ЗАО «Крымский Титан» не по целевому назначению (сельхозпроизводство — авт.), а для добычи полезных ископаемых со снятием верхнего земельного покрова без специального разрешения».

Андрей Прохоров также определил самовольно захваченные 44,3 га земли, из которых 13,3 находятся в собственно­сти государства, а 31 паи граждан. Там комбинат уже успел приступить к работам, убрав верхний слой чернозема.

По факту другого захвата весьма показательно постановление Днепропетровского апелляционного суда от 28 января 2009 года, в котором говорится, что комбинат в 2008 году самовольно, с отсутствием госакта, занял и начал промышленную разработку 328,4 га земель сельскохозяйственного назначения, из которых 144 га, на основе договоров аренды с пайщиками, обрабатывались фермерским хозяйством «Агрофирма Чумак». В итоге суд запретил комбинату проводить какие-либо действия с землей.

Между тем злые языки утверждают, что с 2001 года Вольногорский ГОК, вопреки отсутствию документов об отводе земли, ведет разработку на землях государственной и частной собственности, пишет письма в Кабмин и судится с владельцами распаеванных земельных участков.

За эти годы комбинат отработал территорию в 550 га, то есть оформление землеотвода и судебные разбирательства ведутся уже по поводу фактически отработанных земель. При этом любой представитель правоохранительных органов имеет все основания остановить работу комбината.

О проблемах комбината знают все соответствующие госструктуры, и, тем не менее, решение вопроса затягивается как на местном, так и на государственном уровне. За то время, пока тянется эта ситуация, комбинат опять подошел к критической точке.

Забавно, но в принятом в октябре прошло года постановлении Днепропетровской ОГА «оперативно помочь предприятию в решении вопроса с землеотводом», речь шла только о помощи в решении вопроса с выделением земель госсобственности, которые предприя­тие должно было получить еще до 2001 года и которые уже давно отработало.

По словам начальника ГУ УМВД Украины в Днепропетровской области генерал-майора милиции Анатолия Науменко, «в апреле 2009 года возбуждено уголовное дело относительно должностных лиц Вольногорского металлургического комбината, которые незаконно использовали полезные ископаемые земли Малышевского месторождения Верхнеднепровского района общей площадью свыше 134 гектаров, чем принесли убытки государству на сумму 1 млн. 223 тыс. грн.».

К слову, различные решения хозяйственных судов по возврату незаконно захваченных Вольногорским металлургическим комбинатом земель государственной и частной собственности попросту игнорируются по «праву сильного». Может быть, уголовное дело создаст прецедент неотвратимости наказания? И, наконец, памятник погибшим летчикам займет подобающее место в мемориале села Малоалександровка?

И, в конце концов, может быть, прокурор области Михаил Косюта приступит к непосредственному выполнению своих прямых обязанностей по контролю за соблюдением законов Украины?

Семен Семенов

Поділитися: