Крик сосны на лужайке

22 травня 2009 о 08:40 - 1306

В знак развенчания мифа о том, что Днепропетровск — город не литературный, у нас состоялся уже четвертый международный литературный фестиваль «Крик на лужайке», который объединил поэтов из Москвы, Питера, Киева, Кривого Рога, Днепропетровска, Харькова, Николаева и даже Марокко совместным духом и перегаром творчества. Москвичам в этом году не повезло — они с большим скрипом слушали фашистские лозунги харьковского поэта Мультфильма Гагарина, а во время ночного исследования Днепропетровска Света Литвак умудрилась потерять обратный билет, а Николай Байтов провалился в люк, сломав руку. Впрочем, проверку на вшивость украинско-российская дружба успешно прошла в хуторе Галушковка, где участники фестиваля получили в руки арбалеты, луки, ножи и плетки, но стреляли все-таки не друг по другу, а по мишеням. Интернацио­нальную дружбу закрепили тут же: традиционными украинскими варениками со сметаной, борщом и конечно горилкой. В общем, двухдневным фестивалем все остались довольны.

На одной из литплощадок первого дня на вопросы нашего журналиста ответил яркий московский поэт Алексей Сосна. Мы перехватили его сразу после выступления.

 

— Ваша манера читать напоминает Бродского…

— Нет. Бродский читал так: «Я входил вместо дикого зверя в клетку, выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке, жил у моря, играл в рулетку, обедал черт знает с кем во фраке…» (читает стихи Бродского абсолютно таким же голосом, какой был у автора — авт.). Это все-таки немножко не такая манера, как у меня.  

— Как впечатления от Украины?

— Тут посвободней, чем в России.

— В каком смысле?

— Такое ощущение, что здесь не поставлены все точки над «ё», что здесь некое броу­новское движение, некий хаос, который положительного свойства, который в конечном счете оставляет гражданам надежду на какие-то положительные альтернативы. В России все шары уже положены в лузу, стоит большая пирамида из этих шаров, отыгранных уже, апофеоз шаров. И никаких зазоров на ближайшие лет двенадцать… плюс пять… на ближайшие восемнадцать лет никаких перспектив.

— Печально…

— Нет, почему? Человеку всегда остается внутренняя свобода, о которой говорил Пушкин, остается свобода, искусство, любовь. Так что ничего. Они параллельны, отчасти.

Хотя, конечно, противно.

— А в литературном плане какой уровень украинских поэтов, в т.ч. участников фестиваля?

— Уровень украинских авторов очень высок. Я не вижу, честно говоря, разницы в уровне между Украиной и Россией. Здесь замечательные поэты, и художники, и авторы вообще. Саша Кабанов, например, извест­ный украинский поэт… Максим Бородин, он визуально создает ряды совершенно потрясающе, и тексты… Так что я думаю, что в Украине все отлично с этим делом.

— Вы на «Крике на лужайке» уже второй раз. Какие впечатления остались от прошлогоднего фестиваля?

— Вы знаете, фестиваль растет. Самое главное определить параметры роста. Он не должен перерасти во что-то пафосное, официозное. Я бы сказал, что это пространство, в котором мы сейчас выступаем (беседа происходила в кафе ProJazz — авт.), оно даже избыточное. Лучше, если бы это была какая-то камерная площадка типа библиотеки, с коммерциональными слушателями, с людьми, которые пришли не послушать джаз и выпить текилы, а все-таки погруженными в литературные проблемы.

— Насколько благозвучен украинский язык для написания текстов?

— Потрясающий язык, баснословный. Единственно что, мне кажется, что какие-то социокультурные эксперименты с переводом Гоголя на украинский — это нонсенс, мне кажется, что это перегиб, абсурд. Если кинотеатры делают сбор на переводе какой-нибудь киноклассики на украинский язык, то почему бы нет? А если же не делают сбор, то не из-за перевода ли на украинский? Я думаю, что тут нужно предоставить свободу и избавить это дело от идеологии. Чем меньше идеологии, чем меньше провокативных заявлений даже не политиков, а чиновников от власти, которые играют в свои какие-то мелкие карты, ориентируясь на аморфное большинство населения, тем лучше. Это аморфное большинство есть в любой стране мира, и в Украине, и в России, и на Западе, просто пределы его аморфности разные: у нас одни, у вас пока еще другие, дай Бог, чтобы они были другими, на Западе — третьи. Там какие-то закручивания гаек, там мгновенно это аморфное большинство восстает, бунтует и становится активной частью населения. Но страны прошли определенный путь политической культуры. Хотя понятно, такие истории, как во Франции… бомбеж автомобилей и так далее… это явление унитарного солнечного цикла — дай Бог, чтобы здесь никогда такого не было. Лучше пусть висят эти кровососы, чем будут гибнуть люди.

— Вы, наверное, слышали о ситуации вокруг нашей комиссии по морали. Есть ли подобные комиссии в России?

 — В России время от времени разными людьми делаются попытки создать какие-то критерии, ими же разработанные и ими же контролируемые. Сейчас пытаются взять под тотальный контроль Интернет. Насколько это  позволит общество — настолько это будет возможно. Общество в состоянии само отрегулировать, определить. Создавать любые комиссии — это просто плодить число негодяев, которые будут от этого получать если не реальные доходы, то политические дивиденды, которые также потом превращаются в омерзительное бабло.

— Должен ли писатель воспитывать общество, или…

— Писатель никому ничего не должен. Он должен создавать произведение искусства. Чем будет больше произведений искусства, тем больше оно будет воспитывать, отображать, не прямо решая эту задачу, а физическим образом. Потому что подлинное вдохновение всегда связано с духовной вертикалью и все, что создано хорошим художником, хорошим поэтом, хорошим актером — это увеличение количества добра в мире. Это еще не молитва, но уже отчасти сродни.

— Возможно ли научиться быть писателем или поэтом? Или это дано свыше?

— Есть знаменитое латинское выражение: «Ораторами становятся, поэтами рождаются». Я думаю, что нужно получить какие-то шансы, а потом уже их использовать, если это возможно.

— Насколько важны подобные фестивали и литературные движения?

— Абсолютно важны! Фантастически важны! Международные особенно. После таких контактов, кто бы что бы тебе ни пел… всякие политические утки о том, что происходит на Украине, ты видишь живые человеческие глаза и понятно, что любой конфликт можно погасить стаканом доброй украинской горилки.

Татьяна Гонченко

Поділитися: