Право на доступ

15 травня 2009 о 09:03 - 1562

Прибрежные зоны и мелководья являются одними из самых богатых на биологическое разнообразие природных комплексов. Но, к сожалению, в последнее время над такими территориями нависла угроза тотального уничтожения.

 

Все прибрежные территории возле водоёмов (рек, озёр, водохранилищ) выполняют ряд важных природоохранных функций. Они способствуют благоприятному водному режиму, предупреждают разрушение береговой линии в результате эрозии почвы, регулируют колебания водного стока. Прибрежные территории являются местом проживания многих видов растений и животных, в том числе основным местом гнездования большинства водоплавающих птиц.

Прибрежные территории подразделяются на две основных группы. Первая, более обширная, представляет собой водозащитную зону, на которой ограничивается хозяйственная деятельность. Вторая, меньшая по площади и являющаяся частью первой, это непосредственно прибрежная территория, называемая прибрежной защитной полосой. На территории защитной полосы хозяйственная деятельность ограничивается значительно строже, чем в прибрежной зоне. Но именно защитная полоса является наиболее привлекательной территорией для застройщиков.

Согласно Водному кодексу Украины, в прибрежных защитных полосах вдоль рек, около водоёмов и на островах запрещается:

— cтроительство любых сооружений (кроме гидротехнических), в том числе баз отдыха, дач, гаражей и стоянок автомобилей;

— распахивание земель (кроме подготовки почвы под залужение и залесение), садоводство и огородничество;

— хранение и применение пестицидов;

— мытьё и обслуживание транспортных средств и техники;

— создание свалок, навозохранилищ, накопителей редких и твёрдых промышленных отходов, кладбищ, скотомогильников и т.д. (ч.ч. 1, 2 ст. 61 Земельного кодекса и ст. 89 Водного кодекса Украины — авт.).

Поэтому очевидно, что даже сооружение каких-то государственных объектов, не говоря уже о частном жилищном строительстве, на таких территориях запрещено. Чётко даёт понять ст. 89 Водного кодекса и о том, что должно быть с объектами, которые нарушают указанные нормы: «Непригодные сооружения, а также те, которые не соответствуют установленному режиму хозяйствования, подлежат вынесению с прибрежных защитных полос».

Природоохранные зоны и защитные береговые полосы возникли не случайно. Уже в конце 60-х годов прошлого века возникли проблемы с регламентацией хозяйственной деятельности прибрежных территорий, что требовало создания определённой законодательной базы. В 1970 году в Украине была законодательно определена категория земель водного фонда. В 1989 году градо­строительные нормы уже включали вопросы организации водоохранных зон вдоль берегов, их размеры, определялся регламент и правила их застройки. Фактически потребность установления прибрежных защитных полос возникла в период их застройки. Смутные времена начала 90-х годов подтолкнули законодателей (и в этом им нужно отдать должное) к более чёткому регулированию вопросов застройки и антропогенной деятельности в прибрежной защитной полосе. В результате этого в 1992 году были утверждены Государственные строительные нормы. Они чётко определяют прибрежные защитные полосы, в зависимости от длины рек, в следующих параметрах. Для рек длиной до 50 км прибрежная защитная полоса составляет не менее 20 м, для рек от 50 до 100 км — не менее 50 м, для рек длиной более 100 км « не менее 100 м. Вдоль водоёмов защитная полоса составляет не менее 20 м.

В 1995 году эти нормы были фактически продублированы в Водном кодексе с некоторыми корректировками. Для малых рек защитную полосу увеличили с 20 до 25 м, для малых водоёмов и озёр (до 3 га) прибрежная защитная полоса составила не менее 25 м, для средних — не менее 50 м, и для крупных — не менее 100 м. В 2001 г. эти же нормы были продублированы в Земельном кодексе Украины.

Закон, как известно, обратной силы не имеет, хотя у экологов, в силу чрезвычайной сложности сложившейся экологической ситуации, может быть своё мнение на этот счёт. Как бы то ни было, с юридической точки зрения вся застройка прибрежной защитной полосы, осуществлённая до 1992 г., регламентируется теми правовыми нормами, которые были приняты ранее этой даты.

Некоторые застройщики пытаются на­йти в законодательстве лазейку, когда осуществляют строительство вне населённых пунктов, ссылаясь на то, что на такой территории режим прибрежной защитной полосы якобы официально не определён. Однако застройка такого участка с точки зрения законодательства всё равно невозможна из-за необходимости официального отведения такого участка в собственность или пользование для тех целей, которые запрещает Водной кодекс, а значит, регламент режима водозащитной прибрежной полосы возникнет автоматически.

Но массовая застройка защитных зон продолжается. Это приводит к вымиранию прибрежной естественной флоры и фауны как в результате прямого, так и в результате косвенного воздействия. Те же птицы попросту не в состоянии вывести потомство на территории, которая занята пляжами, пристанями для катеров, беседками и прочим незаконным самостроем. Данная угроза достигла уже таких масштабов, что даже простому смертному нет доступа к общей береговой линии. Нельзя просто прийти и посидеть у воды, потому что кучка наглецов совершила самозахват береговой линии и провозгласила эту территорию своей собственностью.

Если проанализировать ситуацию, то сам по себе напрашивается следующий вывод: не может быть частной собственностью то, что изначально частной собственностью быть не может. Если территория не является заповедной или на ней не расположен законный гидротехнический объект, то по идее каждый гражданин имеет право свободно, без всяких разрешений пребывать на территории прибрежной защитной полосы в пределах от 25 до 100 м от берега (в зависимости от категории водоёма) и вне зависимости от того, застроена она кем-то или нет. И если кого-то попытаются выдворить с этой территории, то выходит, что это может трактоваться как самоуправство. Ведь нарушитель не тот, кто гуляет по берегу, а тот, кто его застраивает. Наши власти, конечно же, закрывают глаза на подобную проблему. Но достаточно создать несколько громких прецедентов с массовыми прогулками по незаконно захваченным землям, достаточно сравнять бульдозером (на абсолютно законных основаниях, подчеркиваю) всего несколько особняков в пределах защитной полосы — и право на доступ к берегу получит каждый. Для этого нужно только одно: волевое усилие, а законодательная база уже есть.

Существует ещё одна проблема, которая может возникнуть в результате незаконной застройки. Предположим, что в результате буйства стихии какая-то часть незаконных строений будет разрушена. В таком случае становится очевидным, что государство не должно выплачивать таким «пострадавшим» никаких денежных компенсаций за счёт бюджета, который формируют все. Народ не обязан оплачивать чужую преступную роскошь. То же самое касается страховых компаний. Для них самозахват земли и её незаконная застройка может оказаться весомым аргументом для отказа по страховым выплатам.

Мы не должны относиться к таким явлениям терпимо. Преступная роскошь и каприз, уничтожающие природу и попирающие права большинства людей, должны быть пресечены посредством тотального законного сноса незаконно возведённых объектов строительства в пределах прибрежных защитных полос. То же самое касается любой другой незаконной застройки в лесах, заказниках, заповедниках и т.д. Причём для всех будет лучше, если сделать это как можно раньше и на законных основаниях. Если процесс преступного само­захвата не остановить сегодня, то завтра большинству людей не то, что негде будет возле воды отдохнуть. Но послезавтра может сложиться такая ситуация, когда чаша терпения и гнева большинства может переполниться и тогда застройщики и владельцы такой недвижимости первыми пожалеют, что сами объявили себя вне закона… 

Отзывы на статью можно прислать на ecologist@ukr.net

Алексей Бурковский

Поділитися: