ТБО. Шведский опыт из первых уст

29 травня 2009 о 08:44 - 1764

12 мая 2009 года в помещении «Дома юного техника» состоялся круглый стол, на котором обсуждалась проблема утилизации твёрдых бытовых отходов (ТБО).

Мероприятие было организовано руководителем общественной организации «Людина на Землі» Гускиной Л.Г., в нём приняли участие члены ряда других экологических организаций и движений, журналисты, представители «Приднепровского Центра Чистых Производств». Но самым почётным участником беседы стала гостья из Швеции, сотрудник «Центра устойчивого развития» при Уппсальском Университете Линда Странденхед, которая рассказала о том, что представляет собой их система сбора бытовых отходов.

В Швеции комплекс мероприятий по утилизации ТБО начали разрабатывать в 80-е годы прошлого столетия, когда представители общественных организаций стали акцентировать своё внимание на экологиче­ской проблематике, и эту волну подхватили СМИ. При этом проблема мусора не была доминирующей, она освещалась как одна из многих картин ужасающего состояния природы, будь то уничтожение китов, вырубка лесов и т.п. Подобного рода информационное просвещение во многом повлия­ло на формирование общественного мнения. Люди начали не просто задумываться об этом, у них возник запрос на практическое решение таких проблем. Власти, в свою очередь, попросту начали реагировать на общественное мнение, предложив, например, для решения проблемы мусора систему раздельного сбора отходов.

Система начала вводиться без особой спешки. Для детей, начиная с детских садиков и заканчивая школой, были разработаны специальные обучающие программы, с помощью которых их приобщали к раздельной сортировке отходов. Несколько сложнее было со взрослыми, так как, несмотря на большое количество сторонников раздельного сбора, был немалый процент тех, кто был недоволен такими новшествами. Поэтому социальная реклама, направленная на взрослых, не только информировала о том, как следует проводить раздельный сбор отходов, но она чётко рассказывала о том, почему это нужно делать и какая всем от этого будет польза.

Сейчас система раздельного сбора отходов представляет собой регуляторную политику государства, которую чётко контролируют местные власти. Тем более что имеет место постоянное усложнение системы раздельного сбора. Если раньше отходы делили только по происхождению, т.е. отдельно собирали бумагу, стекло и т.д., то сейчас отходы одного происхождения дополнительно разделяют на фракции. Например, пластик разделяют в зависимости от его плотности и теперь даже разные полиэтиленовые пакеты выбрасываются в разные мусоросборники. По словам Л. Странденхед, несмотря на то, что имеют место определённые экономические рычаги, которые заставляют разделять мусор, всё-таки главной мотивацией является сознательность. Люди осознают важность того, что они делают, и спустя два с лишним десятка лет с момента начала этой кампании уже воспринимают раздельный сбор отходов как должное.

В настоящий момент эта система работает следующим образом. Для Швеции наиболее типичным жильём являются двух­этажные дома на 8-12 квартир. Жители этих квартир сносят отсортированные отходы в специальное помещение, которое может находиться на цокольном этаже либо стоять отдельно во дворе. В этих помещениях стоят баки для разных видов вторсырья, куда жильцы выносят уже раздельно собранные отходы. Только органические отходы, учитывая санитарный аспект, выносят исключительно на улицу и на строго определённое расстояние от дома. Очевидно, отслеживать правильность сортировки домовладений, в которых проживает не более 12 семей, намного легче, чем в многоквартирных домах. Это, по всей видимости, и является одной из причин простоты контроля раздельного сбора, тем более что у каждой семьи свои ёмкости для накопления отходов. Поэтому если кто-то из жильцов начнёт игнорировать раздельный сбор мусора, то вычислить его не составит большого труда. Такой семье придёт соответствующая бумажка с весьма большими цифрами. Но это не штраф, это скорее квитанция по оплате услуг, т.е. если не хочется сортировать мусор — не сортируйте. Но в таком случае нужно заплатить по полной программе тем, кто это будет делать. Если же кто-то отказывается платить, то тогда начинает расти как долг за вывоз мусора, так и пеня за неуплату. В случае длительной неоплаты, человека вносят в чёрный список, и он лишается очень многих возможностей и прав. Например, взять кредит или получить законную страховку (для жителей развитых стран это равносильно катастрофе) и т.д. Однако такие случаи считаются из ряда вон выходящими, потому что каждый швед понимает важность этого дела.

Кроме того, с течением времени система раздельного сбора мусора чисто технологически приняла такую форму, что теперь проще сортировать отходы, чем не сортировать. Невозможно выбросить мусорную смесь по той простой причине, что её попросту некуда выбросить. Некоторые мусорные баки оборудованы только под определённый вид отходов, поэтому, например, сложно протолкнуть консервную банку в ёмкость для сбора полиэтиленовых пакетов.

Весьма интересной и поучительной оказалась информация об организации бизнеса по вывозу и утилизации отходов. Оказывается, в Швеции этой сферой деятельности занимается очень большое количество компаний, и государство очень пристально следит за тем, чтобы не было монополизации этого рынка. Да и вообще в Швеции очень строго с монополиями. Поэтому компании делят между собой вывоз и утилизацию вторсырья. Если переработчики не могут самостоятельно в силу финансовых причин потянуть какие-либо крупные проекты, они, конечно, могут кооперироваться. Но обычно каждая компания занята переработкой какого-то одного вида сырья, т.е. фирма, перерабатывающая бумагу, не занимается переработкой пластика.

На вопрос о специальных аппаратах, которые принимают пустую тару и выдают взамен наличные, Линда ответила, что такие чудеса имеют место, но особого распространения не получили. Обычно такие приспособления стоят в местах историче­ской застройки, где неэстетично размещать мусорные баки. Кроме того, стоимость одной пластиковой бутылки является высокой не потому, что она дорогая, а потому что на неё введён  специальный высокий государственный акциз, чтобы люди были заинтересованы не выбрасывать её, а сдавать на переработку, будь то торговые точки или специальные аппараты.

На вопрос о биоразлагаемой таре Линда ответила, что широкого распространения такой вид упаковки пока не получил. Как мы поняли, вводить её в стране, где никто не выбрасывает мусор где попало, в надежде на то, что он исчезнет сам по себе, не имеет особого смысла.

Наиболее бурную реакцию вызвал следующий факт: несмотря на то, что шведы сортируют отходы, они всё равно платят за их вывоз. Многие у нас в стране думают, что раз фирмы забирают отсортированное сырьё, то тем самым они зарабатывают на нём деньги. Увы, экономические реалии таковы, что реализовать подобную практику невозможно — себестоимость переработки отходов весьма высока. Поэтому шведский опыт говорит о том, что если вы сортируете отходы, то вы платите очень мало (по шведским меркам) за вывоз мусора, а если не сортируете, то платите очень много. Но в любом случае платите. Таковы реалии для тех, кто хочет жить в чистой нормальной стране.

Опыт Швеции — типичный пример гражданского общества, где каждый понимает, что его личная ответственность важна для всех и что только вместе можно решать те или иные проблемы. Тем самым развеивается ещё один миф о том, что в Западной Европе преобладает индивидуализм, а у нас коллективизм. Скорее наоборот. Просто мы ошибочно называем коллективизмом наш стадный инстинкт. Так что хорошему всегда стоит поучиться, тем более что учиться никогда не поздно.

Отзывы на статью можно прислать на e-mail: ecologist@ukr.net

Алексей Бурковский

Поділитися: